IV. La hepatitis "B" al alcance de todos

IV. ГЕПАТИТ "В" ОПАСЕН ДЛЯ ВСЕХ

Некоторое время назад, когда появилась новая и весьма опасная болезнь – СПИД, подняли вопрос о путях распространения инфекции. Один из них (о нем говорили больше всего) - это использование одних и тех же шприцев для инъекции героина, как это практикуют наркоманы. Вполне достаточно, чтобы кто-нибудь из них страдал синдромом приобретенного иммунодефицита, то есть СПИДом, и вслед за ним заразятся другие. Позже подняли разговор о гомосексуальных связях. Таким образом, стали считать, что в группу риска могут попасть только две категории людей – наркоманы и гомосексуалисты, и считали ровно до тех пор, пока не стало известно, что и гетеросексуалы вполне повинны в распространении инфекции. А из этого следовало, что в безопасности не оказывался никто, за исключением, может быть, детей. Хотя вскоре оказалось, что много детей уже рождаются с инфекцией, унаследованной от больной матери.

Одно из моих возвращений домой во время ожидания результатов медицинских исследований.

Так уж сложилось, что шприц стал считаться главным виновником передачи болезни, и потому развернулась широкая кампания за доступность одноразовых шприцов для предотвращения заражения, что, в свою очередь, создало иллюзию, будто бы их приобретают одни только наркозависимые. Кто-то из моих друзей как-то мне рассказал, что его приятель, больной диабетом, должен делать инъекции дважды в день и довольно часто, когда он входит в аптеку купить упаковку шприцов, чувствует на себе подозрительные взгляды посетителей, словно его оценивают, не наркоман ли он.

Много лет назад, в 60-х годах, когда никто еще ничего не знал о СПИДе, шприцы и иглы использовались многократно и их кипятили. Приходил фельдшер в дом, доставал блестящий металлический футляр размером в половину портсигара, внутри которого находились иглы и сам шприц. Крышка футляра служила плиткой, в которую наливали спирт и поджигали. Вторая половина футляра, с иглами, помещалась сверху и наполнялась водой. Вода в контейнере вскоре закипала, нагреваясь от пламени, и какое-то время ее оставляли кипеть, поскольку считалось, что так уничтожаются все вирусы, которые могли остаться на игле после использования ее для другого больного. Бытовало убеждение, что никакой вирус не выдержит температуру в сто градусов, ведь именно при этих условиях кипит вода.

Со многими так и происходит, и они, действительно, не выдерживают, но только не в случае с гепатитом В, который сохраняется в неизменном виде. И больной, получив инъекцию препарата, вылечивается от своего заболевания, приобретая новую инфекцию гепатита В.

У меня нормальное здоровье. Я хочу сказать, что не могу похвастаться тем, что называют “железным здоровьем”, но я и не слабак, нуждающийся в особом уходе. Конечно, из-за своей профессии я всегда боялся простуды и гриппа, боялся всего того, что связано с бронхами, миндалинами, горлом, трахеей, поскольку это имеет отношение к голосовым связкам, и старался предпринимать все предосторожности, но никто не застрахован от таких проблем полностью. Так мне, должно быть, сделали как-то простой укол. И с одной из игл, стерилизованных в горячей воде и ставших, как считалось, вполне безопасными, я заполучил вирус. Как и многие другие испанцы, я стал жертвой задолго до того, как для предотвращения распространения инфекции было принято решение широко использовать одноразовые шприцы, безусловно, более дорогие, но и совершенно безопасные.

В те годы было очень популярно одно выражение: “мир в пределах досягаемости всех испанцев”, и его можно с легкостью применить к проблеме гепатита В, который точно находится в пределах досягаемости любого человека через инъекцию шприцем, ранее использованным инфицированным больным. И я был одним из них. Как и многие другие. Я тогда не предполагал, что пройдет время и из-за этого самого вируса я окажусь на краю пропасти.