Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día

Raphael cada día

10.08.2017

Беатрис Гальяно пишет о Рафаэле


Не только картины, но и теплые слова

Мы предлагаем вашему вниманию небольшое эссе, написанное Беатрис Гальяно, рафаэлисткой из Севильи, творческие интересы которой включают скульптуру и живопись, так что  многочисленные портреты Рафаэля ее работы украшают ее страницу в фейсбуке  и неоднократно появлялись в твиттере.

Теперь Беатрис, вдохновленная примером ее мужа, нашего почетного корреспондента Хосе Марии Фуэртеса, взялась за перо, и ее первый труд также оказался посвящен Рафаэлю. Он был опубликован в севильском журнале Blanco sobre negro, освещающем вопросы исскусства.

Грани артиста

Рафаэль предлагает нам увидеть свои грани так, словно это ряд последовательных поворотов, за каждым из которых ждет сюрприз, словно это обнаруживающаяся одна за другой неожиданная находка или неистощимая жила, раскрывающаяся в ходе настоящего приключения, каким является посещение его концертов.

Рафаэль Мартос Санчес

И я продолжаю устраивать мои встречи с этим артистом, чтобы иметь возможность рисовать его, свидания с его искусством на его концертах, в его фильмах, в его выступлениях на телевидении. А потому это не какие-то непредвиденные пересечения, здесь дело не в случайности, а в причинности, потому что я ищу его на сцене преднамеренно, с умыслом, и я бы сказала, что это совершение преступления не в ночное время, а скорее в сумерках. Потому что я веду за ним слежку, скрытая за прожекторами и бликами, которые, словно заворачивая нам в подарок его концерт, обволакивают его, когда софиты останавливаются на нем, выхватывая из темноты его волосы или с любовью обрисовывая его лицо.… Можно было бы спокойно утверждать, что даже освещение на его спектаклях не отказывается от удовольствия послушать его, а снопы цветных или белых лучей не остаются равнодушными к мощному воздействию его голоса. И я хочу быть там, словно я рисую его, укрывшись в кулисах, как наблюдательница за рампой, шпионка верхнего этажа, исследовательница профилей – профилей, который можно увидеть только на этой линии гениальности – столь же тончайшей, сколь и сложной. 

Рафаэль Мартос Санчес

Свет тоже рисует, свет тоже ваяет. И я отношусь к нему как к моему союзнику и сообщнику, помогающему мне узнавать Рафаэля. Свет рассказывает и поет мне о нем, чтобы потом мои рисунки можно было услышать. 

Рафаэль родился с таким лицом, с которым надо быть РАФАЭЛЕМ, и я понимаю это по мере того, как рисую его. У него прекрасный набор того, что делает его мистически харизматической личностью. Это человек, который всегда отличался чудесным сердцем, живущим в нем чудом. Ему уже семьдесят четыре года, но я вижу черты того юноши с надеждами и мечтами, ждущими исполнения, и, по моим наблюдениям, я замечаю, что он старается начинать каждый день со своих первых переживаний в роли певца, чтобы продолжать удовлетворительно работать как настоящий артист.  

После того как я долго изучала его лицо, его телодвижения, его жесты и суть его музыки, мне удалось перенести на бумагу различные выражения лица, которые он принимают перед камерой или, на концертах вживую, перед публикой. Мне было нелегко проанализировать его, потому что он – постоянное открытие, исследование, продвижение по карте, на которой указано, где находится клад…

Рафаэль Мартос Санчес

Иногда он представляет из себя набор эмоций, и я пытаюсь отразить на моей белом листе бумаги все следы, которые они оставили, а иногда, если я считаю, что есть что-то, что мне надо особо подчеркнуть, так как оно неощутимо, я его выделяю и придаю особый акцент его значимости – это может быть завиток его волос или какая-либо другая характерная скрытая черта, которую я раскрываю. Мне по разным поводам говорили, что я рисую его голос, и что в моих портретах присутствует не только образ, но и звук. Другие люди заявляли, что по тому, как я изображаю взгляд Рафаэля, я похожа на его психолога. Сам же артист, лично разглядывая один из многих рисунков, которые я посвятила ему, отреагировал сначала почтительным молчанием, а потом сказал, что его очень впечатлило, как я уловила глубину его глаз. Его впечатления и впечатления других людей привели меня в волнение. 

Это правда: – я пишу так же, как ваяю и ваяю так же, как пишу, в зависимости от того, что я хочу поймать - момент или целую сцену. Иногда мне хочется запечатлеть певца, когда он исполняет песню в своем очень личном стиле, и ухватить подходящий момент, чтобы принять решение. Я чувствую, что меня что-то подталкивает, словно моя живопись составляет протокол жизни этого человека – такого уникального в силу его искренней и мощной манеры чувствовать и еще более своеобразной манеры петь. 

Рафаэль Мартос Санчес

Как мило, как хорошо написано, и среди рисунков есть несколько действительно фантастически удачных. Большое спасибо, Беатрис! Шлю тебе поцелуй и крепкое объятие Пепе. Рафаэль 

В моих рисунках также присутствует развитие – такое, как карьера артиста от «f» до «ph». В моих работах можно увидеть, как он понемногу утрачивает то, чем он был, и как он медленно приобретает черты того, чем он стал, в моих зарисовках я отражаю маленькие черточки, указывающие, что это человек боролся в профессиональном мире – это открытие я, в моем возрасте (двадцать один год), смогла сделать благодаря чтению его воспоминаний «¿Y mañana, qué?». 

Все настоящее искусство трудно, оно увлекательно, потому что сложно, и сложно, потому что увлекательно. Это баланс, который сам Рафаэль не мог определить лучше, чем словами, сказанными, когда он праздновал тридцать пять лет творческой деятельности: «Я был болезненно счастлив». Возможно, жизнь, в конце концов, есть не что иное, как искусство мудро сочетать жалобные сетования и его песню. В моем случае это прекрасная опасность теней и света, из которой я должна выти победительницей. 

Беатрис Гальяно