Raphael estrena un nuevo estilo. 1974

РАФАЭЛЬ ВПЕРВЫЕ ДЕМОНСТРИРУЕТ НОВЫЙ СТИЛЬ. 1974

«Наталия оказывает влияние на мою личную жизнь, а не на профессиональную». «Мне все равно, будет ли мой следующий ребенок мальчиком или девочкой. Появится еще много других».

Великая ночь Рафаэля

Политика, литература и искусство сошлись, чтобы послушать его первый концерт.

Рафаэль с блеском открыл цикл из сорока девяти концертов и еще раз продемонстрировал, что он большой профессионал. Все до последней детали было продумано и рассчитано, чтобы показать публике грандиозный спектакль, каких до нынешнего времени не ставили в Испании. Это не выступление певца. Это огромная хореографическая и музыкальная постановка, основанная на выступлении артиста. Рафаэль, ее ядро, спел, дойдя почти до изнеможения, пятьдесят две песни – итог (как было сказано в программке) четырнадцати лет творчества. Среди них было несколько новинок – такие, как фрагменты из мюзикла «Иисус Христос, суперзвезда», и другие.

Фото:

Пятьдесят две песни, которые пользовались успехом
на протяжении четырнадцати лет его карьеры,
стали основой этого великолепного концерта Рафаэля,
которые пел под аккомпанемент группы «
The revelation».
Наталья не могла оказаться вне публики.

Весь Мадрид засуетился, чтобы побывать на премьере Рафаэля. В партере встретились представители мира артистов, литераторов и политиков. Никогда никакой артист не вызывал в Мадриде таких ожиданий. В зале была инфанта донья Маргарита де Бурбон и ее супруг доктор Сурита, а совсем недалеко от них сидел Хосе Мария Пеман.

И короли Симеон и Маргарита Болгарская с его матерью Иоанной Болгарской. Бывший министр дон Хосе Руис Солис и его супруга. Маркизы де Санто Флоро, родители жены певца, очень довольные успехом своего зятя. Послы Великобритании. Дефиле по гримерной артиста как в антракте, так и по окончании выступления, было нескончаемым. Все хотели принести свои поздравления. Антонио, танцовщик, высказал свою радость по поводу его недавнего освобождения. Мари Сантпере. Танцовщица Мария Роса со своим супругов Оскаром Крусом. Аурора Батиста. Кармен де ла Маса. «Кордовец» с Мартиной. Мария Долорес Прадера, генеральный директор Радио и телевидения, и еще много видных деятелей, которых невозможно перечислить. Рафаэль, с выражением полнейшего удовлетворения, пожимал руки и благодарил за все поздравления. Возможно, он никогда не воображал себе такого успеха. Взволнованная Наталия, в свою очередь, постоянно улыбалась.

Фото вверху:

Инфанта донья Маргарита и ее супруг доктор Сурита; дон Хосе Мария Пеман, Симеон и Маргарита Болгарская и его мать королева Иоанна; Мари Сантпере (на фото она стоит за ними); Мануэль Бенитес «Кордовец» со своей неразлучной Мартиной вместе с другими безусловными поклонниками заняли первые ряды на премьере музыкального «марафона» Рафаэля.

Фото слева:

Хуан Хосе Росон, генеральный директор Испанского Радио и телевидения, пришел лично поздравить Рафаэля после его выступления. Внизу - маркизы де Санто Флоро, родители Наталии; на снимке ниже – бывший министр Хосе Руис Солис, которого сопровождала его супруга, также решил поприсутствовать на вечере Рафаэля. Весь Мадрид оживился, чтобы побывать на спектакле, в котором каждая деталь хореографии и вся постановка базируется на выступлении артиста.

И уже на улице люди, которые не смогли попасть на этот первый вечер, толпились, чтобы увидеть выход артиста и большого числа знаменитостей и прикоснуться к атмосфере праздничной ночи. 

Рафаэль: его жизнь на сцене

«Наталия никогда не вмешивается в мою творческую жизнь, хотя высказывает мне свое мнение». «Мой ребенок – это мой ребенок: я никогда не смогу описать его».

Рафаэль уже начал свое великое испытание. С 24 апреля самый популярный певец нашей страны каждый вечер будет встречаться с мадридской публикой во время самого продолжительного цикла - устроить такой не пытался ни один артист в Испании. В целом Рафаэль увидит, как занавес откроется сорок девять раз, и на каждом концерте он будет исполнять 52 песни. Для того, чтобы у концертов был успех (потому что это рискованное предприятие), певец изучил и продумал все до мельчайших деталей. На сцене фонтанирует богатство изобразительных средств, и все – от костюмов и декораций до последнего фигуранта «балета» - окружает артиста и сочетается с ним, с великолепием его роскоши. Но Рафаэль, не испытывая страха, намерен продержаться на передовой и доказать, что он – единственный, кто может сделать такое.

- Рафаэль, почему так много концертов?

- Во-первых, это вопрос бюджета. Затем – потому что я хочу пробыть достаточно долгое время в Мадриде и таким образом насладиться общением со своей семьей. А также – когда ты делаешь сезоны продолжительными, на концертах может побывать больше людей, не так, как в других случаях, когда я пою лишь несколько дней и многие остаются ни с чем. Кроме того, эти сорок девять концертов – в каком-то смысле прощание с мадридской публикой. Я думаю, что концертный цикл, устраиваемый раз в году, справился с этой задачей.

- Значит, ты больше никогда не будешь выступать перед публикой?

- Да, я, конечно, буду продолжать петь на концертах. Только с нынешнего времени я будут делать это время от времени. В ближайшее время я хочу создать мюзикл.

- Ты говорил о бюджете. Неужели у тебя есть финансовые проблемы?

- Нет, это не финансовые проблемы; но ты не можешь себе представить, сколько стоит поднять занавес. Так что если ты даешь сорок девять концертов подряд, бюджет оказывается больше и, таким образом, затраты лучше амортизируются.

- Во что примерно тебе обошлась постановка этих концертов?

- Не имею ни малейшего понятия и не узнаю этого, пока мы не закончим. Когда я ставлю концерт, я заказываю все, что мне надо, но счета приходят гораздо позже. Я даже не представляю, сколько стоили декорации - первое, что мы сделали.

- Скажи откровенно, ты веришь, что сможешь выдержать сорок девять концертов? Что в последние дни ты и твои музыканты будут в таком же состоянии, что и в первый?

- Естественно, детка. Ни для моих музыкантов, ни для меня это не будет никаким новшеством. Мы уже несколько раз проделывали это. Например, во время последнего турне по Соединенным Штатам я безостановочно пел больше пятидесяти дней, и к тому переезжал, от чего вдвойне устаешь. Нет, на самом деле – для нас это вовсе не проблема. Будь иначе, я бы не стал и пытаться.

- А что касается мадридской публики – ты веришь, что ты достаточно популярен, чтобы сорок девять раз наполнить зал?

- Я повторю тебе то же самое. Если бы я не был уверен, я бы этого не делал. Надо принять во внимание, что Мадрид – город, в котором больше трех миллионов жителей, и я считаю, что таким образом, если даже некоторым это не нравится, у меня будет достаточно публики. Конечно, я не претендую на то, чтобы каждый день устраивать аншлаг, и меня не волнует, если выпадут вечера, когда несколько кресел останутся пустыми.

«Мне все равно, будет ли мой следующий ребенок мальчиком или девочкой, потому что появится еще много других»

 

Текст вверху слева:

Слева – Рафаэль со своей женой и сыном, которому скоро исполнится год, почти в то самое время, когда родится второй ребенок. В этом интервью Рафаэль заявляет, что и он, и Наталия хотят иметь еще много детей.

Подпись под фотографиями вверху:

Над этим строками слева – один из моментов выступления певца на концертах, которые он сейчас предлагает мадридской публике. Справа – он со своим сыном у себя дома.

Подпись под фотографией слева:

За несколько минут до того, как откроется занавес, Рафаэль отдыхает. А потом певец покажет сотням зрителей концерт из пятидесяти двух песен, являющихся итогом четырнадцати лет его блистательной карьеры.

- По твоему мнению, какой-нибудь другой певец мог бы продержаться столько времени перед публикой?

- Не знаю, представления не имею. Полагаю, что да, но я не знаю. На самом деле то, что я делаю, не так уж значительно и не так уж рискованно.

- А ты не боишься? Ты не думаешь, что ты слишком самоуверен и можешь провалиться?

- Нет, у меня нет никакого страха, я это тебе говорю не из-за безответственности, а потому что это правда. Когда я что-то делаю, я делаю это потому, что знаю, что я могу отдать со своей стороны. Я спокоен, потому что отдаю лучшее, что у меня есть, больше чего я не могу отдать. Если это не нравится, я скажу: «Мне жаль, но я не умею делать это лучше».

- В чем конкретно заключается спектакль, который ты сейчас показываешь?

- Это концерт, выстроенных на двух опорах. Одна – это мой голос, а другая – оркестр из шестидесяти профессионалов. Потом у нас будет «балет», в котором я тоже участвую. Я все время на сцене, хотя меня все время кто-нибудь сопровождает: то марьячи (как хорошо, что я привез их из Мексики), то оркестр, то «балет». В этом году я занялся также костюмами и декорациями, которые чудесны.

- Сколько песен из пятидесяти двух, что ты исполнишь, прозвучат впервые?

- Примерно тридцать. Ну, я говорю «впервые» обо всех песнях, которые, даже если они уже были записаны на пластинку или я пел их за границей, публика не слышала в исполнении «вживую». Так, например, я устраиваю премьеру песен с моей последней долгоиграющей пластики: нескольких новых, таких, как прекрасная вещь, которая называется «El Indio», и других, старых - как «El dia que me quieras».

Рафаэль, находящийся на пике концертного цикла, знает, что ему еще на несколько лет гарантирован успех, и поэтому у него с каждым днем все более огромные планы. Его грандиозный замысел, отложенный на время после окончания концертов – мюзикл, который он намеревается вести в обращение в Испании.

- Когда ты устроишь премьеру первого мюзикла?

- Это зависит от многих факторов, но я рассчитываю, что в начале 1976. Сначала, если все пойдет хорошо, я поставлю «Иисус Христос – суперзвезда», если только не будет проблем с цензурой (хотя я не думаю, что они возникнут, потому что диск разрешен) и если к тому времени эта вещь уже не выйдет из моды. В любом случае сейчас, на концерте, я выдам небольшой аванс в счет того, что будет. А если не получится, я поставлю очень современную английскую вещь Peping* – это одно из редких произведений, в которых героем является юноша, хотя, естественно, его сопровождает девушка.

- Испанская публика не привыкла смотреть мюзиклы. Ты считаешь, что подобные произведения будут иметь у нас успех?

- Да, если суметь придать им местный колорит. Сделать не типичную «эспаньоладу», а что-нибудь с чувством юмора, который подойдет испанцам, и с музыкой наподобие той, что нравится им сейчас. Ведь на самом деле в Испании был мюзикл. «La revoltosa**» или «La verbena de la Paloma***» в определенном смысле были мюзиклами. Речь идет о том, что бы сделать то же самое, но, понятное дело, более современное. 

«Брак - всегда полезное дело»

В личной жизни Рафаэль – счастливый отец. Для него его ребенок – самый красивый и самый умный в мире, и он уже в несколько месяцев научился говорить «папа».

 - А как испанские актеры – они готовы?

- У нас в Испании много актеров, и очень хороших. Ну, не знаю; сейчас я мог бы назвать тебе Кончу Веласко, которая хорошо танцует, умеет петь, красива и молода, то есть – идеал для подобных вещей. То же самое с Росио Дуркаль. И в другом плане фигуры вроде Марии Долорес Прадеры, если уж называть кого-то.

- На каком этапе своей карьеры ты находишься? Твоя популярность больше или меньше, чем несколько лет назад?

- В моем возрасте успех только нарастает. Я постоянно открываю новые рынки и, таким образом, становлюсь более известным. Сейчас я выступал в Японии и России, где раньше, вероятно, не сумел бы. А также побывал в Карнеги-Холл в Нью-Йорке, что, несомненно, может считаться триумфом.

- А в чем, как ты считаешь, заключается твой успех?

- Если бы я знал, я бы научил этому моего брата. Серьезно – я не знаю. Предполагаю, что у меня хороший голос, что я хороший артист, что я, конечно, окружен хорошими профессионалами. Но есть одна забавная вещь: мой успех у публики одинаков в любой части мира. Хотя за границей меня не понимают, люди аплодируют и встают с мест в те же моменты, что в Испании.

- Ты эволюционировал в рамках твоего стиля?

- Естественно. Особенно после 1969, когда я три месяца не работал из-за болезни горла. Тогда у меня было много времени, чтобы поразмышлять и обрести самого себя, дабы понять, что же я делаю и что я должен делать. Разумеется, я не могу отказаться от моей главной линии. Много лет назад я уже изобрел существо по имени РАФАЭЛЬ – с «p-h», и сейчас не могу вернуться назад. Выработать свою линию и свой стиль – очень трудное дело, и потом их нельзя изменять.

- Это правда, что на эту эволюцию оказала влияние Наталия?

- Нет, совершенно. Наталия ни на что не влияла в моей жизни в качестве артиста. В качестве человека – да. Теперь я стал более счастливым и ответственным. На самом деле я считаю, что брак – всегда полезная вещь. Сейчас у меня есть стабильность, которой не было раньше, а это очень важно для того, чтобы быть в состоянии работать или писать. Но моя творческая жизнь – отдельная вещь, и на нее Наталия не влияет. Она никогда в нее не вмешивается и не говорит, что мне надо делать. Конечно, она делится со мной своим мнением и называет мне песни, которые ей не нравятся, но никогда не пытается давить.

- Рафаэль, а что произошло с твоей книгой? Ты уже не собираешься ее публиковать?

- Книга тут, но сейчас я не хочу публиковать ее.

- Почему?

- Потому что я не хочу заводить врагов. Книга рассказывает о последних десяти годах моей карьеры и написана очень откровенно и без обиняков. Знаешь, это одна из вещей, которые раздражают Наталию. Она считает, что если я ее написал, я должен был уже опубликовать ее, но я предпочитаю немного подождать. Я не хочу проблем.

- Что Наталия, как профессионал, думает об этой книге?

- Наталии она очень понравилась. Для нее моя книга – правда, рассказанная человеком, не умеющим писать, и, возможно, поэтому очень искренняя. И это верно: когда я хотел что-то сказать, я говорил это ясно, без экивоков, и никогда не исправлял.

- И чтобы закончить беседу, расскажи нам о твоем сыне. Каков из себя Хакобо?

- Мой сын – это мой сын. Я никогда не смогу судить ни о моем ребенке, ни о моей жене, ни о моих родителях. Если говорить о моем сыне, то я бы сказал те же самые глупости, которые изрекают все родители: конечно, это самый красивый и самый умный в мире ребенок. Он уже ходит и говорит «папа», хотя, к несчастью, у него не прорезался ни один зуб.

- А следующий ребенок? Кого бы ты хотел?

- Мне все равно. Мальчик, девочка – неважно, потому что будет еще много других детей.

- Ты думаешь иметь многодетную семью?

- Пока мы сможем прокормить тех, кого Бог нам пошлет.

Сусана Ольмо
03.05.1974
Miss № 370
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 21.01.2016

Примечание переводчика:

* Скорее всего это «Pippin», мюзикл Стивена Шварца (премьера прошла на Бродвее в октябре 1972), фрагмент которого Рафаэль покажет в 1976 в пятом выпуске своей передачи El mundo de Raphael.

** «La revoltosa (озорница)» - сарсуэла Руперто Чапи, впервые поставленная в мадридском театре Аполо в 1897; в 1950 экранизирована Хосе Диасом Моралесом.

*** «La verbena de la Paloma (ярмарка Паломы)» - сарсуэла Томаса Бретона (1894), фрагмент которой в 1975 Рафаэль также вставит в четвертый выпуск своей передачи El mundo de Raphael.