Vino por primera vez en mayo de 1967

Raphael Рафаэль певец Испания

В ПЕРВЫЙ РАЗ ОН ПРИЕХАЛ В МАЕ 1967

В мае 1967 года Рафаэль совершил первую поездку в Мексику. Он приехал с контрактом на работу в El Patio в течение двух недель. Рафаэль был очень мало известен в Мексике. Там передавали, и очень редко, только запись песни «Yo soy aquel». Публика кое-что узнала о его существовании благодаря тому, что Discos Gamma, прослышав о его успехе в других странах и желая привезти Рафаэля в Мексику, повела активную рекламную кампанию: объявления в прессе, репортажи в журналах, конкурсы, рекламные акции и т.д.

Но даже так не последовало никакой реакции публики, и его песни, изданные в Мексике, прошли незамеченными. Ангажировавший его импресарио, дон Пепе Леон, осознавал, со звездой какого уровня он заключил контракт, и хотя, работая с Рафаэлем, он рисковал кругленькой суммой, по своему огромному опыту он знал, что все будет хорошо. Пепе Леон запланировал мощную рекламу с объявлением о спектаклях Рафаэля в El Patio, и решающий удар был нанесен, когда он вместе с Discos Gamma за день до дебюта Рафаэля устроил ужин с выступлением певца, пригласив на него всю прессу, радио, телевидение, репортеров и комментаторов Мехико, которые бы впоследствии могли бы оказать помощь в проведении рекламной кампании.

Все приглашенные пришли на этот ужин, большинство, разумеется, только для того, чтобы выполнить долг вежливости перед Пепе Леоном и Discos Gamma - равнодушные к выступлению Рафаэля, хотя проявляющие любопытство к объекту такой наступательной рекламы и такого дорогого промоушена.

Наступил назначенный час, Рафаэль вышел и начал петь. Его голос и его жесты сразу же привлекли внимание большинства зрителей. Первая песня была встречена громкими аплодисментами – но обычными, не более того. Но ко второй песне его уровень и класс уже начали получать признание публики. Накал эмоций в душах комментаторов, критиков, репортеров, журналистов и т.п. возрастал.

Овации, которыми награждали Рафаэля, становились все громче, и его выступление закончилось под оглушительные крики «браво» и «вива»… и ему не давали уйти со сцены… требовали спеть новые песни… еще больше неизвестных песен... еще больше «его» песен…

Для этого вечера он отрепетировал с оркестром специальное шоу, и его номера закончились, ему больше было нечего петь. Рафаэль вежливо извинился, но… никто не обратил на это внимания, все забыли, что находятся на закрытом показе, куда были приглашены в виде любезности, и громко требовали у Рафаэля новых песен.

У него не было иной альтернативы, кроме как попросить его дирижера, Мануэля Алехандро, чтобы тот сыграл на рояле еще несколько композиций. Овации повторялись после каждой вещи, а после нескольких номеров Рафаэль под крики и аплодисменты распрощался с публикой.

Появились рецензии, и все они с единодушным восторгом рассказывали о посетившем нас чуде. И зрители стали проявлять интерес к тому, чтобы познакомиться с тем, о ком они прочитали так много баснословных рецензий -  и согласиться с ними. И от первых двух дней выступления в El Patio, продажа билетов на которые шла достаточно вяло, Рафаэль перешел к невероятным аншлагам, и его контракт был продлен еще на неделю.

Желание увидеть Рафаэля росло с каждым днем, и начиная со второй недели и на протяжении всей третьей недели аншлаги в El Patio были постоянными, огромное количество людей, не имея возможности попасть в зал, стояло на улице. Швейцар в El Patio получил бы (и мы не преувеличиваем) взятку в тысячу или две тысячи песо только за то, чтобы разрешить войти парочке, которая просила позволения посмотреть шоу стоя, позади столиков, или в проходе, или в любом другом месте, где они не помешают. Предлагались также кругленькие суммы за столик и за заказ столика. Но все усилия тех, кто не смог увидеть его, оказывались бесполезными.

Успех Рафаэля на каждом концерте был неописуемым, ему, как тореро после выступления, бросали разные предметы одежды, мужчины стоя кричали «браво, гений, маэстро, феноменально» и т.п.; женщины, теряя контроль над собой, истерически вопили, плакали, смеялись, забывая обо всем и видели только одну-единственную фигуру, слышали только один голос – Рафаэля.

Те директора радиопередач, которые отказывались пустить в эфир пластинки Рафаэля, после всеобщего восторга на ужине с презентацией поняли, что они ошибались, плохо и поспешно вынеся суждение о «дымящемся голосе». Они быстренько стряхнули пыль с дисков, которые раньше отвергали, и аудитория, уже немного подпавшая под влияние рецензий и общественного мнения, начала знакомиться с ними и влюбляться в Рафаэля, который с помощью ежедневно появляющихся комментариев в прессе, на радио, телевидении и т.п. за несколько дней превратился в великого кумира.

Как следствие этого необычного явления, последовал контракт с Рафаэлем на две телепередачи, оттянувшие на себя всю зрительскую аудиторию и сказавшие еще раз о месте, которое всего за несколько дней завоевал Рафаэль во мнении одной из самых требовательных и сложных публик мира – мексиканской публики.

Переод А.И.Кучан
Опубликовано 19.04.2016