Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día

Raphael cada día

18.11.2017

Субботний вечер с Дмитрием Седовым


Приключения отважного шевалье Антуана де Фаланкура:
глава шестнадцатая, в коей фон Шрамм на время прибывает в Лондон, и

глава семнадцатая, в коей фон Шрамм покидает Лондон навсегда

Подъезжая к Лондону, фон Шрамм вспоминал, как расставались с ним Бридж и его друзья. Отто с трудом удалось уговорить их не сопровождать его, а довести отдых до логического завершения. Он обещал написать, как только прибудет в отделение Компании и прояснит, насколько срочен его вызов.

- Быть может, приказ опоздал, и на моём немедленном возвращении никто не будет настаивать, - убаюкивал фон Шрамм джентльменов на вечеринке, которую устроил по случаю своего отъезда. - Надеюсь, я смогу задержаться на несколько дней, а то и на месяц!

Дмитрий СедовНа самом деле фон Шрамм планировал задержаться в Лондоне ровно настолько, насколько этого потребуют дела. А их было всего два. Встреча с Дженни и выезд во Францию. И первая часть была весьма и весьма волнующей.

«Дорогой Отто! Если бы я решила подробно описать всё то, что пережила, прочитав Ваше послание, - отвечала капитану девушка, - мне не хватило бы ни бумаги, ни чернил, ни слов. Конечно, сломав немало перьев, изорвав немало листов и изведя не одну склянку чернил, я, в конце концов, смогла бы справиться с этой задачей. Но вряд ли бы Вы стали читать жалкие откровения юной глупышки, а если бы и стали, то от души посмеялись бы и над ними, и надо мной. Я уже смешна, потому что отвечаю Вам. Другая на моём месте мелко-мелко порвала бы Вашу писанину и бросила в огонь, а сама по отношению к Вам стала бы холодна, как лёд. Но моё несчастье в том, что я такова, какова есть. И не в силах стать иной. Именно поэтому я пишу Вам три слова, в которых вся Вселенная моих чувств. Я люблю Вас. Я люблю Вас! И я готова писать эти слова бесконечно, пока не переведу океан чернил, равнины бумаги и горы гусиных перьев!

Я люблю Вас, я люблю Вас! С той самой минуты, как Вы оказались в нашем доме, когда мой брат принёс Вас на руках, беспомощного, будто младенца. Когда я омывала Вашу разбитую голову, Вашу окровавленную грудь. Когда перевязывала Вас. Вы бредили. Вы называли меня королевой, королевой своего сердца. Я плохо понимаю по-немецки, но это я разобрала. Когда я стала утешать Вас, Вы зачем-то сорвали с себя висящий на шнурке перстень и вручили его мне. Я не сразу догадалась, что это означает. Но приняла подарок с одной лишь целью: чтобы успокоить Вас. Когда Вы очнулись, я хотела вернуть Вам перстень, но что-то меня всё время останавливало. А теперь сама ношу на груди Ваш подарок, после того, как получила Ваше письмо. Прочитав его, я всё поняла. Вы вовсе не бредили. Вы отдали мне своё сердце. И вот я отдаю своё - Вам. И делаю это тоже не в бреду. А сознательно. Никогда ещё мой рассудок не был в таком согласии с чувствами. Я понимаю, что многие будут осуждать меня. Ведь я помолвлена. Но ведь я вольна в своих решениях. И если я встретила любовь, настоящую любовь, то почему я должна отказываться от неё, когда у меня ещё есть возможность выбора? Вот видите, как я смешна. Как я нелепа. Я пытаюсь неуклюже оправдываться. Но поверьте, в этих оправданиях есть непреложная истина. Я люблю Вас. И готова пожертвовать всем ради нашей любви. Ваша Дженни.

P.S. Я решила, что дам отставку Дэниэлу Горну до его возвращения из Бата».

Отто ликовал:

- «Ваша Дженни»! «Пожертвовать всем!» Она дала отставку Горну! Быть может, именно в эту минуту ему принесли письмо из Лондона: как жаль, я не вижу его лица... Она подписалась - «Ваша Дженни»! Моя Дженни...

Но вскоре эйфория сменилась в душе капитана досадой. Горечи в нектар сладостной и быстрой победы добавлял маленький, но неприятный факт: проклятый перстень нашёлся. Он будто снова напоминал фон Шрамму о тяжёлой клятве. Он словно требовал, чтобы новый владелец не забывал о своей миссии. И Отто подчинился. Он отправился в дом миссис Бридж, чтобы никогда больше не возвращаться в него.

- Приветствую Вас, Дриблинг! Как здоровье миссис Бридж? Я пришёл попрощаться, - с порога заявил фон Шрамм. - Срочно выезжаю по делам на континент.

- Хозяйки нет дома, сударь, - бодро отвечал Дриблинг, принимая у капитана шляпу. - Но мисс Бридж будет рада видеть Вас. Она в гостиной. Вышивает. Я сейчас доложу.

Когда фон Шрамм вошёл в гостиную, Дженни стояла у окна, крепко сжимая в руках веер. Будто опасалась, что он оживёт и упорхнёт от неё. По всему было видно, что она волнуется. Отто начал первым.

- Сударыня. Я пришёл сказать Вам, что... - капитан осёкся. Дженни удивлённо смотрела на него. - Я пришёл сказать Вам, что уезжаю. Уезжаю навсегда.

Зелёные, как море глаза Дженни внезапно наполнились слезами, вишнёвый рот приоткрылся, узенькие плечи дрогнули. Душевное напряжение, которое она испытывала, брало над нею верх.

- Навсегда?! - прошептала девушка, делая шаг назад, к окну. Утреннее солнце вспыхнуло в её пышных каштановых волосах, и фон Шрамм, ослеплённый этим сиянием, прикрыл глаза рукой.

- Прошу простить меня за причинённую Вам боль, - процедил капитан сквозь зубы, чтобы не разрыдаться, - поверьте, я никоим образом не стремился огорчить Вас...

- Огорчить?! Что это значит, милый Отто, я ничего не понимаю... Вы говорите по-немецки или по-английски?

- Я говорю по-английски, сударыня.

- Сударыня?! - Дженни, бросив веер, упёрлась руками в подоконник, чтобы не упасть. - Вы даже не называете меня по имени?!

- Сударыня, - твёрдо повторил Отто, наконец, совладав с собой. - Я объявляю Вам, что минута душевной слабости, вызванная моим недугом, прошла. Прошу прощения за моё... эпистолярное недоразумение. Нас более ничего не связывает. Вот Ваше письмо. В ответ я прошу вернуть мне моё письмо и... перстень. 

С этими словами фон Шрамм протянул Дженни бумагу. Девушка молча взяла её и решительно бросила в камин. Потом вытащила из-за корсажа пакет, перстень, отдала капитану, и гордо подняв голову, указала ему на дверь. Розовый пальчик Дженни, дрожавший у самых глаз фон Шрамма, показался ему страшнее всех клинков на свете. Когда Отто развернулся и вышел, девушка не произнесла ни звука. И лишь только затихли в коридоре звуки шагов капитана, Дженни упала на кушетку, сотрясаясь от рыданий. Но когда миссис Бридж вернулась домой, она застала дочь за вышиванием. Спокойную и приветливую, как обычно. Деликатный Дриблинг был нем, как рыба. 

Покидая дом миссис Бридж, капитан чувствовал себя прескверно. Он почему-то не испытывал никакого душевного ликования. Напротив, чувство стыда жгло его сердце сильнее, чем перстень Рокфора. Фон Шрамм шёл по улице наугад, не разбирая дороги. И вдруг перед его глазами мелькнула вывеска: «Лев и Красотка». Та самая таверна, возле которой начались английские приключения Отто. И он решил зайти туда, чтобы утопить неприятные ощущения в вине. Но едва сделал заказ, как чья-то рука легла ему на плечо. Отто оглянулся. Рядом стоял подвыпивший матрос. «Ну вот, опять!» - молнией пронеслось в голове у фон Шрамма.

- Что тебе надо, приятель? - спросил капитан как можно дружелюбнее.

- Вы забыли угостить меня, сэр, - едва выговорил матрос.

- Но мы не знакомы, приятель, - улыбнулся Отто.

- Это не важно, - покачнулся матрос. - Важно, что у вас толстый кошелёк, а я - на мели.

- Приятель, ты матрос или попрошайка?

Отто уже начинала надоедать эта мизансцена.

Пьянчужка набычился:

- За такие слова можно лишиться всего такелажа, акулья твоя душа!

- Джентльмены! У нас не дерутся! Пожалуйте на выход! У нас возможен только арм-реслинг! Такова традиция! - донеслось со стороны барной стойки.

Не говоря ни слова, Отто от всей души врезал наглецу по физиономии.

- По-моему, это дуэль?! - вскрикнул кто-то за ближайшим столом.

- По-моему, это бокс, - невозмутимо ответил Отто, глядя, как его соперник безуспешно пытается подняться. - Чем хуже арм-реслинга? Именно так рождаются традиции, не так ли?

Таверна загудела.

- Джентльмены, сохраняйте спокойствие! Ничего не случилось! - прогремел вдруг знакомый фон Шрамму голос. - Эй, Роб, Сэм! Выкиньте этот балласт за борт! Прошу прощения, сэр! Вы меня узнаёте?

К фон Шрамму приблизился широкогрудый крепыш с не раз сломанным в драке носом.

- Я - Хук. Уолтер Хук. Матрос со шхуны «Барракуда». Мы всё ещё на ремонте. А это - мой брат Роб и наш друг Сэм Уилкинз. Вы спасли нас от виселицы! - тут Уолтер Хук понизил голос. - И это счастье, что мы можем оказаться полезными в спасении вашей жизни, сэр.

- Не стоит, джентльмены! С этим пьянчугой я бы и сам разобрался...

- Дело вовсе не в этом мешке с костями, сэр, - угрюмо заметил Роб, долговязый, как грот-мачта.

- Вы в смертельной опасности, сэр, - добавил Сэм, бородатый пузан с лиловым шрамом во весь лоб.

- Отчего же? - удивился Отто.

- Вчера в одном портовом кабачке мы повстречали Боба Крюка, сэр, - сообщил Уолтер.

- Того самого, что оглоушил Вас возле этой таверны, сэр, - виновато пояснил Роб.

- Он стал угощать нас, и похвастался, что скоро станет очень богат, - подхватил Сэм.

- Потому что ему посулили хороший куш за жизнь одного человека, - продолжил Уолтер.

- И он назвал имя этого человека. Ваше имя, сэр, - уточнил Роб.

- Его наняли убить вас, - отрезал Сэм.

- Вы в опасности! Если не Боб, так другой найдётся, чтобы убить вас, - подытожил Уолтер.

- И где этот самый Крюк? Я хотел бы его видеть, - нахмурился фон Шрамм.
- Он уже не опасен, сэр. Он далеко, - хмыкнул Роб.
- Да хоть на краю земли. Я его не боюсь. Надо догнать этого Крюка!
- Лучше не надо, сэр, - покачал головой Сэм.
- В смысле? - недоумённо вскинул брови фон Шрамм.
- Он на дне Темзы, сэр, - махнул Уолтер рукой в сторону реки.
- Кормит рыб, сэр, - добавил Роб.
- И как же теперь узнать, кто его нанял? - вздохнул фон Шрамм.
- А он нам всё рассказал, - воскликнул Сэм.
- Всё рассказал, сэр, - подтвердил Уолтер.
- Так выкладывайте!

- Боб сказал, что встретился с тем негодяем в одном кабачке, на окраине Лондона, - начал рассказ Уолтер. - Тот подпоил Боба, и предложил выгодное дельце. Объяснил, что кое-кого требуется пустить на дно. Дал аванс, сообщил, как вас зовут и где вас лучше всего подстеречь. И что после того, как... Ну, как дело будет устроено, надо будет... э... отрезать вам голову и принести её в тот самый кабачок. Тогда Боб получил бы остальную сумму.

- Вот что рассказал нам Боб, сэр, - заключил Сэм.

- А как имя того негодяя, что нанял Боба Крюка? - поинтересовался капитан.

Матросы переглянулись.

- Боб сам не знал его имени, сэр, - ответил за всех Уолтер, - но сказал, что заметил на табакерке вензель из двух перекрещённых букв «W».

- Уолтер Водосток! - Отто стукнул кулаком по столу. - Хотя могу поклясться, но я знавал этого человека в другой стране, под другим именем, под другим титулом. Спасибо, друзья мои! Вот что: скажите, когда отходит ваша шхуна?

- Завтра, сэр, - откликнулся Сэм, - идём на Гибралтар.

- Перевезите меня тайно через Английский канал, и тем самым вы окажете мне неоценимую услугу! Это единственное, что может мне помочь. Ибо отныне в Англии за мою голову не дадут и ломаного пенни.

- С удовольствием, сэр! - обрадовался Роб. - Это дельце как раз по нам!

- Как раз по нам! - подхватили хором другие матросы.

Так закончилось пребывание капитана в Лондоне. И вообще завершилась короткая жизнь Отто фон Шрамма. Ибо спустя сутки на французскую землю со шхуны «Барракуда» сошёл совсем другой человек.

КОНЕЦ ВТОРОЙ ЧАСТИ ПРИКЛЮЧЕНИЙ АНТУАНА ДЕ ФАЛАНКУРА

Продолжение следует...

Дмитрий Седов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы: 

 
 
 
Приключения отважного шевалье Антуана де Фаланкура: часть II
 
Глава первая, в коей читателю является некто Отто фон Шрамм
Глава вторая, в коей Отто фон Шрамм всё же предаётся воспоминаниям
Глава третья, в коей Отто фон Шрамм становится обладателем чужой тайны
Глава четвёртая, в коей Отто фон Шрамм вынужден изменить все свои планы 
Глава пятая, в коей фон Шрамм пытается разобраться в своих чувствах
Глава шестая, в коей фон Шрамм узнаёт о сопернике 
Глава седьмая, в коей фон Шрамм знакомится со своим спасителем
Глава восьмая, в коей в доме миссис Бридж появляется ещё один нежданный гость
Глава девятая, в коей фон Шрамм знакомится со своим врагом
 
Глава десятая, в коей фон Шрамм едет на курорт 
Глава одиннадцатая, в коей фон Шрамм не скрывает своих чувств