V. El virus agazapado


V. ОПАСНЫЙ ВИРУС

Если в теле затаился вирус, это не значит, что на завтра окажешься больным. Даже умереть можно от чего-нибудь другого. Вирус может таиться много лет, никак не проявляясь или проявляясь внезапно, вместе с другими проблемами. Все это мне объяснил Висенте Эстрада. Трудно сказать, успокаивали меня эти разговоры или, наоборот, вызывали беспокойство. Мне очень хотелось найти логическое обоснование происшедшего со мной, но я забывал, что то, что касается появления болезни, очень часто не поддается рациональному объяснению. Есть ли разумное объяснение тому, что у пятилетнего ребенка, едва начинающего понимать, что такое жизнь, вдруг обнаруживают рак? Но мне хочется разобраться в том, что произошло, потому что всякий больной в глубине души в определенный момент начинает чувствовать своего рода вину, которая заставляет задаваться вопросом, что же было сделано не так, в чем заключалась ошибка.

На протяжении всей моей болезни и Наталье и детям представители прессы постоянно задавали вопросы о состоянии моего здоровья.

В некоторых социальных отношениях я человек скучный. Я не возвращаюсь домой поздно, не люблю посещать модных тусовок и отправляюсь в гостиницу сразу после конца выступлений, не курю. Из меня не получается партнера для гулянок, я на них просто не хожу.. Пью ли я? А вот об этом поговорим позже.

Дело заключается в том, что вирус сидел во мне и я об этим не имел представления, а все болезни, которые иногда случались, помимо простуд, были самые обыкновенные. К ним относились проблемы с коленными суставами и периодические медицинские осмотры, сильная прибавка в весе за десять лет до этого, совсем не соответствующая тому количеству пищи, которое я обычно потребляю, потому что я не чревоугодник. Я исследовался, и была обнаружена слабая деятельность щитовидной железы, проблема не слишком серьезная, но вполне достаточная, чтобы накапливать жидкость в организме. Чтобы это компенсировать, врач прописал мне гормональный препарат левотироксин, и я практически сразу потерял пятнадцать-двадцать килограммов. Но гепатит уже развивался, незаметно, постепенно, но неотступно, сопутствуя проблемам со щитовидной железой. И, хотя я однажды заметил, что у меня определенно отекают ноги, я не осознавал, что нездоров, и потому снова садился в самолет и улетал в Мехико, Нью-Йорк или Буэнос-Айрес, чтобы выполнить контракты.

Еще один грешок я совершил, правда, непроизвольно. Лет двадцать назад, еще до того, как я попал в руки доктора Винсенте Эстрады, мною занимался другой врач, имя которого мне не хочется вспоминать.

Самая большая опасность для певца – потерять голос, такая же, как для пианиста заполучить артроз суставов, а для футболиста – травму колена. Тот врач перестраховывался в отношении “моего” здоровья, и каждый раз, когда появлялась легкая хрипотца или какие-нибудь проблемы с горлом, он мне прописывал кортизон. Позже мне объяснили, что этот препарат со временем теряет свою эффективность, помогая лишь как разовое средство. Как-то в Лас-Вегасе я его принял, и мне стало очень плохо. Больше я его не принимал, но в наследство получил маленький подарочек – острую язву желудка. Из-за этой язвы я и познакомился с доктором Винсенте Эстрадой, который направил меня на гастроскопию и эндоскопию, провел правильное лечение, и решил проблему.

Вирус продолжал быть незаметным. Иногда, правда, при обследованиях обнаруживали некоторые показатели повышенными и спрашивали меня, не пью ли я. Я со всей искренностью отвечал, что нет. Поскольку, что это значит – пить?