Raphael, como siempre, a beneficio de la Fundación Reina Sofía. 1994

РАФАЭЛЬ, КАК ВСЕГДА, ВЫСТУПАЕТ В ПОЛЬЗУ ФОНДА КОРОЛЕВЫ СОФИИ. 1994

Вчера вечером королева присутствовала на концерте певца
Вечер понедельника в мадридском театре Лопе де Вега. 

  Рафаэль певец Испания 

Толпа, заполняющая тротуар Гран Виа, предвкушает великое событие. Ждут приезда Ее величества королевы Испании, патронирующей концерт, который проводится в пользу Фонда королевы Софии.

Поет – никто не знает, откуда он появился, и куда он уедет потом – персонаж мирового значения в современной испанской песне - Рафаэль.

Его девизом стали строки Хосе Марти: «Прихожу отовсюду, как чувство, уношусь в любые края, с искусством я – искусство, на вершинах – вершина и я» (пер. О.Савича).

Концерт, который он устраивает, привлекая большой оркестр из всевозможных инструментов, дающих разнообразное звучание, а также разные хоры, латиноамериканский квартет и труппу фламенко, хорошо соответствует этому «прихожу со всех концов мира», которое означает также «уезжаю во все концы».

Программа, подготовленная Рафаэлем для этого уникального события, опять похожа на антологию. Лучше было бы сказать, что она автобиографична. После того, уже такого далекого IV фестиваля в Бенидорме, который открыл перед ним все пути к славе, Рафаэль совершенствовал свои выступления, постоянно добавляя к ним обогащающие их элементы, которые сейчас нашли отражение в пяти совершенно различных частях его программы.

Пусть, даже большинство песен, которые он вспоминает, принадлежат его другу Мануэлю Алехандро, но далекие великие этапы Евровидения-66, завоевания сцен вместе с Пако Гордильо и триумфального появления в Мэдисон-Сквер Гарден в Нью-Йорке, остались в таких песнях, как «El Tamborilero» Катрины К. Дэвис, «Yo soy aquel» М. Алехандро, «A mi manera» Франсуа, «La quiero a morir» Кабреля и многих других произведениях Алехандро, которые приверженцы «легенды» встречают криками и аплодисментами.

Рафаэль менял свой стиль выступлений, подстраиваясь к ритму собственных изменений – своего голоса, манеры, возможностей.

Сейчас ему аккомпанирует мощный громогласный оркестр, который любого другого просто уничтожил бы. Но Рафаэль справится со всеми мегафонами мира.

Это первозданная энергия, усмиренная долгими усилиями человека, развивавшего самого себя более, чем тридцать лет - энергия, которая обеспечила ему верную публику на всех континентах.

Он больше чем певец, он феноменальный актер, укротитель зрителей, и -

когда он мощно выплескивает звук или интимно и доверительно шепчет в микрофон, или же танцует под музыку; он умеет страстно, убедительно и экспрессивно жестикулировать, не теряясь в богатстве ритма, в композициях, которые уводят его от самых строгих в музыкальном отношении песен к народным мелодиям – как американских стран, так и его воспетой и прославленной им андалузской земли.

Прочное положение в программе заняли совершенно разные американские красоты - такие песни, как «La llorona» и «Corazón, corazón» или более ранние вещи, насчитывающие более пятнадцати лет, которые он преодолевает вместе со своими зрителями, обращая их к ностальгии.

Это волнующий спектакль, неистовый, из-за смелого звучания, и радостный, благодаря создающим настоящие тематические театрализации, чудесным оркестрам, которые ему аккомпанируют. Грандиозный музыкальный праздник длится больше двух часов; недосягаемый для усталости Рафаэль обескураживает своих старых друзей и удивляет вновь появившихся – из тех новых поколений, кто явился посмотреть на него; и все закипает от страсти, когда он поет «Mi querida Espana» или, с очень анадалузским юмором, говорит вещи типа «No le pegues, mama».

…Его концерт «нахально» и «хвастливо» эгоцентричный, он поет настоящие признания - о себе, о своем призвании, о том, кто он есть, кем он был, и чего он хочет, с силою Геркулеса - Быть самим собой! Свободным от всех канонов, от любых ограничений!

Под конец, когда зрители, столько раз поднимавшиеся на ноги и опускавшиеся в кресла, обессилили, они, тем не менее, просили «еще», и «еще»!

Рафаэль позволил себе роскошь исполнить в завершение знаменитое «Болеро», которое Морис Равель, воссоздавший столько испанских песен в своем гениальном порыве революционизировать европейскую музыку начала века, написал для русско-французской балерины Иды Рубинштейн. Впервые она показала его публике в Гран-Опера в Париже в постановке, изображавшей андалузскую таверну, где ее окружали пылкие цыганские танцоры.

Равель сделал потрясающее новейшее андалузское, а не кубинское, болеро, правила которого Рафаэль нарушает, как он это любит делать. Ему можно, потому что он ЛЮБИТ...

Лоренсо Лопес Санчо
 11.01.1994
АВС
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 30.08.2010

Дополнительные материалы:

La Reina presidió el concierto de Raphael. 1994