El festival ribereño Sonorama se “rindie” a Raphael. 2014

ФЕСТИВАЛЬ SONORAMA «СДАЛСЯ» РАФАЭЛЮ. 2014

«Это один из вечеров,  когда я очень горжусь тем, что я артист».

И наконец наступил этот день. С момента выхода новости о том, что Рафаэль появится на Sonorama Ribera, не переставая текут целые реки чернил. Между двумя этими сущностями есть обратная связь. Конечно же, одна без другой не вызвала бы в СМИ такой реакции, как та, что наблюдалась в этом году. Кто не узнал о том, что Рафаэль выступит на Sonorama? Отклик на это экстравагантное событие последовал на радио, телевидении, в печатной прессе и, разумеется, в интернете. Выглядело очень вызывающим, что артист, являющийся классиком среди классиков, с которым ассоциируют публику преимущественно, скажем так, очень зрелую, сможет разделить сцену с группами более или менее независимыми, которым приписывается аудитория в основном, выразимся так, тоже независимая и, кроме того, альтернативная.

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес слушать песни

Возникало ощущение, что это два поезда, которые едут в противоположных направлениях, используя одну колею. Словно такая классика, как электричка Talgo*, сделанная по чисто испанской технологии, решила померяться силами или посоревноваться и, следовательно, столкнуться с суперсовременным высокоскоростным поездом. Так и было. Однако умение и опыт машинистов сотворили чудо. Ведь то, что произошло вчера вечером на сцене Рибера дель Дуэро, было самым подлинным фестивалем. Истинным праздником музыки. Возможным стал союз, взаимопроникновение и сотрудничество двух сил. То, что могло бы оказаться, как предсказывали некоторые, катастрофой, стало настоящим зрелищем.

Внизу, на площади, царило ожидание

Были шутки, смех, остроты. Все эти «я здесь, потому что я приехал посмотреть, что тут будет». «Ну, мне-то он нравится, я приехал ради него». Но также присутствовала и некоторая эпохальность. Наблюдалась некоторая мешанина, разнородность, слияние разных поколений (точно – трех, а если присмотреться получше, даже четырех), но не только возрастов, а и музыкальных вкусов, стилей и направлений. Мне в голову приходит не много артистов, у которых такой талант собирать публику. В прошлые годы на нескольких фестивалях первый день был спланирован как день открытых дверей со свободным входом. Идея заключалась в продвижении семейной Sonorama, где внуки и деды тоже смогут пройтись по концертной площадке и приобщиться к музыке. Ну, известно, если в этой стране что-то дают даром…

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес слушать песни

Но в данном случае это не был день открытых дверей. Это был обычный день. Из тех, в которые ты, если жаждешь культуры и возможности насладиться спектаклем, должен продвигать ее и сотрудничать, и, побывав в кассе, вносить свой вклад. И люди это делали. Площадь была заполнена до предела, это была самая многолюдная аудитория в длинной истории Sonorama. Было шоком увидеть под сценой, куда не помещался больше ни один объектив, столько фотографов, у которых, разумеется, была одна цель – Рафаэль. И не надо было ставить в первые ряды деревянные стулья для пенсионеров, как предсказывали некоторые шутники. И сколько бы ни звучало насмешек, публика была настроена на праздник и на то, чтобы с первой минуты хорошенько повеселиться. Это было самое выдающееся событие этого фестиваля, и так и должно было быть.

Как оценивать нечто подобное?

То, что стало бесконечностью – это множество деталей, о которых надо сказать, и возникает проблема – с чего начать. Звук, музыка, голос, движения, жесты, исполнение и пение (которые у него являются двумя разными вещами, хотя многим из нас они до сих пор представляются одним и тем же), позы, облик, провокация, вовлечение публики, освещение… одним словом, целый набор подробностей, свидетельствующих об одной-единственной вещи – что он уникален. Для него это стало благословением в том, что касается спектакля. Он зрелищен, на него приятно смотреть. Весь вечер его преследует прожектор, и он ни на секунду не теряет лицо. Его движения подчеркиваются паузами, дающими время для созерцания. Он словно хорошее вино, которое смакуют во рту несколько секунд, чтобы распробовать весь его аромат и ощущения и насладиться ими.

Спектакль с сюрпризами

Первым из них однозначно стал его список песен. Можно было ожидать более соответствующего обстоятельствам концерта. Более “pachangueo”**. В котором публика будет петь хором каждую его песню, извлеченную из списка древних шлягеров, которые были бы известны всем зрителям. Но он удивил всех очень индивидуальным выбором. Там не было ни El tamborilero, ни Yo soy aquel, ни Aquarius, ни In the gheto. Можно было бы ожидать, что Mi gran nocheокажется первой или прощальной. Но нет же -он поставил ее второй, словно для того, чтобы обойти ее по касательной, как одну из многих. Ожидались дуэты – и они были. С ним выходили Хуан Альберто Мартинес, Вега и Альберто Хименес из Miss Caffeina.

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес слушать песни

До сего момента все шло правильно, но не все было таким, как предсказывали, так как Альберто Мартинесу из Niños Mutantes предвещали Cómo yo te amo, версия которой у него есть, однако выбрана была Estuve enamorado. А для песен, которые спел он, была взята Gracias a la vida Чавелы Варгас, которую он охарактеризовал как одну из его любимых песен, по понятным причинам. С помощью этих маленьких уловок Рафаэль с одной стороны продемонстрировал, что у него в запасе бесконечный список песен, что каждый новый концерт отличается от прошлого и что он, так как он самый независимый, делает все, что хочет он сам, не допуская никакого влияния или давления. Это могла бы оказаться Escándalo, но подхлопывать своему хору зрители начали под Cómo yo te amo, которая словно вызвала цунами в каждом горле. А чего никогда не было в дефиците на лицах публики – это широкой улыбки, доказывающей, что они наслаждаются каждой деталью. Самый шумный момент настал во время La canción del trabajo, а самый поразительный, в силу неожиданности, в Frente al espejo. Он начал ее, сидя за стеклом, которое в конце расколотил, ударив по нему стулом, на котором сидел, так что глаза у нас от удивления стали как блюдца.

Вверху, на сцене, стоял настоящий профессионал. Все свидетельствовало о том, что это неутомимый труженик, который всем обязан своей работе и ни в чем не полагается на авось, не упуская ни малейшей детали. Что несмотря на свой возраст и его не такое уж крепкое здоровье, он постоянно отдавал все, что мог. Это первый с момента учреждения Sonorama артист, которому выдели на выступление больше часа и который закончил его через полтора с лишним часа. Этот перебор доказал, что у него были основания для приезда. Он сумел разделить свое сценическое пространство и свой спектакль с теми, кто восхищается им и в какой-то момент своей карьеры отважился сделать свои версии его песен.

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес слушать песни

Эти жесты оказались идеальным клеем, чтобы сочетать и объединить то, что казалось непримиримым. Простой Talgo со скоростным AVE. Классическое с альтернативным. Комическое и драматическое. Стихи и прозу. Он господствовал над временем. Манипулировал публикой. Он затянул ее в свою сферу и проглотил ее. Он заткнул рты скептикам и открыл глаза не одному слепому, считавшему, что у него есть право надзирать за всеми. 

 Рамами
15.08.2014
www.larepublicacultural.es
Перевод А.И.Кучан

Опубликовано 19.08.2014

Примечания переводчика:

* Talgo - обычный скорый поезд. AVE - поезда, развивающие скорость до 300 км\час.

** Прилипчивая, «популистская», ультра-броская и простая музыка с однообразным ритмом и безвкусными словами (часто предназначенными для исполнения хором).