Raphael y Natalia esperan un hijo. 1973

испанский певец Рафаэль

РАФАЭЛЬ И НАТАЛЬЯ ЖДУТ РЕБЕНКА. 1973

Эксклюзив: Рафаэль и Наталья показывают свой дом журналу Ritmo.  Бывшая рабочая студия певца сегодня стала временным «гнездышком» супругов.

Планы на 1973: два фильма, выступления в США и Пуэрто-Рико, концерты в Токио, Мадриде и Барселоне, и марафон по всей Испании.

Есть знаменитости, имена которых пишут заглавными буквами, и такие, кого пишут строчными. Есть такие, кто всегда готов открыть свои двери, и те, кто не намерен позволить никому узнать, как они живут у себя дома. В Наталии и Рафаэле есть всего понемногу, но в отношении последнего они больше стараются как-нибудь увильнуть, чем прямо отказать в приеме; но в итоге они поняли, что скорее любовь, чем любопытство (нормальное в таком случае любопытство) подвигло аудиторию журнала Ritmo попытаться узнать что-нибудь об их жизни сейчас, после женитьбы.

Дверь нам открыла Наталия Фигероа де Мартос. Сейчас шесть вечера, и Рафаэль только что пришел, усталый и «промерзший до костей» после дня съемок ленты «Volvere a nacer». Это название фильма, в котором он теперь играет, и где он исполняет только одну песню – это важное испытание, где можно будет оценить его как актера во всем его объеме, и он надеется выйти из него с честью.

Очень мало выпадает моментов, когда Наталия и Рафаэль могут наслаждаться собственной жизнью в их нынешнем жилище - сейчас это ни что иное, как рабочая студия певца, изысканно декорированная в соответствии с личными вкусами супругов.

«Мы в восторге от этой квартиры»

«Личная жизнь, - говорит нам с улыбкой «Эль-Ниньо», - означает, если верить словарю, персональную, обычно скрытую, часть занятий и проектов человека или семьи».

В самом деле, надо относиться к ней с уважением, но оказавшись в их доме на улице Мария де Молина, мы рвемся сфотографировать все, и хотим отметить тут великодушие супругов, позволивших нам проиллюстрировать всю новость.

Прошло шесть месяцев после шумихи вокруг тайной свадьбы. Сейчас все мирно и спокойно, и мы можем встретиться с Наталией и Рафаэлем и побеседовать. Это была стремительная помолвка и даже с ссорами.

«Было бы очень правильно сказать, что теперь мы сожалеем о тех моментах размолвок между Рафаэлем и мной, но правда заключается в том, что «те события» чему-то да послужили».

Они дали нам важнейший опыт для совместной жизни; жить вместе очень трудно, для этого достаточно каждое утро предаваться следующим размышлениям: сегодня я должен сделать другого человека счастливым», - признается Рафаэль.

Слова обоих очень искренни. Наталия даже говорит нам, что, принимая во внимание интенсивную работу ее мужа, она думала, что совместная жизнь будет полна сложностей, возникающих из-за раздражения, потому что он живет в постоянном напряжении.

«Я никогда не подозревала, что у Рафаэля такой хороший характер; он умеет сделать счастливыми тех, кто живет рядом с ним».

У Наталии тоже хороший характер, хотя она признается, что иногда у нее бывает плохое настроение. И у них много друзей, которым они хотели бы уделять больше времени, чем они реально располагают. Взаимное отождествление супругов достигло такого уровня, что прежние компании близких друзей каждого из них стали их общими друзьями. 

- Когда вы переедете в ваше постоянное жилище?

Они переглядываются и улыбаются. Похоже, Наталия хочет спросить своего мужа, может ли она дать откровенный ответ. Он выражает одобрение.

«Я очарована этой квартирой; мне будет очень жаль уехать отсюда… и очень лень; она очень удобная, маленькая, если хочешь, но меня она приводит в восторг. Мы уедем примерно через полтора года».

Тем временем Рафаэль ушел в свой кабинет, чтобы принести и показать нам схематический план будущей резиденции супругов Мартос в Монтепринсипе, что неподалеку от Сомосагуас.

«Сейчас, в январе, мы начнем строительные работы. Архитектор Мансанарес – мексиканец, он наш близкий друг, в качестве свадебного подарка он вручил нам проект дома и планы.

«Мне хотелось бы иметь четверых детей»

Мы много раз говорили о том, каким будет этот дом; все будет так, как решил Рафаэль, но я бы никогда не покинула это жилище. Здесь все исполнено для меня особого очарования, - вдохновенно говорит Наталья.

 Приятно услышать спонтанные заявления обоих – в вопросах почти нет необходимости. Это беседа, дружеская болтовня, в которой всплывают разные темы. Например: Наталья выдвигает теорию, что у многих людей сложилось неверное представление о личности кумира Рафаэля, что они видят его на пьедестале или в выставочной витрине. А мы, те, кто отличен его дружбой, знаем, что Рафаэль – простой человек, наделенный завидными благородством и великодушием. Но с ним трудно сблизиться.

- Наталия, он изменился после свадьбы?

«Знаешь, было бы очень печально, если бы человек не эволюционировал, но с ним все иначе; с того момента, как мы поженились, я имею в виду время, когда я с ним познакомилась, больше пяти лет назад, в нем, понятно, произошли приятные изменения!»

«Рафаэль, - вступает он в беседу, - душой точно такой же, каким был, когда я его «изобрел» десять лет назад».

- Как вы провели Рождество?

«Мы хотели провести его Нью-Йорке, - отвечает он, - но съемки «Volvere a nacer» задержались на две недели и сорвали наши планы, мы провели его здесь, со всей семьей. Вдобавок так я сумел закончить свою книгу «Десять лет и один день», в которой недоставало нескольких последних штрихов. Я хочу, чтобы она вышла в свет в апреле».

Наталия не знала об этой литературной страсти ее супруга. Она очень удивлена и постоянно вдохновляет его в его работе.

- Наталия, когда выйдет твоя новая книга?

«Точно в октябре этого года, в ней будут иллюстрации Минготе и немного от замысла предыдущей («Tipos de ahora mismo»), следующая книга будет основана на ежедневном опыте, на том, что часто случается в жизни.

 Сейчас Наталия, немного уставшая от своей общественной жизни, порой несколько удручавшей ее в последние годы холостяцкого существования, больше часов проводит дома. Она пишет интенсивней, чем раньше. Без мужа ее уже не тянет так, как раньше, бывать на коктейлях, премьерах и концертах.

- А когда у вас появится ваш первый ребенок?

Предупреждающая пауза, в которой снова возникает тема закрытости личной жизни. Рафаэль, не желая ни избегать этой темы, ни говорить о ней откровенно, нарушает молчание, чтобы сказать: «Мы не должны и не будем должны ни о чем объявлять публично. Бог делает так, что такие вещи становятся заметными». И оба смеются.

- Наталии хотелось бы иметь четверых детей. А тебе?

«Столько же…что я тут могу поделать!

Своего первого сына он хотел бы назвать Хакобо. А если будет девочка – Алехандра или Белен. Но сейчас они не хотят больше говорить на эту тему. Возможно, они боятся признаться публично, что это событие уже замаячило на горизонте? Мы уважаем их молчание и понимаем его, но…

???

Заговорщицкие взгляды. Скрываемые улыбки и даже легкий стыдливый румянец у обоих. К нашему удивлению, кажется, что они чувствуют себя виноватыми в том, что хранят про себя секрет, который так и просится наружу.

«Да, мы ждем сына или дочь. Нам все, равно, потому что, кто бы это ни был, он наполнит нас радостью». Ответ дали оба одновременно. У них взаимопонимание и любовь.

Х.Л. Урибарри
Январь 1973
Ritmo de la juventud
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 08.07.2016