Raphael de nuevo en accion. 1977

РАФАЭЛЬ СНОВА ВЕСЬ В РАБОТЕ. 1977

Его брак и рождение детей спровоцировали паузу в его карьере. Женившись, он перестал путешествовать так часто, как раньше, посвятив себя собственным делам и работая ведущим музыкальной передачи на мадридском радио.  Но теперь Рафаэль снова стал неутомимым путешественником, несущим свои песни по всему миру… хотя теперь его почти всегда сопровождает Наталия. А если он проводит в какой-либо стране больше пятнадцати дней, к ним присоединяются их дети.

Подпись под фотографией в центре:
Рафаэль говорит откровенно, но взвешивает свои слова.
Вверху – он с Магали Рубера.

«Человек,  который что-то затевает,  должен верить в то, что он делает, а иначе  ничего не получится. Трудом можно достичь всего. Для всех когда-нибудь да приходит поезд удачи. Надо только суметь зайти в него... и никогда не выходить. Этот поезд делает остановку для всех, но многие не могут его увидеть».

Многие так и не садятся в этот поезд, о котором говорит Рафаэль. А он сумел это сделать, когда был еще  совсем юным. Он взошел на вершину - возможно, благодаря удаче, или таланту, или сообразительности. Мы полагаем, что это было сочетание этих трех факторов, и  в хорошей пропорции.

Есть только один Рафаэль. Он сам часто повторяет это. Это убежденность? Себялюбие? Эгоизм? Понятно, что являясь артистом его уровня, было бы очень трудно не стать таким. Он – единственный человек, сумевший изменить орфографию своего языка, превратив  «f» в его имени - Rafael - в «ph». И не носящий фамилии. Мартос? А зачем?

Точно известно одно – что он 15 лет продержался на плаву в творческом мире, где многие могут в одну секунду кануть в забвение. И пережил критику, зачастую очень злую. Он не смог бы сделать этого, если бы не был «шоуменом».

Когда мы брали у него интервью, он был одет в черный пуловер и рубашку наподобие туники, которая заставила нас вспомнить о «гуру». Пятнадцать лет в профессии и разнообразный опыт придали ему удивительную зрелость.

Артист – не то же самое, что отец и супруг. «Я не желаю, чтобы  мои дети были моими «фанатами». Я хочу, чтобы они были моими детьми.  Я хочу, чтобы они были поклонниками их отца, а не артиста… поклонниками человека, потому что для меня важно именно это» - жестко говорит он. «Мне не трудно разделить эти две ипостаси. Это зависит от мышления каждого из них. Когда ты утираешь пот и умываешься, то видишь, что ты такой же человек, как и остальные».

То, что он такой же человек, как и остальные – это думает Рафаэль-отец. А Рафаэль-артист, наоборот, говорит: «Есть только один Рафаэль», как мы много раз слышали на пресс-конференциях или когда он находился в окружении толпы. Это имидж, который он создает. Тогда почему же, беседуя с нами, он утверждал противоположное? Мы спрашиваем его: «Ты считаешь себя «избранным»?» «Нет, ни  в коем случае. Я один… только еще один.  Я – это я, но я – один из многих». Просто  в это время уже закончились все его творческие обязательства, у него был выходной, а через несколько часов он улетал петь в другую страну.  Мы беседовали не с артистом, а с отцом.

1977
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 09.08.2014