Raphael, hasta el final. 2014

РАФАЭЛЬ ВО ВСЕМ. 2014

В первый из трех своих вечеров в Большом Театре Falla легендарный певец  на протяжении почти трех часов демонстрировал  шлягеры из своего репертуара.

испанский певец Рафаэль

Это Рафаэль во всем – с  его своеобразной манерой пения, с его смакованием каждого слога, с его раскатистыми «Р» и удлиненными «Л». Это Рафаэль во всем - с его уникальными пробежками по сцене, с его вызывающими взглядами, с его указательным пальцем, когда он выбирает в зале жертву или бросает обвинения. Это Рафаэль во всем, когда он разбивает стакан об пол, чтобы пролить все его содержимое на сцену; когда шлет вызов неудаче, швыряя табурет в зеркало, чтобы разнести его на на тысячу осколков; когда раскатывает по эстраде во вращающемся кресле на колесиках; когда поднимается по лестницам; когда с шумом втягивает в себя воздух; когда танцует с несуществующей шляпой; когда ведет воображаемый бой. Разъяренный, печальный, взбешенный, грустный, потерпевший поражение, торжествующий... Смеющийся или жалующийся. Рафаэль во всем. «И я буду приезжать сюда, Каи*, до самого конца, год за годом», - говорит легендарный неутомимый певец, которому 71 год, на своей первой из трех запланированных в этом сезоне встреч лицом к лицу с Большим театром Falla. На концерте, который привольно разливался на протяжении трех часов, где Рафаэль был Рафаэлем с начала и конца. Рафаэлем во всем.

Из своих тысячи и одного лица (их у него столько же, сколько и песен) артист из Линареса, который начал свой роман с Кадисом еще во времена Cortijo de los Rosales (как сам он напомнил), решил для начала дать увидеть его лицо йе-йе в песнях  Si ha de ser así и Mi gran noche. Но еще до того, как он открыл рот, когда такты оркестра складывались в небольшое попурри из мелодий Estoy aquí и Yo soy aquel, когда Рафаэль, в вечном галстуке в скромный горошек  вышел на сцену, там в эти закатные часы началось безумие.

испанский певец Рафаэль

Рафаэль во время вчерашнего выступления в Большом театре Falla

Невозможно сосчитать, сколько раз публика поднималась с мест, чтобы поаплодировать песне, даже в середине ее исполнения. Это катарсис. Эта связь между артистом и историей, которую он рассказывает, и, следовательно, между артистом и аудиторией, объясняется только эмоциональным просветлением, спровоцированным греческой трагедией. И, учитывая то, что происходит на концерте, спровоцированным также Рафаэлем.

Provocación, Se fue («мое сердце так грустно, что...», - поет исполнитель, в то время как дама  зрелого возраста интересуется: «почему, сын мой?»), Los amantes... Более мелодичные песни сменяются теми, которым аккомпанируют рояль, ударник и клавишник – что какой требуется. На этом этапе «уникальный», «лучшиий» и «великий» (такие определения присвоила ему его публика в Кадисе) уже развязал галстук  и театральным жестом снял пиджак. И перебросил его через плечо. И зачем нам желать большего? Эта овация была сопоставима только с той, что разразится часа через полтора, когда он скажет это свое Qué sabe nadie.

Это катарсис, как я уже говорила. Дело в том, что Рафаэль поет (даже тра-та-та, если ему вздумается, потому что он все еще обладает властью) и ведет рассказ. И он рассказывает его как никто, потому что он ни на кого не похож. Он похож на Рафаэля. И он поет как Рафаэль такие песни, как Se me va, Gracias a la vida o или танго Nostalgias, которые столько раз  исполняли разные артисты.

Он также играет перед нами соблазнителя, который пробует все средства в  Despertar al amor; выглядит благодарным в  Maravilloso corazón; наэлектризованным в La canción del trabajo; чарующим в Cuando llora mi guitarra и эпатажным в Yo sigo siendo aquel.. Перед тем как исполнить Cuatro estrellas, он вспоминает Мануэля Алехандро, своего скорее «биографа», чем композитора, и переносит нас на шумную вечеринку, когда обращается к Estuve enamorado.

Но именно своими эксцессами, своими эксцентричным выходками и  самым страстным исполнением песен Рафаэль доводит свою аудиторию до полной капитуляции. Словно до пропасти восхищения. Escándalo, Detenedla ya, Qué sabe nadie, En carne viva, Frente al espejo, Como yo te amo, No puedo arrancarte de mí, la Balada para un loco Пьяццоллы (великолепная вещь)... Они появляются  вне рамок De amor & desamor, его последнего альбома. Потому что Рафаэль делает, что хочет. До конца.

Тамара Гарсия
10.10.2014
www.diariodecadiz.es
Перевод А.И.Кучан

Опубликовано 10.10.2014