Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día

Raphael cada día

24.06.2017

Субботний вечер с Дмитрием Седовым


Приключения отважного шевалье Антуана де Фаланкура. Глава I

И опять-таки неизбежная встреча с автором... И как теперь не поведать вам другую необычную историю, которая произошла со мною однажды вечером! Явился к Савве Данилычу один посетитель.

Возрасту и звания не определённого, но хороших манер и в весьма добром платье. Человек этот представился Петром Александровичем Ильиным, доктором из Твери. Он просил хозяина оценить украшения, оставшиеся ему от покойной сестры.

Дмитрий СедовСлово за слово, разговорились мы о театре, о поэзии, о литературе. И тут Пётр Александрович вдруг заметил:

- Кстати, какой престранный случай произошёл со мною в дороге!

- Уж не одолжить ли вам денег взаймы, Пётр Александрович?

- О, нет, что вы! - расхохотался мой собеседник. - В дорожном трактире нашёл я толстый пакет, перевязанный бечёвкой. С надписью: «Москва, Главному Редактору». Более ничего: ни адресата, ни отправителя. Я, конечно, поинтересовался у хозяина заведения, кто мог забыть у него эту корреспонденцию. Но он ничего не знал. Вспомнил лишь, что до меня, за тем же столом сидели два пехотных офицера, и что уж очень они спешили в Петербург. А поскольку на пакете написано «Москва...», стало быть, никак проезжающие в Петербург не могли сей пакет везти с собою!

Похожее изображение

- Логично, - заметил я, - если только не ехали они в Петербург откуда-нибудь с Кавказа или из Сибири, и через первопрестольную. Да по пути, в спешке, пакет забыли передать, кому следует. Всё может быть.

- Да, всё может быть, - согласился Пётр Александрович. - Вот поэтому я взял сие донесение, поскольку ехал всё-таки в Москву, и решил доставить по назначению. Вот только кому? Какому главному редактору?

- Может быть, для этого надо знать, что в пакете, - осторожно предложил я.

Моё предложение вызвало самый живой отклик у Ильина:

- То есть, вскрыть пакет!
- Увы, да.
- Именно это я и сделал!
- И что же там оказалось?
- Исписанные листы бумаги. И больше ничего.
- То есть?
- А вот, смотрите сами. Может, вы знаете, куда это передать?

Картинки по запросу рукопись

С этими словами Пётр Александрович вынул из портфеля кипу листов. На титульном листе кроме названия, не было ничего. Даже инициалов. Ни имени, ни фамилии автора, ни посвящения. Я обещал Ильину, что ознакомлюсь с рукописью, и уж тогда пройдусь по всем редакциям всех московских журналов. В первый же свободный вечер я принялся за чтение. Не скрою, оно было увлекательным. Поскольку не только все персонажи, но даже эпоха вымышлена, я определил сей опус как «роман-сказка». Труд неизвестного автора, лишь слегка отредактированный мною, я и представляю для знакомства читателю.

Приключения отважного шевалье Антуана де Фаланкура (роман-сказка) 

Часть первая: «Первый поцелуй» 
Глава первая, в коей шевалье де Фаланкур попадает в таинственный Кабаний лес.

Кабаний Лес имел в Северной Франции печальную славу гиблого места. Ещё со Средневековья. Считалось, что здесь ведьмы Бульони и Марципани устраивали свои шабаши, на которых жарили живьём и поедали случайных путников. А в те времена, когда случилась эта история, через эту самую чащу, обширную и тёмную, проходила дорога. И ею многие пользовались. Потому что так было ближе. Именно на этом опасном, но заманчиво коротком пути, и подстерегали свою добычу грабители.

Картинки по запросу темная дорога в лесу

Бандиты при этом вели себя осторожно: никогда не выходили «на дело» за опушку. Однако в средине столетия, в котором произошли описываемые события, случилось нечто, отчего «лесные жители» осмелели настолько, что начали «потрошить» ближайшие деревни и даже монастыри. Напуганный размахом грабежей епископ Бульони и Марципани срочно отправил королю Людовику XY-тому2 письмо с мольбой о защите.

Но рота королевских стрелков, посланная монархом в Кабаний Лес, чтобы очистить его от разбойников, из похода не вернулась. А месяц спустя в окрестных деревнях стали рассказывать страшные истории о том, как дети, ходившие в лес за хворостом, видели там обезглавленные тела солдат, развешанные за ноги на чёрных дубах. А ещё говорили, что некий угольщик нашёл в своей яме обгоревшие человеческие черепа, которые якобы принадлежали пропавшим стрелкам.

- Эти грабители не люди, а оборотни, ведьмаки и вампиры! Они, как сир Галевин, съедают сердца своих пленников и выпивают их кровь, - судачили днём женщины на рынках.

Похожее изображение

- Они продали свои души дьяволу, и он хранит разбойников до поры до времени от смерти, поэтому их невозможно убить! - шептались вечерами в тавернах мужчины.

Все эти ужасы гнал от себя прочь курьер Её Величества, шевалье Антуан де Фаланкур, бодрой рысью летящий на своём иноходце в самое сердце Кабаньего Леса: охрана не поспевала за ним. И не только потому, что её не было. А потому что он был горяч, смел и юн. К тому же ещё холост, и оттого по-прежнему беден. Его предки триста лет верой и правдой служили французской короне, но за преданность и пролитую в многочисленных войнах кровь получили только крошечный замок-башню у самого моря. Правда, замок этот был полностью разрушен во время последнего вторжения англичан.

Было это почти восемь лет назад, когда знаменитый генерал Джон Биллард со своей десантной армией попытался захватить Марципань. Ранним утром 25-го июля передовой отряд англичан высадился на французском берегу, возле прилепившейся к скале и доселе никому не известной башни Фаланкур, ошибочно приняв её в тумане за Сен-Жюльенский маяк, главный ориентир одноименного порта.

Биллард, узнав об ошибке, тем не менее, не отдал приказа своим людям о возвращении на корабли. Генерал решил маленькой победой поднять боевой дух своего воинства. Он отправил в замок офицера с требованием сдаться.

Похожее изображение

Выстрелы из старых морских мушкетов были ему ответом. Одна пуля выбила искры у самых ног парламентёра, едва тот вступил на небольшой каменный мостик, ведущий в замок. Другая сбила с него шляпу, как только англичанин решился сделать новый шаг вперёд. Третья срезала древко алебарды, к которой был привязан белый флаг. Стреляли отец Антуана и двое его единственных слуг. Десятилетний Антуан в это время вёл наблюдение за морем, где стояли на рейде вражеские корабли. Вдруг он увидел, как несколько из них пришли в движение. Но он не понял, что это означает.

А дело было в том, что обескураженный столь отчаянным и решительным сопротивлением, Биллард отдал приказ двум фрегатам подойти как можно ближе к башне и расстрелять её в упор из тяжёлых орудий.

Для отца Антуана смысл манёвра неприятеля был так же очевиден, как и неотвратимое приближение смерти. 

- Ты должен сообщить в Сен-Жюльен о высадке англичан, - сказал он мальчику, крепко обняв его за плечи и глядя прямо в глаза. - А мы должны некоторое время делать вид, что решили обороняться до конца: угостим их чугунным сыром из нашей мортиры! А потом поспешим вслед за тобой. Учти: не надо ждать нас снаружи, у выхода из подземной галереи. И помни: за свободу и честь нужно сражаться до конца. Так же, как и за свою любовь. Иначе жить не имеет смысла. Ну, поторопись! Да хранит тебя Господь...

Картинки по запросу старинные корабли стреляют по берегу 

Это благословение было последним, что Антуан услышал от своего отца. Едва мальчик спустился в подвал, с башни раздался одинокий пушечный выстрел. В ответ с английских фрегатов грянули залпы, которые вскоре сделали юного де Фаланкура полным сиротой. С тех пор в сердце юноши поселилась ненависть. О, сколько раз в своих мечтах он убивал Джона Билларда на дуэли! Одним красивым выпадом! Он страстно мечтал отомстить, и когда попал на службу во дворец, ревниво доказывал свою приверженность к королевскому трону уже лишь потому, что таким образом вставал на пути своего врага.

Впрочем, об этом шевалье сегодня тоже старался не думать. Тем более что весна помогала ему в этом, нашёптывая восемнадцатилетнему романтику о той удивительной девушке, что неделю назад вскружила ему голову на королевском карнавале.

Продолжение следует...

Дмитрий Седов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы: