XXII. Segundo regreso

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес биография

XXII. ВТОРОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ

Через два дня было совершено полное и окончательное возвращение. В действительности, мне надлежало периодически проходить медицинские осмотры (все более редкие), а потому таких возвращений случается много, но это возвращение было особым, потому что разделило жизнь на до и после.

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес биография

С Хуаном Антонио Руисом "Espartaco" и Патрисией Рато.

Я обнял друга, со слезами и очень эмоционально, первого, кто пришел повидать меня дома, поскольку это был один из тех, кто прошел через медицинские исследования, желая отдать мне печеночную долю. И понемногу, день за днем, стали появляться многие другие. Все остальные.

Снова возобновились вечерние встречи, но насколько иная теперь царила атмосфера!

Настолько другая, что я изменил организацию вечеринок, и, вместо того, чтобы располагаться у меня в студии, мы собирались в гостиной.

Среди тех, кто пришел повидать меня, был Тито Мора, перенесший трансплантацию более шестнадцати лет назад, и выглядел он фантастически. Это подлинная инъекция оптимизма - видеть таких людей, как Тито, с отменным здоровьем столько времени спустя. В подтверждение того, что все работает, и благодаря развитию медицины и великодушию доноров это чудо становится возможным.

Редко, когда в своей жизни я так смеялся с друзьями, которые приходили повидаться со мной. Я был таким бесшабашным, таким счастливым, потому что все меня развлекало. Все. Мы даже смеялись над моим внешним видом, раздутым, после хирургического вмешательства, столь серьезного. На этот раз я плакал, но от смеха, так что даже говорил себе “остановись, остановись”, прижимая руки к животу, так как казалось, что что-нибудь может повредиться. Возвращался мой веселый нрав. И я уже начинал походить на самого себя. На того, что был раньше. На всегдашнего.

Я предполагаю, что ни одно решение, которые мы принимаем, не является случайным. В прошлой ситуации, когда я ожидал день “Ч”, я принимал своих друзей у себя в студии, в подвале, под землей. Сейчас же – наоборот, в гостиной, выходящей в сад к бассейну. Смена сцены имела общее с изменением характера, или, выражаясь более изысканно, - характер превалирует, что больше соответствовало моим новым воззрениям. Потому что во мне многое изменилось.