Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día

Raphael cada día

11.02.2018

Воскресные чтения с Натальей Борисовой


Сиреневые сны. Первоклассница Натуся

Учительница занимается с Натусей индивидуально. Но иногда той дозволяется сидеть на уроках в присутствии матери. Они приходят в школу за несколько минут до звонка. В коридоре начальных классов привычная тишина, за дверьми кабинетов деловая атмосфера урока. Они становятся около окна. Снимают верхнюю одежду. Ждут. Робко звенит звонок. Открывается дверь, и дети, как из мешка горох, высыпаются в коридор. Они пока еще спокойны – и вдруг замечают Натусю. И тут происходит нечто невообразимое.

Та стремительно отрывается от матери, несется им навстречу, дотрагивается до каждого. Никто не остается обделенным ее вниманием: кому-то она прыгнет на спину, кого-то схватит за грудки, потянет за одежду, обхватит за шею, начнет буйно целовать, пугая своим напором. И кто бы это ни был: тихая Сонечка или увалень Дима, в мгновение ока в каждом просыпается чертенок.

Дети с топотом несутся за Натусей по коридору и преследуют ее, как стая гончих оголтелого от погони зайца. На столь редкое создание природы – Натусю – приходят посмотреть старшие девочки. Они кучкуются в сторонке и, улыбаясь, показывают на нее пальцем. Каскад ее непредсказуемых действий остановить невозможно. Натка не слышит замечаний и неистово вырывает руку, когда Полина пытается ее задержать. Десятиминутная перемена кажется бесконечной.

Звонок на урок приводит девчонку в норму. Начинается урок художественного творчества. В руках учительницы стрекоза на цветочке - удивительное творение, выполненное своими руками. Натуся охвачена творческим порывом, она старательно выполняет все действия, чтобы и у нее получилась такая же волшебно-красивая собственная стрекоза. Терпения, однако, надолго не хватает. Она тихонько выползает из-за парты, пригнувшись, подкрадывается к любимцу девочек Олегу и трогает его за плечо. Тот оборачивается, одобряя проказницу взглядом, готовый немедленно разделить ее шалости.

Спасительный звонок объявляет перемену.

Отведя Натусю, Полина облегченно вздыхает: у нее есть часок-другой, чтобы заняться домашними делами. Время до обеда пролетает мгновенно – и снова она торопится в школу за ребенком, приходит заблаговременно, садится за парту и дожидается окончания занятий.

- Что хочет сказать автор этими словами: «Зима поет, аукает, мохнатый лес баюкает»? – спрашивает учительница. Полина замирает: что же выдаст в ответ Натуся? Это здорово, что девочка приобщается к великому миру поэзии, получает всестороннее развитие познавательных интересов.

- Не задавайте мне глупых вопросов! – топает ногой ученица.

- Почему? – недоумевает Ирина Викторовна.

- Потому что я устала и хочу витаминку, а вы своими вопросами доводите меня до белого каления!

Иногда резкий телефонный звонок отрывает Полину от домашних дел - это Ирина Викторовна требует ее немедленного появления в школе: «Вы меня извините, ради Бога! Что она тут вытворяет! Бегает между рядами, скидывает все у ребят на пол, не реагирует на слова». «Ковшик холодной воды» возвращает Полину в суровую действительность. Она бросает дела и спешно собирается в школу. Девчонки из Натусиного класса еще на крыльце сообщают ей главную новость дня:

- А вашу Наташу поцарапали! 
- Кто?

Они неуверенно переглядываются, не успев согласовать ответы:

- Она сама... Она под парту залезла! И учительница ее оттуда доставала.

Полина с тяжелым сердцем поднимается на третий этаж. В коридоре она видит красную, расхристанную Натусю и потерявшую самообладание Ирину Викторовну, которая дрожащими руками пытается натянуть на девочку пуховик.

- А вот и мама! А мы никак не можем собраться.

В классе на парте разбросаны тетради, карандаши. Одноклассники полны возмущения. На лице ребенка, в двух сантиметрах от глаза – широкая бордовая полоса.

- А это кто тебя так?

- А это я! - отвечает Ирина Викторовна. - Доставала ее из-под парты и задела нечаянно.

Она в красках описывает Натусино буйство в столовой, в классе на продленке. Натка воет на всю школу:

- Мама, ты не будешь меня наказывать? Ты не поставишь меня в угол?

Слезы, сопли, мутные глаза, разодранное в кровь лицо. Полина шла домой мрачнее тучи. Что делать с этой школой? Что делать с учительницей, которая не умеет найти подход к ребенку? С Ириной Викторовной она издавна поддерживала доверительные отношения, именно поэтому та взяла Натку в свой класс, и Полина радовалась, что девочку поведет педагог со стажем, чей авторитет в школе непререкаем. И что из этого вышло?

Вечером она увидела на телефоне пропущенный вызов от Ирины Викторовны, но перезванивать не захотела. На следующий день та нежданно-негаданно пришла сама с коробкой шоколадного печенья, но Натка, увидев ее, спряталась под стол.

- Наточка, я пришла к тебе мириться. Ты прости меня за то, что я тебя поцарапала.

Каждый день учебы давался с великим трудом. Натуся топала ногами, стучала по парте, если что-то шло не по ее плану. Держать ее в рамках приличия было невозможно. Каждый день Полина выслушивала бесконечные жалобы Ирины Викторовны:

- Я боюсь с вашей Наташей оставаться наедине. Она начинает бегать по партам и скакать через стулья. Залезает на шкаф и прыгает вниз!

Естественно, дома Полина устраивала своей ученице «головомойку», проводила беседы о поведении в школе и уважении к учителю, но та продолжала жить и действовать по своим правилам. Тема «Школа и Натуся» стала «излюбленным» предметом разговора взрослых. Их мнения противоположно расходились.

- Говорила тебе, что рано ей в школу, - выговаривала бабушка Оля. – Надо было годик дома подержать, самой подготовить ребенка.

- Ремня она не знает. Врезать надо так, чтобы потекло, - высказывал свою точку зрения брат Лева.

- И что? Мозги у нее станут другими? – резко отвечала Полина. - Воспитывать надо так, чтобы она была способна сама управлять собою, без помощи ремня.

Она всегда «заводилась», когда слышала намек на недостаток жесткости в воспитании девочки. Да, какие-то непринципиальные вещи она могла «спустить на тормозах», могла «ослабить поводья», искала щадящие способы добиваться понимания, контакта, но когда следовало идти до конца в своих требованиях, она не отступала.

В бесконечных дискуссиях о методах воздействия на этого ребенка было сломано немало копий. Люди диктаторского склада, обвиняя ее в излишней мягкости и уступчивости, сами пытались надеть на непокорную девчонку «ежовые рукавицы», однако неизменно терпели поражение. А Полина с обидой сносила их укоры и надеялась, что только время внесет свои коррективы.

Зима пришла неожиданно, за одну ночь, словно пряталась недалеко с огромными мешками ослепительного снега. Утром выглянули в окно: кругом белым-бело, сугробы по колено. Деревья, крыши домов под пушистым белоснежным одеялом. Зимняя сказка! Полина повела Натусю в бассейн – и та спиной падала в снег, еще не тронутый ногой обывателя, хохотала радостно и неистово. Полина смотрела на счастливое лицо девочки и радовалась вместе с ней. Этот ребенок, ее кровиночка, самое дорогое, что осталось от дочери.

Злоключения в школе продолжались.

Ирина Викторовна согласилась взять Натусю в библиотеку, куда она вела свой класс после уроков. Условие было одно – идти с учительницей за руку. «Иначе будешь сидеть на вахте и ждать нашего возвращения». Натуся идти за руку не хотела, вырывалась, дерзила. Потеряв терпение, Ирина Викторовна больно ударила ее по губам. Из рассеченной губы пошла кровь. Вечером девочка долго не могла отойти ко сну, переживая события минувшего дня.

- Она не имела права говорить столько матерных слов!
- Разве учитель говорит матерные слова? Какие?
- Я забываю их. А вот, вспомнила! «Дрянь такая! Ты будешь слушаться?»

- Существуют правила поведения на улице, а ты не хочешь их соблюдать. Учитель отвечает за безопасность детей, и они обязаны его слушаться. Ну, скажи, шел Леня впереди с флажком, как положено?

- Шел.
- А позади кто-нибудь шел с флажком?
- Кажется, да.

- Ну вот. Так детям положено идти по улице, если их ведет учитель. А ты не захотела подчиняться этому правилу. Конечно, такое поведение возмутит любого. Тебя везде будут колотить за непослушание.

У Полины прихватило сердце. Кто прав, кто виноват? Где найти ответ? Что делать? Ну почему они не могут найти общего языка? Разве не тот уступает, кто умнее? Ирина Викторовна ни в чем уступать не хочет, она всеми силами борется с этим обделенным ребенком и ставит себе в заслугу, что в школе нет учителя более требовательного, чем она. Идет война не на жизнь, а на смерть - и это уже не первое ее рукоприкладство. Однако какой другой учитель согласится взвалить на себя такую ношу, как непредсказуемый гиперактивный ребенок, которого, как пулю, выпущенную из ружья, не остановишь, не удержишь. Медленно, но неотвратимо Полина приходила к убеждению, что ничего другого, кроме обучения по особой методике коррекционной школы, впереди не светит.

- Мама, ты прости меня, что я опять нахамила ей, - Натка недружелюбно косится в сторону учительницы. - Ну, никак у меня не получается без хамства! Ну, не понимаю я!

- Значит, будешь учиться по другой программе, во втором классе будешь прибавлять два плюс два, - говорит Полина, застегивая молнию детской курточки.

- Я знаю, знаю! Два плюс два будет три!
- Во-во!

В ответ яростная истерика, крики, топот ногами.

- Как мне будет легко в следующем году без Наташи! – облегченно вздыхает Ирина Викторовна. Она уже подготовила документы на ее перевод в коррекционную школу.

Натусе без поддержки трудно. Она рвется к бабушке Оле, дни считает до выходных, когда они поедут в гости. Бабушка Оля ее как-то терпит, делает скидку на «больную» голову и в то же время держит твердую линию, не отступая от своих требований. А Полина зачастую не сдерживает раздражения, шлепает непослушную девчонку, если ее слова не сразу доходят по адресу. Хотя понимает, что скандал, сопровождающийся негодованием, не дает желаемых результатов. За это получает «по заслугам», когда слышит от Натуси такие слова:

- Я хочу жить с бабушкой. А ты будешь к нам приезжать, полы подтирать.

Школьный психолог назначает им встречу. Ровно в предопределенное время они стучат в дверь кабинета. Анна Тимофеевна ведет занятие со старшеклассниками о подготовке к ЕГЭ. В воздухе парят крепкие ароматы дорогой парфюмерии. Полина и Натуся раздеваются за перегородкой и садятся на диванчик. Наконец, подходит их черед. Девочка смотрит настороженно, сердито, не зная, чего ожидать от этой встречи. Анна Тимофеевна садится напротив.

- Ну, давай улыбнемся друг другу. Вот тебе листок бумаги, карандаши. Нарисуй свою семью, как ты себе ее воображаешь.

- А можно папу нарисовать? У меня нет папы.
- Рисуй кого хочешь.
- Я не умею хорошо рисовать.
- Нарисуй, как умеешь.

Натуся рисует человечка, похожего на каракатицу, и подписывает: «Папа Женя».

- А можно братика нарисовать? Я хочу, чтобы у меня был братик.
- Можно, конечно.

Девочка рисует одинаковых уродцев, делает к ним подписи. Время идет.

- Можно, я нарисую две мамы? У меня две мамы. Варюшу я не помню, потому что она умерла.

- Все, время закончилось! – Анна Тимофеевна протягивает руку. - Давай сюда листок.

- Нет, я еще нарисую. - Натуся резинкой стирает подписи и делает новые. Времени не хватает, а надо каждому определить свое место: самая главная в семье, конечно же, она, Ната. Потом братик, с которым она будет играть. Бабушка Оля. У всех детей есть папа, Натуся в своей семье тоже видит папу. Полина заглядывает в детский рисунок и обнаруживает себя на последнем месте. Она-то думала, что для ребенка мама - главный человек, однако в этой головке свои приоритеты.

- Я сейчас начну предложение, а ты закончишь, - говорит психолог. - Когда я встаю утром...

- Я делаю зарядку, - отвечает Натуся.
- Когда на улице холодно...
- Я одеваюсь тепло.
- Когда я думаю о школе...
- Я иду в школу, а не куда-то гулять.
- Когда звенит звонок...

- Я иду на урок.- Натуся отвечает быстро, пожалуй, даже быстрее, чем Полина успевает сформулировать свой ответ.

- Когда я вижу учителя...
- Я говорю: «Здравствуй». Я должна слушать, что она говорит, смотреть на нее.
- Когда у нас контрольная...
- Мы решаем тихо, не подсматриваем, делаем аккуратно и правильно.

Словесный пинг-понг продолжается.

- Когда я отвечаю у доски...
- Я показываю указкой. Рассказываю что-то, пишу мелом.
- Когда я получаю двойку...
- Я обижаюсь, что поставили двойку, хочу получить пятерку.
- Тебе нравится в школе? (Натка пожимает плечами)
- Где лучше: в школе или дома?
- Мне нравится на рынке гулять. Мне там не скучно.
- Ребенок в семье ...
- Самый главный. Умный. Помощник маме.
- Дети, с которыми я играю...
- Я за них отвечаю, даю им играть, больно не делаю.
- Близкие думают обо мне...
- Что я самая хорошая.
- Я вся трясусь, когда...
- Холодно, в бассейне.
- Если бы все ребята знали, как я боюсь...
- Собак.
- Всегда мечтаю, что я ...
- Буду богатая, чтобы было много игрушек, была замужем и были дети.

- Молодец, Наташа. Ты очень хорошо отвечала, - Анна Тимофеевна складывает в стопочку свои бумаги.

Идут домой. Полина понимает значение психологических тестов. Несмотря на свое из ряда вон выходящее поведение, Натуся относится к школе вполне адекватно и без ропота принимает все условия, навязанные маленькому ученику.

- Я хорошо отвечала, мамочка? – Натка явно довольна собой. - Не топала ногами, не кричала.

- Хорошо, - отзывается Полина. - Только ты почему-то в своей воображаемой семье маме отвела последнее место. Выходит, я для тебя не главный человек? Может быть, я и не нужна тебе вовсе?

- Так получилось, мамочка. Я тебя очень люблю! Я еще Варюшу хотела нарисовать, но не успела.

Продолжение следует...

Наталья Борисова
Сиреневые сны

Дополнительные материалы:

Сиреневые сны. 2018

Теплый берег Азовского моря
Хождение по мукам
 
Трудный ребенок

Годы учебы, любовь и Рафаэль... 2017