Та инвалидная коляска на мосту. 1957

AQUEL SILLON DE RUEDAS EN EL PUENTE. 1957

Семнадцатилетняя писательница Наталия де Фигероа и Гамбоа принадлежит к новому поколению девушек, «которые стремятся сделать что-то в жизни» и которые не довольствуются прогулкой по улице Серрано, чтобы поймать в сети хорошего мужа.

Natalia Figueroa

Наталия Фигероа и Гамбоа. 1956

Пылкая поклонница Хуана Рамона Хименеса, Наталия получила в наследство талант писательницы от своего дедушки Графа Романонеса и своего отца, писателя Агустина де Фигероа.

В нескольких Камерных Театрах, особенно в «La Карбонера» преуспевающего режиссера Пьедад Салас, она оставила очевидный след как успешная актриса. Журналистка по призванию, она создала, пишет, выпускает и руководит, без чьей-либо помощи, еженедельным журналом так, что ничего не остается, как позавидовать интересным публикациям.

Ее личность оказалась такой характерной, что мы умышленно устранились, чтобы предоставить нашему читателю все прилагательные. Мы искренне думаем, что настоящая ценность не нуждается в похвалах.

Среди ее рассказов мы выбрали для публикации этот, который называется «Та инвалидная коляска».

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес биография

Было воскресенье.
Звучали старые колокола.
Народ проснулся и ходил туда сюда голосистый, радостный, одетый в красные и синие праздничные одежды...
Светило солнце. Все шли на мессу.
(Звучали колокола, старые...)

Он был на мосту: что он чувствовал, внутри? - там, над людьми, сидящий в инвалидной коляске. Он был очень молод... Ноги его были покрыты одеялом. У него были черные волосы и суровое выражение...

Под мостом, скрежеща болью и железом, прошел поезд, и парализованный закрыл лицо руками, потому что его глаза блуждали затуманенным взором, теряясь в бедной равнине...

Но инвалидная коляска оставалась прикованной там, одиноко крича, пока внизу, в поселке, было воскресенье... Какая горечь, горечь души парализованного юноши..! Как холодны его руки, тоскливо сжимающие перила! (Звучали, звучали колокола...)

Двое мужчин встретились неподалеку и исчезли...

- Очень поздно. Меня ждут ...
- Потом, потанцуем. Сегодня воскресенье...

А его, кто ждал его?
(Сколько всего говорили ветру колокола со своей старой колокольни!)

Вновь прошел поезд, и глаза парализованного вновь потерялись далеко...
А его, кто ждал его?.

Темно-зеленые поля изрыты грязными проходами. Одиночество... Черные рельсы...
Неблагодарные птицы летают и летают...

Ах, парализованный! Как хотелось побежать к тебе! Как хотелось защитить твое воскресение от людей! Как хотелось расплавить колокола! Как хотелось толкнуть твою коляску вслед за поездом...! А я не знаю твоего имени… (Ах, парализованный! Какая ужасная боль - боль твоих рук в моей душе...!.

Я хотела бы ждать тебя... Я хотела бы подняться из поселка, одетая во все красное, чтобы остаться с тобой и дать тебе хотя бы один день праздника. Одетая во все красное!...)

Пока машина удалялась по шоссе, я посмотрела в последний раз на мост. И я увидела ту сцену в последний раз... В последний раз...

Уже далеко царил над поселком большой железный мост. И приклеенная к перилам инвалидная коляска, с душой и двумя черными глазами, которые смотрели и смотрели в даль, в угольную грязь...

(Прощай, парализованный, прощай... Я не смогла одеться в красное...)
Было воскресенье, воскресенье... Они замолчали, умершие колокола.

Наталия Фигероа

P.S. Парализованный, мост и колокола были в Вильяверде Альто, однажды утром в воскресенье.

27.07.1957
Перевод Люсии
Опубликовано 16.04.2011