Raphael! Raphael! 1971

 

РА-ФА-ЭЛЬ! РА-ФА-ЭЛЬ!

РАДОСТЬ, ОБАЯНИЕ И ДОБРЫЙ ЮМОР «ФАНАТОВ»

Все спонтанно или подготовлено заранее? Это вечная загадка страстей, кипящих вокруг кумиров эстрады. В этом репортаже, написанном с добрым юмором, рассматривается тема «фанатов» и рассказывается о президенте Клуба Рафаэля, который, несомненно, является сейчас одним из известных во всем мире артистов.

 Певец Рафаэль Мартос Санчес Испания Певец Рафаэль Мартос Санчес Испания

 Марибель Андухар, председатель Клуба Рафаэля, в одном из салонов центра,
украшенном только фотографиями, рисунками, газетными вырезками и флажками, напоминающими о популярном певце.  

У нее шорты с белым узором по синему фону и достаточно хорошее чувство юмора – без узоров. Она красноречива, и лишь немного блекнет к концу нашего интервью, но это потому, что, как она говорит, «ты взрослый и побывал за границей». Понятное дело. Ее зовут Марибель Андухар, это знаменитая Марибель Андухар собственной персоной, основательница и международный президент Клуба Рафаэля, которая опять вернулась к реальности, если она когда-нибудь ее покидала из-за проходящих в Мадриде концертов ее кумира. Мы беседуем в святая святых Клуба, который украшают только (если не считать Марибель и ее шортиков) фотографии, рисунки, газетные вырезки и флажки, героем которых является Рафаэль. Один из флажков гласит: «Ангел Рафаэль».

Перед началом нашей беседы Марибель приходится заняться одной из «поклонниц», очень грациозной и растерянной. Вопрос «To be or not to be (быть или не быть)», который они обсуждают – это заплатила ли девушка членский взнос за август или нет. В клубе 4600 членов, и это число стремится к 4700. «Как, ты говоришь, тебя зовут, детка?» - спрашивает Марибель, чтобы отыскать нужную карточку. И получается, что рядовой член клуба забыла собственное имя! Но не волнуйтесь – она сразу его вспоминает. И я понимаю, почему грядут выборы председателя – потому что возникает много проблем с несовершеннолетними, которые входят в директивный совет, и когда Марибель изберут председателем, они разрешатся.

- Есть ли какая-нибудь вероятность оказаться лишенной полномочий на выборах?

Марибель отвечает, что да, разумеется, но мне кажется, что у нее улыбка лидера тоталитарной страны. Я так плохо думаю о людях?

Становится понятным, что мы не можем разговаривать. Звонит телефон. Это портниха. Ты можешь прийти на примерку? Марибель Андухар отвечает, что нет, и дает строгий наказ относительно складок. Мне приходит на память «жизнь в Гвадарраме», как это называется, я вспоминаю о деревенских девушках, которые шьют новое платье один раз в год на именины, «ко дню своего святого». Нет никакого сомнения, что святым здесь является Рафаэль.

- Да, многие тысячи девушек надевают в первый раз новое платье на концерты, - подтверждает председатель.

Я говорил ей о ее «войске», а она утверждает, что нет ничего похожего на «войско», они – сеньориты, и словно «Кико» (вероятно, намек на персонаж сериала про 9-тилетнено завистливого и упрямого мальчика – прим.пер.) требует, чтобы я до конца интервью называл их сеньоритами, сеньоритами, сеньоритами.

- Но откуда такое древнее понятие «обновить платье»? – хочу допытаться я. – Выходит, что это совершенно анти-поп?

И Марибель любезно разъясняет мне их проблемы: в прессе их много раз называли «девочки в носочках», а это глупость, «потому что сегодня даже маленькие девочки не хотят надевать носки, а представь себе нас...» Поэтому они должны одеваться на концерты своего дива так нарядно, словно для всех и каждой из них это первое появление в обществе.

Я настаиваю на том, что мне представляется, будто в этом они далеки от международного движения «поп» и спрашиваю ее в лоб:

- Значит, Рафаэль – не «поп»?

Секундное колебание, и она тут же отвечает, что нет.

- А что он?

- Ну... романтизм, который пытается эволюционировать...

- Пытается? Ты хочешь сказать, что ему это не удается.

Марибель смеется и заверяет меня, что удается.

- Ну ладно, этот «романтизм, который пытается эволюционировать» - достаточно хороший мотор? Он как-то оправдывает вашу пылкость?

Сначала она сердится на меня и говорит, что она не пылает, хотя... да, она уже семь лет (с тех пор, как ей исполнилось четырнадцать) телом и душой отдалась этому делу, не получая никакой выгоды, часто переживая кризисы и преодолевая дефицит. Но чтобы она горела страстью... Кроме того, она не из тех, кто визжит, когда поет Рафаэль, хотя... да, порой она сама себе удивлялась, поднимаясь с места и крича «Да здравствует твоя мать!». Однако первой, кто сделал это по отношению к «Nino», была Лола Флорес. Так что она, Марибель, была в лучшем случае второй. Да, может быть...

- Ты чувствовала иногда желание «зацеловать его»?

Она снова смеется. Говорит, что нет. Для нее Рафаэль в первую очередь друг, фантастический друг. И что с того, что он больше звезда, чем человек? На сцене он – звезда. Когда он спускается с нее и оставляет свое «ph», он самый человечный человек.

Я продолжаю утверждать, что, что бы там ни было с этим романтизмом, мне он не представляется достаточно сильным магнитом для таких массовых феноменов, которые вызвал к жизни Рафаэль.

- Нет ли во всем этом налета эротичности, который явно заметен у девушек, слушающих Мика Джаггера?

Она говорит, что нет, и что ей не нравится Мик Джаггер.

- Так значит, все платоническое?

- Ну да...

- Но... разве нет поклонниц, влюбленных в Рафаэля?

- Да конечно!

- Сколько?

- Ну... не знаю, процентов пятьдесят.

- И все платонически?

- Не знаю, думаю, что да, и конечно, есть влюбленные по-настоящему.

На стене среди прочих приношений ex voto (лат. «по обету») висит красная рубашка, рабочая униформа Клуба. Юбка черная.

- Выбор цветов имеет какой-нибудь эпатирующий смысл?

Он говорит, что нет. Просто в своем первом фильме кумир носил такую же и заявлял, что это его любимый цвет. И ясное дело...

Мы говорим о пятидесяти с чем-то клубах рафаэлистов, разбросанных по всему миру, с которыми она регулярно поддерживает контакт; об общественной деятельности Клуба, включающей даже оплату похорон; о том, на сколько процентов Марибель Андухар ответственна за «бум» вокруг Рафаэля (она скромно отвечает, что за ноль); о первом празднике Клуба и ужасной судьбе, ожидающей жареный картофель.

Потом я ухожу. Марибель остается. В эти дни мы часто будем видеть ее «сеньорит».

Хоакин Мерино
03.10.1971
АВС (Мадрид)
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 11.03.2011

Дополнительные материалы:

Cartas a Maribel
Fan de fans
Doňa Soledad
Raphael y el IVA. 2012
День рождения сайта: Испания и другие страны о нашем издании
Las terribles fans
¡Farsantes!
Марибель Андухар, ключевая фигура