Veinticinco años de amor. 1985

ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ ЛЕТ ЛЮБВИ. 1985

«Я, тот, кто по ночам не дает тебе покоя», и каждую ночь отступают ночные тревоги, несбыточные мечты и разочарования, отступает все то, чем  наполнена наша жизнь. Отступают перед  ушедшим, словно записанным на магнитофон,  пробуждая картинки, хранящиеся, как на видеопленке, внутри нас,  когда были такие ночей, и этот мальчик, который поет, возвращает  нас в  иное,  лучшее время, в наше прошлое.

Рафаэль певец Испания

Двадцать лет назад на фестивале Евровидения, где победил Удо Юргенс,  ныне растворившийся во времени, был этот мальчик - все еще мальчик, - который поет нам и очаровывает нас: «Я тот!».

Но тот ли?! Он очень похож на него, и мы все также очень  напоминаем самих себя, хотя - уже другие…

Но тот, которого зовут Рафаэль, собрал нас в ультрасовременном зале Scala Meliá, чтобы доказать, что он  остается все тем же и может побеждать,  по-прежнему побеждать на всех фестивалях, на Евровидении ли или  где еще, побеждать чудом своего голоса,   набухающими от напряжения венами, как могучая птица,  которая много мощнее, чем какой-нибудь соловей,  точнее будет - поющий орел.

Через двадцать пять лет после не самого простого дебюта тот мальчик из Линареса, Рафаэль продолжает быть «все тем же, кто ждет тебя, кто мечтает о тебе, кто хочет стать властителем твоей любви», и мы, мадридцы, токийцы, жители Нью-Йорка, мексиканцы, жители Боготы, москвичи, парижане, - и хранители его любви, и влюбленные.

Он возвращает нам, или, скорее, нас возвращает к любви, этот андалузский певец, который, действительно, уникален: ведь более тысячи лет назад тартессы* оставили свидетельства своего пребывания в самых северных районах Америки, а он, их потомок, вот уже двадцать пять лет проповедует своими песнями любовь на этой отравленной ненавистью и злобой планете,  по имени Землей.

Вчера вечером, повернувшись спиной к исступленной публике, которая  засыпала его гвоздиками и заглушила аплодисментами, Рафаэль плакал - я видел это - как в ту самую ночь, двадцать лет назад, или около того, когда он победил на Фестивале в Бенидорме.

Может быть, он думал, как и во время его первой большой победы, что, возможно, это не более, чем сон, и он проснется в кромешной темноте без всех этих разноцветных сияний, которыми  переливается его имя в парижской Олимпии, в Медисон-Сквер Гарден в Нью-Йорке, на Красной Площади в Москве, на южно-американских стадионах, в Буэнос-Айресе, Мехико, Лиме, Каракасе, в самых северных и южных районах,  пронизанных вечной мерзлотой…

Если сказать, что Рафаэль принадлежит к числу испанцев от Пикассо и Миро до Tapies, Дали, Монсеррат Кабалье и Сеговии, которые прославили свои имена во всем мире, то это не будет преувеличением. Более тысячи человек подтвердили это вчера в El Scala, покорившиеся урагану чувств, рвущемуся из мощного горла Рафаэля. Он говорит о многоликости любви и чувственности, «когда согревает солнце»; глубокой страсти, потому что «я тот, кто мечтает о тебе»; пренебрежении, заявляя «я рад, что вижу тебя такой красивой»;  и ревности, мучаясь «и как, в каком краю он полюбил тебя»...

Это Рафаэль, тот самый парень, который начинался двадцать пять лет назад...

Лоренсо Лопес Санчо
04.05.1985
АВС
Перевод liussy
Опубликовано 24.02.2011

Дополнительные материалы:

*  Древние жители южной Испании, Уэльвы.