Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día

Raphael cada día

21.01.2016

Честный четверг с Милой Менесес


Рождественские размышления наедине со всеми

Первый месяц зимы в наших краях Нижней Саксонии только во второй своей половине дождался с небес снега!

Местные жители к снегу не привычны. Некоторым вообще свойственно тяготиться любой погодой: они просто любят поворчать, какой бы она ни была.

ИзображениеНо большинство жителей здесь привыкли использовать такие моменты, чтобы активно провести теперь своё свободное время, становясь на лыжи и коньки, выходя на озеро.

Люди собираются в местах, где веселое общение дарует массу замечательых эмоций, даруя замечательное развлечение и смену обстановки в повседневной рутине жизни.

Одним из таких точек для встреч считается общественный культурный центр города, который носит название Машзее. 

В парках или аллеях обязательно устраиваются птичьи кормушки. Дело в том, что -10 (холод, по российским масштабам, весьма слабенький), здесь считается сильным морозом, при котором пернатым, проживающим около людей, нужна серьезная помощь. И обыватели не жалеют времени для того, чтобы отправиться в парки и выполнить обязанности, которые они добровольно взяли на себя.

Такая зима в здешних краях бывает не слишком часто и длится совсем недолго, поэтому наслаждаются такой погодой не только люди, но и домашние питомцы, которые радостно сопровождают своих хозяев на прогулках, отдаваясь играм словно маленькие дети.

Никто не знает, сколько продлится эта зимняя сказка. Но пока природа дарит потрясающей красоты виды. Все деревья припорошило снегом, и ветви деревьев, местами прогнувшись к земле под тяжестью, создают удивительные, подлинно рождественсские картины.

И пусть эта жизнь проходит за моим окном, я искренне радуюсь, разглядывая фотографии и смотрю на то, с какой радостью каждый день возвращается с прогулки наш пёс-боксёр Чарли.

Бывает, что тяжёлые времена затягиваются надолго... А что делать, если улучшения упрямо не наступает? Можно упорно, до умопомрачения, продолжать притягивать позитив - поверьте, гарантии в том, что это дело увенчается успехом, - увы! - не так уж много... Можно искренне верить в исцеление (такой опыт был в моей жизни), повторяя молитву, как мантру, и размышляя исключительно о выздоровлении. Но до сих пор я убеждена, что подлинное выздоровление может прийти при условиях одновременно и зависящих и независящих от человека.

Так что же делать, пока таких положительных сдвигов не происходит? Я принимаю простое решение - просто жить! Жить в настоящем, принимая себя и обстоятельства, лелея мечту и строя планы, выходя за круг собственных проблем и участвуя в жизни других, пусть немногих, людей.

В моём настоящем есть место злости, как реакции на беспомощность, присутствует также и зависть, опять-таки, замешанная на моей изоляции, и эти чувства говорят о том, что я несовершенный человек. Но, обнаруживая все это в себе, я прощаюсь с ним и обращаю взор на те моменты, которые даруют счастье. Поверьте, мне есть за что быть благодарной.

Ведь, верим мы в Бога или нет, Он существует, каким бы Его не представляли, и Он есть такой, как Он есть. Мы ищем и часто придумываем свои пути к Богу, а Он предлагает Свой путь и очень хочет иметь с каждым из нас личные отношения. А какими бывают пути человеческие?

Хочу вернуться немного назад, когда после начала перестройки в стране наступила свобода и популярность разных видов оккультных практик, но также и благовестия. Стало возможным открыто говорить и слышать о Боге. Казалось, что в это время за веру в Бога уже никого не преследовали и преследовать не могли. И вэтот момент моя жизнь стала стремительно меняться...

Я тогда и представить не могла, как давно мой муж принял решение освободиться от меня. Хотя, наверное, я просто боялась замечать, как он все чаще стал жаловаться знакомым на мое периодическое пребывание в больнице, как бурно хвалил при мне, знакомых женщин и делал это так, как будто я была самой плохой хозяйкой, что, по мнению окружающих, никак не соответсвовало действительности.

Ему довольно легко удавалось найти повод, который мог быть любым, чтобы просто начать выгонять меня из дома. Сначала ему было достаточно обнаружить у меня сигарету, чтобы заставить складывать вещи. Так, в нашем доме появились картонные ящики, поскольку он был совершенно уверен, что я уйду к родителям. Впрочем, иногда ему нужно было сыграть образ семейного человека, и тогда он снова становился очаровательным и обходительным, и у меня зарождалась надежда, что всё будет хорошо. Но как только мы переступали порог своего дома, он снова превращался в холодного, безразличного и абсолютно чужого человека. 

Мало кто из соседей и друзей верил мне: ведь все видели прежнего заботливого и занимающегося ради семьи своим делом мужчину. Никто не знал, что он не давал мне денег и даже не покупал продуктов в дом, потому что питался за его пределами. А приезжая из Польши, выкладывал всё привезённое у себя в гараже на стеллажах. Однажды я случайно, подняв трубку телефона в доме, услышала разговор с параллельного телефона в гараже: «У тебя есть что-то поесть? - спрашивал голос, принадлежавший тогда ещё моему мужу у какой-то женщины, - а впрочем, я привезу всё с собой». Этого было достаточно, чтобы меня несколько дней колотило. И так хотелось кому-нибудь излить душу!

Но я была счастлива, если мне удавалось вырваться в воскресенье в церковь. Слушать проповеди для меня означало глотнуть живящей воды, получив объяснение тому, что со мной происходит, или совет, как поступить. Не даром в книге Притч 16:24 записано: "Приятная речь - сотовый мёд, сладка для души и целебна для костей". Когда слушала, что Бог меня любит, я со слезами на глазах верила этому и по всякому поводу обращалась к Нему.

Возвращаясь из церкви, молилась, чтобы мужа не было ещё дома: у меня был страх перед его монотонными допросами и наказаниями, которые он придумывал (я - чувствительная натура, и даже грубое слово для меня равно насилию и унижению).

Однажды ему стало известно, что я хожу в церковь, и старшая дочь нашла там друзей. Гнев его усилился так, что он стал контролировать наше пребывание в доме своими неожиданными грозными набегами. Если же он меня не заставал дома, то требовал точного отчёта и доказательств того, где я была.

Для того, чтобы старшая дочь не возвращалась одна домой, в определённые дни я ходила с ней на занятия библейской школы. Это не были уроки, где по чьим-то толкованиям объяснялась Библия. Но это были занятия по герменевтике - науке, которая учит толковать Библию с помощью самой себя или, иными словами, как находить ответы в Библии. И экзегетике, науке о применении понятого из Писания на практике. Мне нравилось, узнавать много нового и удивительного, тем более, что это было напрямую связано с тем, что я переживала. Ведь я всегда мечтала читать и понимать Библию! Позже мне стало известно, что в церкви есть детская воскресная школа, молодёжные группы для общения и обучение для взрослых.

Со временем я узнала также, что по Писанию, человек, обратившийся к Богу подтверждает своё принятие Иисуса Христа перед видимым миром, принимая водное крещение. И я приняла решение о крещении. Но для этого нужно было пройти обучение, чтобы вполне понимать значение этого таинства. Но жизненные обстоятельства становились всё напряжённее, и мне тогда стало казаться, что до крещения можно просто не дожить!

Однажды, вернувшись вечером, нас ждал скандал и физическое наказание. А уже на следующее воскресное утро я проснулась в шесть часов утра оттого, что мой муж поднимал дочь с постели и гнал её из дома "туда, где она была вчера". Он заявил ей, что она будет теперь там спать и питаться... А мне, выбросив мою одежду из шкафа в лужу во дворе дома, наказал убираться из дома.

Когда я ответила, что не уйду из дома потому что я ещё его жена, он быстро вспомнил (о чем я давно забыла!), что в конце восьмидесятых мы фиктивно развелись, якобы с целью получить отдельную квартиру. Тогда он стал искать документы о разводе.

А у меня был разговор с Богом. Я уже знала, что Бог не сторонник разводов, и поэтому передо мной стоял вопрос, согласна ли я, выполняя заповедь Бога, не разводиться? Разговор был честным: " Ты видишь и знаешь, как этот человек обижает меня и я дошла уже до того, что не могу выносить его холоднокровных издевательств, фальши, лицемерия, поэтому говорю Тебе, что я не хочу с ним быть, но если Ты хочешь, чтобы я жила с ним и дальше, то я соглашусь"... Словом, я не пошевелила и пальцем, когда он искал документы о разводе. Но он их нашёл и заставил отправиться в ЗАГС.

Какой же позор я пережила... Плакала от унижения, и в эти минуты мне виделось, как Иисуса вели через город на место казни... Идя к машине, в которой раньше мы ездили всей семьёй и которую считала её своей, я ощущала все чужим, а себя "никем и ничем, ничего не имеющей и не достигшей"... Я вышла из машины в последний раз у ЗАГСа. А муж открыл ещё передо мной двери...

Зайдя в кабинет, я заметила, что чиновница знакома с мужем и заранее всё приготовила, указав мне, где расписаться. Глядя в глаза, протянула заказчику его долгожданное свидетельство о разводе.

Покинув кабинет, одетый, как на праздник, он процедил сквозь зубы: "Всё, теперь ты мне не жена...". Устремляя свой гордый и важный взгляд вперёд, держа папку в руке, он первым вышел из двери. А я вышла следом за ним и пошла пешком домой... И снова ощутила, что это была дорога моего позора... Что чувствовала я как женщина, которая столько лет жила этим человеком и жила только для него, потому что не умела иначе? Я ощущала себя выброшенной за ненадобностью...

Я видела, как мой отец понимал, что его зять нехорошо поступает с его дочерью, но не вмешивался и не выражал мне свою поддержки. Думаю, что он сам страдал от этого. А я слишком хорошо знала, что мне совершенно некуда уйти и нет у меня родительского пристанища и никакого видимого причала...

Когда я стала в Библии искать ответ, как мне поступить, то мне пришли на память слова: "И кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду" (Мтф. 5:40). А  знакомые советовали, что лучше мне уйти. А я обращалась к Богу: "Я готова уйти к родителям или к чужим людям, если Ты дашь мне такой ответ. Я верю, что я пойму его".

Конечно, по-человечески было бы лучше уйти из дома и этим избавиться от скандалов и унижений. Но никто, ни мама, ни папа не предлагали мне вернуться к ним, а я знала, что там будут такие же условия, потому что папа был хозяином в своей квартире и требовал беспрекословного подчинения. Его гнева никогда нельзя было предугадать, хоть и отношения у нас изменились. Они, наверное, сами были не уверены, потянут ли они меня с двумя детьми... И всё же я была в состоянии ожидания ответа от Бога.

Однажды вечером, стоя у гладильной доски, когда мой, уже бывший муж, изрядно подвыпивши, спал на диване в гостинной, прозвенел телефонный звонок, на который он быстро среагировал, подхватив трубку. Совсем не случайно телефон оказался прямо у его головы.

Не подслушивая специально, в какой-то момент я поняла, что это звонила женщина, которая ждала его к обеду или ужину. Он же, отмечая успешную сделку, будучи не в состоянии сесть за руль, решил выспаться дома. Поэтому ждал её звонка и ответил, что не может приехать.

И тут что-то коснулось моего сердца, и я подумала, почему я с двумя детьми должна уходить из дома, который был куплен и строился для нашей семьи? Чтобы сюда просто пришла другая женщина? Вот так пришла мне мысль не уходить из дома. Конечно, у меня не было письменного указания с подписью и печатью Бога, но только такое интуитивное понимание. Настал день, когда хозяин дома, отправляясь в очередной раз в Польшу, спросил меня: "В последний раз спрашиваю, я или твой Бог?".

"Как же ты можешь противопоставлять себя Богу? Бог дал мир и покой моей душе, который я так искала. Конечно, я не откажусь от Него",- не очень легко дался мне этот ответ, потому что на одной чаше весов оказалось всё то видимое, к чему я так привыкла и с чем связывала мысли о будущем, а на другой чаше был невидимый, но ощутимый мир и обещания Бога, неопределённость.

После этого, он поставил вопрос ребром, чтобы к его приезду нас уже не было в доме. Он оговарил, что младшая дочь может оставаться жить с ним. Но восьмилетний ребёнок был не готов расстаться с мамой и сестрой.

Он никак не мог поверить, что я могла сама прийти к серьезным решениям! Вид его был решительным и угрожающим - он был убежден, что все козыри в него на руках, когда с приличной суммой денег отправился в очередную поездку за товаром в соседнюю Польшу ...

У меня же было только твёрдое решение и никаких средств, никакой видимой поддержки, потому что старые друзья уже сторонились меня, а новые ещё не стали близкими... Но впереди предстояло еще многое...

Продолжение следует...

Мила Менесес
Ганновер (Германия)

Дополнительные материалы:

Честный четверг с Милой Менесес