El tercer hijo de Raphael y Natalia se llama Manuel. 1978

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес личная жизнь

ТРЕТЬЕГО СЫНА РАФАЭЛЯ И НАТАЛИИ ЗОВУТ МАНУЭЛЬ. 1978

Он родился в Мадриде и будет крещен в Мексике

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес личная жизнь

Мануэль на руках у своего дедушки по материнской линии, маркиза Де Санто Флоро.

Дома она почувствовала симптомы родов, предупредила немедленно доктора Эухенио Рекасенса.

— Все прошло хорошо, — говорит Рафаэль.

Ребенок весил при рождении три килограмма четыреста граммов.

—Он очень похож на Хакобо, точь в точь, — говорит Наталия, с новорожденным на руках.

Они позируют в палате, превратившейся в сад из роз и гвоздик.

— Мы всегда занимаем ту же палату. Комната 113.

— Мы назвали ребенка Мануэль. Это было определено заранее.Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес личная жизнь Мы всегда говорили: "Если будет мальчик, будет Мануэль".

— Рафаэль сказал мне, что он возвратится перед Рождеством на американскую землю. Вы будете крестить малыша раньше?

— Нет. Рафаэль уедет. А в январе за ним последую я. С Рафаэлем поедут Хакобо и Алехандра. Они будут сопровождать его на Рождество, в Мексике. Мануэль и я поедем в январе. Там, в Мексике, мы отпразднуем его крещение.

— Кто будет крестными?

— Мигель Алеман Веласко, сын бывшего президента Мексики, и подруга Кармен Пахео, из мира кино. Рафаэль хочет крестить Мануэля в середине января.
О возвращении Наталия не говорит ни звука:

— Я знаю, когда я уезжаю, но не когда возвращаюсь. Я не держу в голове рабочий график Рафаэля.

Так как ребенок плачет на руках у Наталии, кто-то требует пустышку. Наталия замечает:

— Нет, пустышки - нет. Мы не даем ему пустышку.

И Рафаэль говорит мне:

— То, что он просит, – это бутылочка с соской.

Рафаэль, ты еще мечтаешь о двенадцати детях?

— Нет, нет. Вряд ли. Летом я говорил о большой семье, да, о четырех или пяти детях, верно, но Наталия перенесла эту беременность так плохо, что я думаю, мы остановимся. Трое. Не больше.

И Наталия подтверждает слова мужа:

— Дело в том, что эта беременность была трудной. Беременности Хакобо и Алехандрой были чудесными, я даже не почувствовала, но этот раз я была вынуждена сохранять абсолютный покой, я едва могла двигаться дома, знаете! И потом, роды. Нет, пока не будет изобретена настоящая система обезболивания родов, я не хочу думать о большем количестве детей. Потому что... ну, к счастью, боль забывается, когда дается ребенок. Там были и маркизы Де Санто Флоро, родители Наталии, довольные еще одним внуком.

Когда приносят Мануэля покормить, Наталия и Рафаэль провозглашают тост перед камерами.

— За сына!

Маркиз рядом также поднимает бокал. Он садится рядом со своей дочерью и Рафаэлем.
Нет Хакобо и Алехандры. Они находятся в школе и придут прямо домой. Хакобо исполнилось пять лет; сестре Алехандре - четыре. Рафаэль говорит с ними на испанском или на английском одинаково.

— Мы с Наталией хотим, чтобы они изучали язык Шекспира с детства.

На счет того,  что, вслед за огромными успехами в России и в Америке, в Испании посыпались в него "палки", можно сказать, «жирные палки», он очень дипломатично говорит:

— В Испании ко мне относятся хорошо, очень хорошо. Я не жалуюсь. Я не могу жаловаться, То что «нет пророка в своем отечестве» - это не про меня. Я был и есть Рафаэль в Испании, на моей земле, и таким останусь. Люди, публика - со мной. И критики тоже. Исключения? Всегда существуют, да. Как были некоторые, очень жесткие, когда я пел последний раз в ночном клубе в Мадриде? Я не придаю им большого значения. Я читал некоторые критические статьи, конечно, но я не обращаю внимания на тех, кто не разбирается ни на йоту в музыке. Я не могу обращать внимание на тех, кто не знает, по крайней мере, столько, сколько знаю я об этом.

— Тебя подводил голос?

— Плохо с голосом было лишь однажды, в 1970 году. И это не была проблема горла, а скорее психологическая. Внезапно мне показалось, что у меня пропал голос, что он не вернется. А он лишь усилился! И усиливается все еще! В этом году, который заканчивается, у меня не голос, а голосище, я могу гордиться. Я продолжаю свои концерты, даже по два в день. Где я должен быть, я буду. И тот, кто идет следом, подталкивает меня. Когда я выхожу на сцену, мой голос усиливается по мере того, как я пою. Мне нужно две или три песни, на «распевку», чтобы быть в форме.

Хавьер де Монтини
Фото Феликса Гомеса
1978
Перевод Liussy
Опубликовано 02.12.2011

Дополнительные материалы:

Третий малыш Рафаэля и Наталии / El tercer chiquitín de Raphael y Natalia. 1978