26. Maravilloso corazón maravilloso. 1989

26. УДИВИТЕЛЬНОЕ СЕРДЦЕ, ЧУДЕСНОЕ. 1989

 

Maravilloso corazón, maravilloso (CBS – 1989)

ВОЗВРАЩЕНИЕ В СОВЕТСКИЙ СОЮЗ. ГАСТРОЛИ В СЕМИДЕСЯТЫЕ ГОДЫ

Правильность выводов, которые можно было сделать после первого турне Рафаэля по Советскому Союзу, состоявшегося в 1971 году, была подтверждена следующими гастролями: их успех был действительно чем-то удивительным в стране, в принципе столь отличающейся от нашей. В семидесятые годы артист возвращался туда три раза: в 1972, 1974 и 1978.

Во время первого приезда в СССР Рафаэль с беспрецедентным для его карьеры успехом выступил перед десятками тысяч зрителей. Тем не менее, концерты прошли «только» в двух городах: в древнем Ленинграде и в Москве. В новом цикле гастролей он объехал гораздо больше городов и привез свою музыку в такие далекие места, как Ташкент, нынешнюю столицу Узбекистана, расположенную почти на границе с Китаем, и в другие города в глубине гигантской страны, которые тоже настойчиво приглашали певца.

 

Наталья и певец в Ленинграде.

1 сентября 1972 года Рафаэль вылетел из Мадрида в Москву, опять через Париж. Наталия Фигероа, которая провела несколько дней в Биаррице со своей семьей, присоединилась к «экспедиции» во французской столице. Они поженились всего полтора месяца назад. Все сомнения относительно того, повлияет ли каким-либо образом новое гражданское состояние певца на публику, развеялись на первых концертах, прошедших в разных испанских городах. Они имели большой успех, и сотни газетных заголовков подтверждали, что число его поклонников и последователей нисколько не уменьшилось. Однако некоторые журналисты настойчиво спрашивали: «Повторит ли Рафаэль после женитьбы успех своего первого турне по СССР?» Но это отнюдь не повлияло на его карьеру, достаточно упомянуть, в качестве интересного факта, что на многих станциях московского метро продавались фотографии Рафаэля и Наталии, сделанные в день их свадьбы.

В любом случае, в некоторых из последних интервью, взятых перед отъездом в Москву, журналисты не только задавали ему этот вопрос, но также настойчиво мусолили другую повторяющуюся тему: «Рафаэль все еще на что-то годится?» В одном из интервью даже спрашивалось, правда, в косвенной форме: «Ты считаешь, что за десять лет достиг вершины?» Рафаэль ответил: «Нет. Ни один человек в двадцать девять лет ни в чем не может достичь вершины. Я достигну вершины, когда мне будет шестьдесят или семьдесят лет. Посмотри – я пока еще могу сделать что-то новое.» Тогда, в плане стремления к творческому долголетию, он сравнивал себя с Морисом Шевалье и Фрэнком Синатрой (которому было пятьдесят семь лет), словно это было огромная дерзость – настаивать на том, что у еще много чего впереди. Эта столь прочно укоренившаяся в испанской культуре навязчивая мания стараться свергнуть кумира с его пьедестала четко проявлялась в те годы, хотя сегодня, через сорок лет, о ней можно вспоминать с улыбкой.

Второе турне по СССР

Нет никаких объективных данных, которые бы бросали хоть какую-нибудь тень на карьеру Рафаэля. На самом деле турне 1972 было одним из самых продолжительных и успешных из всех устроенных артистом в советской стране, и вообще в любой стране, в которой он побывал раньше. Это особенно примечательно, если учесть, что за несколько месяцев до того, как он ступил на землю этой страны, уже висели объявления «все билеты проданы» - на все и каждый из его концертов. А их было немало… В Баку он выступал 3, 4, 5, 6, 7 и 8 сентября; во Дворце Спорта города Тбилиси – 10, 11 и 12; в Ледовом Дворце города Ташкента – 13; во Дворце Культуры в Ленинграде – 16, 17, 18, 19, 20, 21 и 22; во Дворце Спорта города Вильнюс – 24, 25, 26 и 27; во Дворце Спорта города Минск – 29 и 30 сентября и 1 и 2 октября; в Киеве – 4, 5, 6 и 7; и в заключение – 8, 9 и 10 в театре Эстрады города Москвы. Во многие из этих дней он давал по два концерта, чтобы справиться с огромным наплывом публики.

 

Конверт долгоиграющей пластинки Рафаэля,
изданной в 1978 году в тогдашнем Советском Союзе.
 

Пресса (которая в те дни также рекламировала приближающуюся премьеру нового фильма Рафаэля Volvere a nacer) по большей части была благожелательной по отношению к артисту и правдиво информировала обо всем, что происходило во время того второго приезда в СССР: «Перед началом турне Рафаэль четыре дня проводил репетиции с группой струнных и медно-духовых инструментов Московской Филармонии… Вы читали что-нибудь подобное? Сорок профессионалов высокого класса, отобранных из московского оркестра, чтобы аккомпанировать Рафаэлю в его турне по стране! И все это было организовано соответствующим отделом культуры советского министерства, который занимается делами подобного рода. Мало кому из артистов во всем мире (и еще меньше среди них тех, кто специализируется на легкой музыке) удалось добиться, чтобы в России к ним относились так хорошо, как к Рафаэлю».

 

Пако Гордильо, Рафаэль, Сергей Перлин и Наталия Фигероа. 

Сергей Перлин, переводчик, сопровождавший артиста в 1971 и написавший для Министерства культуры подробный отчет обо всем, что происходило во время первого турне, пришел в отель, чтобы поздороваться с Рафаэлем и познакомиться с Наталией. Однако правительство решило (по причинам, о которых можно только догадываться, но невозможно узнать наверняка), что во время второго приезда певца и его группу будет сопровождать другой официальный переводчик. Его звали Олег Попов, это был очень вежливый и душевный человек, который подружился со всеми, особенно с Наталией, Рафаэлем, Соледад и Пако Гордильо. Кроме переводчика и соответствующей дополнительной охраны на концертах или во время появлений на публике, артиста постоянно сопровождали четверо полицейских от Министерства юстиции, которое наряду с Министерством культуры высказало свое желание избежать любых беспорядков.

Американский журналист Питер Girldre, видевший Рафаэля в Нью-Йорке, Лас-Вегасе, Лондоне и т.п., опубликовал в журнале Lеcturas репортаж, в котором высказывал особую заинтересованность в том, чтобы объяснить поразительный успех Рафаэля в Советском Союзе: «Я пообещал самому себе, что буду абсолютно беспристрастным в этой хронике. И сдержу свое слово. «Какие странные дела, - говорил несколько дней назад один мой коллега в Нью-Йорке. - Испанец – кумир Советского Союза? Все на самом деле так, как говорят?» И именно для того, чтобы узнать, так ли обстоят дела, как все говорят, я подхватил свой чемодан и приземлился в Москве. (…) Я не в силах описать отношение публики к этому певцу. Они протягивали руки, чтобы поздороваться с ним, раздавалось множество приветственных криков… Но есть нечто более глубокое, чего не выразить словами: эти глаза, эти выражения на лицах, которые я увидел… Это больше, чем восхищение или обожание, люди по-настоящему благоговеют перед Рафаэлем.

С Олегом Поповым во время репетиции во Дворце Спорта города Тбилиси.

Кроме многих других фактов журналист, как и многие советские газеты, отмечал, что билеты в тбилисский Дворец Съездов, вмещающий десять тысяч зрителей, были распроданы за несколько месяцев до приезда артиста. А также то, что Госконцерт попросил Рафаэля дать в последний день два концерта, и он согласился. Только в этом городе артист собрал на свои выступления сорок тысяч зрителей.

Увеличение числа концертов было также попыткой обуздать спекуляцию, бесконтрольно вспыхнувшую в стране, не привыкшей к этому. Самые дорогие билеты продавались в кассах по 6 рублей (в 1972 году это было равно четыремстам песетам), а их стоимость у спекулянтов достигала 18 рублей. Это было безумие, учитывая, что билет в первый ряд московского Большого Театра стоил 3 рубля.

Олег Попов в неформальной беседе с вышеназванным американским журналистом признавался ему, что «это невероятно, с артистом никогда не происходило ничего подобного. Эта страна сделала его своим кумиром». Когда его спросили, почему сначала Москва не была включена в программу турне, переводчик ответил, что в прошлом году, в день рождения Рафаэля, который он отпраздновал в столичном Дворце Спорта, у полиции были большие трудности с поддержанием общественного порядка. «Это стало для нас серьезной проблемой. Все это необычно для моей страны».

 

Вместе с его новым переводчиком, Олегом Поповым.

В этом длительном турне, вклинившемся между концертами в Испании и десятью концертами в Вашингтоне (Рафаэль перемещался по всему миру как шарик в пинболе) артист впервые спел песню Romantica Moscu (романтичная Москва), написанную Мануэлем Алехандро. Как и ожидалось, она имела огромный успех у русской публики. В Ленинграде в качестве дани уважения этому городу или для того, чтобы избежать возможных столкновений между зрителями - патриотами своих городов, он пел ее со словами «Romantica Leningrado (романтичный Ленинград)». 

Именно в интервью, данном в этом городе, его спросили, в каких странах он побывал до того. Рафаэль ответил, что в очень многих странах почти на всех континентах, и что единственное, что ему осталось – это Австралия. Тогда он этого не знал, но до устранения этого маленького недочета оставалось всего три года…

Наталья приехала в Мадрид раньше Рафаэля. Она сделала это, чтобы вернуться к своей работе в телепередаче Si las piedras hablaran, ведущей которой она была, хотя некоторые представители СМИ намекали, что это могло быть связано с возможной беременностью. Вскоре окажется, что это действительно так, но тогда не было точных сведений. Именно в этом турне 1972 года многие поклонники начали подходить к Рафаэлю, чтобы сказать ему, что они учат испанский язык из-за него, чтобы понимать его песни и быть в состоянии прочитать его интервью. В этом же турне многие семейные пары уверяли его, что решили изменить имя, выбранное для их сына, и теперь назовут его Рафаэлем. Сегодня все это кажется невероятным, но это происходило в присутствии бесчисленного множества свидетелей.

 

Наталия и Рафаэль выходят из ленинградского отеля.

Турне 1974-го и 1978-го годов

Третья поездка в Советский Союз состоялась в конце 1974 года. Она прошла после рекордного сезона в мадридском Дворце Музыки, включавшего 58 концертов (с 24 апреля по 9 июня), продолжительного турне по испанским городам, второй поездки в Японию, Америки… И, в личном плане, после рождения Алехандры, второго ребенка этой семьи.

Третье турне снова имело огромный успех, хотя это может показаться повторением. На этот раз Рафаэль пел в течение месяца в трех городах. 19, 20, 21, 22, 23 и 24 октября – в кинотеатре Россия в Москве; 26, 27, 28, 29, 30 и 31 – во Дворце Спорта в Минске; 2, 3, 4, 5 и 6 ноября - снова в Москве, в Театре Эстрады; и 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15 и 16 – в Ленинграде.

В этом турне Наталия сопровождала его только в последнем из этих городов, так как она должна была заниматься Хакобо и Алехандрой. С ней был также Альфредо Тосильдо, сотрудник Рафаэля, занимающийся вопросами, связанными с прессой, и, кроме

того, являющийся одним из хороших друзей артиста. Один из тех, кто, как и Мишель Боннет, Кармен Пагео или Роджер Лопес, умрет, к несчастью, слишком рано.

Тосильдо не смог приехать в Россию в первые два турне из-за проблем с сердцем, и по этой же причине даже пропустил свадьбу в Венеции. Чтобы «компенсировать» ему эти потери, Рафаэль сделал его крестным отцом своего первого сына.

Альфредо Тосильдо входил в число тех, кого многие называли «клан Рафаэля» - в группу, которую вначале образовали Пако Гордильо, Мануэль Алехандро и Франсиско Бермудес, но в первые годы она была расширена еще несколькими, хотя и немногими людьми. Тосильдо был человеком, крайне необходимым в профессиональном плане, но в первую очередь – в личном.

В турне 1974 года Рафаэль впервые спел Amor mio, одну из песен, которые глубже всего запали в душу русской публики, а может быть, и самую запомнившуюся. Эта песня врезалась в сознание тысяч людей, продолжавших заполнять театры.

В этом турне его сопровождал Антонио Исаси, который следовал за артистом для съемок его документального фильма Rafael en Raphael. В России он закончил работу над лентой, начатую в мадридском Дворце Музыки, в Нью-Йорке, в Японии...

  

Афиша турне 1974 года по Советскому Союзу.

Хотя торговое представительство Испании существовало в Москве с 1973 года, сейчас Рафаэль приехал в Советский Союз в первый раз после смерти Франко, когда в СССР впервые появился испанский посол, Хуан Антонио Самаранч, и были установлены нормальные дипломатические отношения.

Певец прилетел прямо из Мехико, где он завершил съемки теленовеллы режиссера Антулио Хименеса Понса Donde termina el camino. Кроме того, он давал концерты в других американских странах, включая Мексику.

В это время Рафаэль и Наталия ждали своего третьего ребенка. Поэтому, несомненно, можно утверждать, что гастроли в России в семидесятые годы были тесно связаны с семейными событиями, в частности, с рождением трех детей.

 

Наталия Фигероа и Альфредо Тосильдо в Ленинграде.

Турне снова получилось очень продолжительным – это был целый месяц концертов. Рафаэль выступал во Дворце Культуры в Ленинграде 16, 17, 18, 20, 21, 22 и 23 мая; в Баку – 25, 26, 27, 28, 29, 30 и 31 мая; в ДК «Украина» в Киеве – 2, 3, 4, 5, 6, 7 и 8 июня; в Москве, в кинотеатре «Россия» - 10, 11, 12, 13 и 14, и в Театре Эстрады – 15, 16 и 17 числа. Как уже стало привычным, во многие из этих дней он устраивал по два концерта.

В интервью, которое он дал в 1972 году Питеру Girdle, Рафаэль признался: «Для меня каждый концерт – это новое сражение, в котором мне надо победить. И если цена, которую зрители заплатили за свои билеты, слишком высока, я должен добиться того, чтобы она показалась им низкой, я должен оправдать те деньги, которые я получаю. Я не могу допустить, чтобы кто-нибудь ушел недовольным. Я могу нравиться или не нравиться некоторым людям, но ни у кого не будет права сказать, что я не отдал всего, что мог». 

 

Стоя на сцене рядом с переводчиком,
он говорит несколько слов советской публике.

В свой последний концерт в Москве в 1978 году Рафаэль включил песню Y volvere. Не зная, что готовит ему будущее, он пел слова, в которых говорится: «И я вернусь, как птица, что возвращается к своему гнезду. Ты увидишь, что я скоро вернусь и останусь ради этого спокойствия, которое ты всегда, всегда мне даришь, которое ты мне даришь…».

Из-за целого ряда неизвестных причин он почти на двадцать лет задержался с возвращением в новую Россию, куда вернулся лишь в 1997 году. Эта поездка нормализовала положение и дала возможность провести новые концерты - уже в ХХI веке.

Но мы поговорим о них в свое время.


MARAVILLOSO CORAZÓN MARAVILLOSO

Распространение – CBS Records Internacional
Год выпуска: 1989
Производство: Роберто Ливи
Аранжировщик и дирижер оркестра: Эктор Гарридо
Инженеры звукозаписи: Микаха Риан и Карлос Ньето
Инженер по микшированию: Эрик Шиллинг
Дизайн конверта: Пауль Перлов
Фотографии: Серапио Карреньо

Это второй альбом Рафаэля, записанный на его новом этапе работы в Sony (CBS) после успеха диска Las aparencias enganan. И снова во главе стоит Роберто Ливи.

И это опять тот случай, когда одна песня «поглотила» остальные. Песня Maravilloso corazón maravilloso продавалась очень хорошо, была очень популярна и ее много слушали по всему миру.

В журнале Billboard песня заняла седьмое место, а альбом – четырнадцатое.

Диск Maravilloso corazón maravilloso записывали в Майами, в построенной в 1958 году студии Criteria – легендарном месте, откуда вышли легендарные песни: I feel good Джеймса Брауна, Young, gifted and black Ареты Франклин, 461 Ocean Boulevard Эрика Клэптона, Rumors группы Fleetwood Mac и Saturday Night Fever группы Bee Gees, а также десятки шлягеров Хулио Иглесиаса. Именно в одном из ее залов они с Рафаэлем несколько лет спустя записали для телепередачи песню Somos.

Хотя название наводит на мысли о противоположном, Maravilloso corazón maravilloso – один из тех альбомов артиста, где большинство песен говорит об отсутствии любви, он заполнен словами о разлуках, разрывах, отчаянии...

MARAVILLOSO CORAZÓN MARAVILLOSO

Песня, давшая название альбому, несомненно, была самой популярной из всех вошедших в него вещей. Легко запоминающаяся музыка с эффектной аранжировкой, простые незамысловатые слова и великолепный хор сделали из этой песни грандиозный хит, возможно – самый популярный хит Рафаэля во второй половине восьмидесятых годов. После того, как она была записана, без нее почти никогда не обходилось на концертах артиста. Она обеспечивает необходимую «передышку» между другими напряженными великими песнями.

SI TE VAS CON ÉL

Первая песня об уходе любви в этом альбоме, что становится очень понятным после первого же куплета: «Тебе не надо говорить об этом, я вижу это в твоем взгляде, в твоей жизни есть другой мужчина, ты влюблена…».

OYE

Песня совершенно в стиле песни A que no ta vas, который мог бы считаться почти подвидом жанра романтической песни. Один из членов пары угрожает уходом, а другой противится. В данном случае это поведение не приносит результата, угроза становится реальностью: «Я знаю, как я тебя люблю, и я этого не отрицаю, я знаю, что если ты уйдешь, я буду тосковать о тебе, но если ты выйдешь за эту дверь, я закрою ее, чтобы забыть о тебе. Послушай… послушай… послушай…». А она уже ушла.

NI MUERTA

Это самая ритмичная песня альбома, ее тематика схожа с тематикой предыдущей песни. В ее записи участвовали Хорхе и Дельфин Амайя, члены группы Amaya.

ESTOY TAN LEJOS

Снова речь о расстоянии, но с оптимизмом. «Ведь нет расстояния, которое бы разделило нас в мыслях. Можно разлучить тела, но чувства – никогда. Ведь нет расстояния, которое могло бы стать преградой. Для такой любви, как наша, не может быть границ».

VOY A CRUZAR LOS DEDOS

Роберто Ливи снова обращается к теме суеверий. Если в прошлом альбоме Рафаэль «стучал по дереву», чтобы не вернуться к прошлой любви, на этот раз он «скрещивает пальцы» с противоположной целью: «Я на всякий случай скрещу пальцы, из-за своей неуверенности. Я буду тихонько молиться, чтоб ты никогда не ушла. Я скрещу пальцы, и меня не волнует, что на меня смотрят. Если я могу удержать тебя, не имеет значения, что обо мне говорят. Я скрещу пальцы. Любимая моя, это не слишком много и не слишком мало.

TE VOY A ECHAR AL OLVIDO

Это второй сингл из альбома, и, следовательно, одна из самых известных и часто транслируемых по радио песен. Грустные слова о расставании сопровождаются красивой и приятной мелодией. Это совершенно ясно: «Я забуду тебя, и клянусь, что это навсегда. Если ты никогда меня не любила, мне не за что любить тебя». Хотя под конец, как почти всегда, возникает сомнение: «Я забуду тебя, пока не стало слишком поздно и я, рыдая, как малодушный трус, не начал просить, чтобы ты не уходила…».

ENSÉÑAME A OLVIDARTE

Еще один из вариантов неприязни... пожалуй, самый мучительный: «Срочно научи меня, как тебя забыть, стать безразличным к моей любви, словами отрицать то, что чувствую, притворяясь, что нет этой боли (…) Научи меня, как тебя забыть, ты не видишь, что я больше уже не могу? Я пытаюсь вырвать тебя из моей жизни, а ты из моей жизни не уходишь».

TRAIGO EL CORAZÓN HERIDO

И под конец – снова сердце в качестве главного действующего лица, но в трактовке, очень отличающейся от песни, открывающей альбом - она оставляет открытой дверь для надежды. «Мое сердце ранено, и я оставляю его здесь, у твоей двери. Если ты ее закроешь, ты этим убьешь меня. Ты должна держать ее открытой. Ты знаешь, что все в твоих руках – спасется оно или умрет. Оно спасется, если ты его возьмешь. Оно умрет, если останется снаружи».

Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 23.01.2013

Дополнительные материалы:

История гастролей Рафаэля в СССР и России /
La historia de las giras artísticas de Raphael en la URSS y Rusia
Рафаэль и великий голкипер / Raphael y el gran portero. 1971
Рафаэль и Наталия в Ленинграде / Raphael y Natalia en Leningrado. 1974