El día que dejamos de bailar. 2013

Испанский певец Рафаэль Испанский певец Рафаэль Испанский певец Рафаэль Испанский певец Рафаэль Испанский певец Рафаэль Испанский певец Рафаэль Испанский певец Рафаэль

ДЕНЬ, КОГДА МЫ ПЕРЕСТАЛИ ТАНЦЕВАТЬ. 2013

Все когда-то случается в первый раз. И то, что публика усаживается в кресла, чтобы послушать концерт певца – не серьезного певца, и не в опере. Не думайте, что так было всегда и считалось нормальным. Напротив, чтобы добиться этого, потребовалась изрядная смелость и умение рисковать. И, как и во многом другом, именно Рафаэль стал провозвестником этой идеи,  которую он реализовал и воплотил в жизнь в популярной испанской музыке.  Рафаэль – это нечто вроде библии мира эстрады,  с притчами, которые учат тому, что надо делать, а также тому, чего делать не надо.

Испанский певец Рафаэль Испанский певец Рафаэль Испанский певец Рафаэль Испанский певец Рафаэль Испанский певец Рафаэль Испанский певец Рафаэль Испанский певец Рафаэль

Сегодня нам представляется нормальным и обыденным делом покупать билеты на концерт. Но до Рафаэля концертов как таковых не существовало: даже то, что так стали назвать  выступление певца, не имеющего отношения к опере (ранее это были просто «представления») являлось признанием того,  как сам Рафаэль воспринимал тогдашнюю так называемую легкую музыку. Пока артисты исполняли вживую свой репертуар, публика танцевала. Это были крунеры. Не ходя далеко за примером – моя собственная мать дала мне доказательство, которое доступно любому, кто решит проверить его.  Моя мать всегда мне рассказывала,  что так делали, когда Мачин выступал в программе в Кристине или в садах Билиндо. Танцевали под Хосе Гуардиолу, танцевали под  Dúo Dinámico. До тех пор, пока не появился Рафаэль и не усадил всех.  Закончилось то, что происходило с Мачином,  Хорхе Сепульведой и Бонетом де Сан Педро. Он сказал, что если кто-то хочет потанцевать, когда он поет, пусть заводит проигрыватель. Он решил, что когда он станет петь, публика должна будет слушать его.  Она должна будет сидеть в креслах, как сидит на бельканто или на спектаклях, где исполняют коплас.  И в ноябрьский вечер 1965 года он, очертя голову,  решился на это.

 Испанский певец Рафаэль Испанский певец Рафаэль Испанский певец Рафаэль

Обычно все нововведения идут против общепринятых норм. Это пришлось делать и артисту из Линареса, в одиночку принявшему это решение,  которое не одобрил даже его тогдашний клан. Он сделал это в театре Сарсуэла, в день, когда у танцовщика Антонио и его труппы был перерыв,  и поставил все на одну карту – что он выступит перед публикой и представителями СМИ на беспрецедентном испытании, которое, казалось, больше похоже на выступление не певца, а тореро, который в одиночку выходит против шести быков. Никто в него не верил. Ну, не то, чтобы никто. Справедливости ради, вспоминая уже ушедшего от нас человека, который все-таки лично поддержал артиста в его  печальном головокружительном одиночестве, надо сказать, что в него поверила диктор из Сарагосы по имени Ана Мариньосо, с которой он познакомился во время цикла выступлений в Cancela - концертном зале в столице Арагона. Но за исключением этой женщины все остальные хватались за голову:

- Мальчик сошел с ума? Он будет петь три часа и слушатели будут сидеть?  Где это видано, чтобы они столько выдержали?  Он думает, что это лондонская филармония?  Черт возьми, кем этот субъект себя считает?

Рафаэль Рафаэль Рафаэль Рафаэль Рафаэль Рафаэль Рафаэль Рафаэль Рафаэль Рафаэль Рафаэль Рафаэль

Он считал себя РАФАЭЛЕМ. Он был уверен, более чем уверен в том, что он РАФАЭЛЬ, что он станет РАФАЭЛЕМ,  и что на протяжении пятидесяти  с лишним лет он будет  РАФАЭЛЕМ.

Последние поколения родились со множеством понятий, словно установленных свыше,  а потому кажущихся им совершенно естественными,  словно так ведется с начала времен. Но все, что они имеют сегодня, несомненно, был создано в прошлые эпохи. Та далекая мадридская ночь 1965 года навсегда изменила  возможности и направление развития испанских певцов. Он облачил современную музыку в протокольные одеяния.  Рафаэль усадил публику, которая теперь поднималась только  затем, чтобы с истинным пылом  и коллективным безумством стоя аплодировать этому незабываемому выступлению, заложившему основу нового способа выступать вживую, который был принят в мире испанской эстрады.  И разумеется, Рафаэль открыл для самого себя  образ жизни – успех, который продолжается до наших дней.  Мы перестали танцевать.

Хосе Мария Фуэртес
13.05.2013
www.sevillapress.com
Перевод А.И.Кучан

Опубликовано  14.05.2013