Lo que canta Raphael. 1984

ТО, О ЧЕМ ПОЕТ РАФАЭЛЬ. 1984

Окрылённый, смертельный, умирающий, оживающий, верный, предатель, трусливый и отважный. Он может быть всеми и в тоже время – одним человеком? Да. При условии, что он - влюблённый человек. Тот, кто испытал это чувство, тот знает, утверждает Lope, согласно выгравированному сонету. *И потом, то, что делает Рафаэль в невероятно гениальном проекте своего сольного концерта, своего «tourdechant»**, как говорят французы, если не сказать «tourdeforce»***, всегда заканчивается тем, что он является нам в образе невероятно влюблённого мужчины. Мужчины, влюблённого именно сейчас. 

Рафаэль певец Испания

Каждый децибел бархатистых скрипок в ритмичной дрожи ударных инструментов из-за особенностей хода наших мыслей до предела усиливает сердечное биение. Наши пульсы скачут по своим узким, синим коридорам в полном согласии с этим андалузским мальчиком, который рассыпал биссер своей ребячливости на всех дорогах мира; и который все еще может позволить себе законную наглость разделять на слоги при смолкнувшем оркестре уже далекое «Yosoyaquel», вызывая вспышки жарких вздохов в партере и в галереях огромного зала, заполненного, как никогда, и даже переполненного в этот вечер.

И девушки в самом цвету, дочери матерей, которых он любит так, что, если бы мог, то своим дыханьем погасил бы запоздалый огонь этих дам, всё ещё молодых, всё ещё жаждущих любви, наводняют сцену проливным дождём из красных и белых гвоздик.

Единственный, кто всякий раз находит среди серого вещества своих сентиментальных хранилищ строфу танго, которая считалась навсегда забытой, он теперь игнорирует фразы, которые обычно кажутся глупейшими, когда он слышит их в приемнике такси, этих новых эфемерных идолов, а не геев, заливающихся трелями. Однако те вещи, которые рычат, которые шепчут, которые вдувают, которые дистиллируют, которые пробуждают вибрациями своего голоса Рафаэль, обладают способностью вызывать к жизни и будить уснувшую гамму чувств. Тот, которого в народной культуре мы обычно именуем любовью этрусков, согласно учению Ортега****, приобщивших к этому сладкому, грубому, нежному, щедрому, избегающему слов чувству римлян.

«Я плачу о тебе, теперь ты видишь, что это глупо», - поёт Рафаэль, и гнетущие красные занавеси досады тяжко виснут на прошлых ссорах, которые мы считали забытыми.

«Чтобы вновь вернуться, не уходи сейчас. Ещё раз: останься», и далёкая слеза унижения, спрятанная под маской дерзости, жгуче скользит по сокровенным тропкам души.

Не всё проходит гладко, нет. «Tourdechant» Рафаэля получил передышку, когда в Карибском море бушевал ветер. Нам говорили, что это был один из опустошительных тайфунов, носящий женское имя. И певец, как укротитель, кнутом своего голоса дерзит во всю, оставляя нас всех расстроенными, истощенными, но счастливыми, когда в финале он удаляется, оставляя за собою дождь гвоздик.

 Лоренсо Лопес Санчо
27.04.1984
Перевод Тамары

Опубликовано  23.08.2011

Примечания переводчика:

* Знаменитый сонет LXI Петрарки, который стал своего рода лирическим манифестом новой эпохи и именно так воспринимался современниками.
** Сольный концерт исполнителя песен (фр.).
***  Подвиг (фр.).
**** Ортега-и-Гассет-Хосе – испанский философ, публицист, антрополог. Возглавлял кафедру метафизики Мадридского университета в 1910-1936 г.