Mi amigo Raphael, eterno enamorado. 2011

МОЙ ДРУГ РАФАЭЛЬ, ВЕЧНО ВЛЮБЛЕННЫЙ. 2011

Мы публикуем эту статью с любезного разрешения журнала "Revista Interjet" и ее автора, Рамона де Флорес. 

Рафаэль певец Испания

Если и есть в мире, особенно в латиноамериканском мире, артист, имя которого может ассоциироваться со словами "любовь" и "дружба", то это Рафаэль. Поэтому в моей статье за этот месяц, в которой я отдаю должное самому главному из всех чувств, я позволил себе написать об этом монументальном артисте, которому Мексика вручила свое сердце уже 50 лет назад.

Так, словно это было вчера, я вспоминаю тот памятный вечер в 1961 году, когда я присутствовал в El Patio на дебюте Рафаэля* (тогда еще писавшего свое имя без РН), которого пригласил самый известный в нашей столице импресарио ночных центров досуга. Да, благодаря решению моего друга Пепе Леона, который привез его из Испании, мы смогли насладиться юным певцом, два года назад получившим на своей родине прозвище "линаресское диво".

В свои 19 лет Рафаэль уже был известным и популярным певцом, однако здесь о нем мало писали. По этой причине, так как по большей части приезжавшие сюда артисты были певцами или танцорами фламенко, заполнившая изысканный ночной центр публика, услышав первые две или три песни, на какое-то время была удивлена его манерой исполнения. Однако после четвертой песни эта растерянность сменилась всеобщим одобрением публики, захваченной необычным гениальным стилем, который потом ознаменует целую эпоху.

В этот же вечер, вечер его дебюта, зрители прерывали концерт, чтобы с восторгом аплодировать каждой песне, в которой исполнитель блистал его выдающимся голосом и необычайной артистической одаренностью. Сцена El Patio была усыпана розами, гвоздиками, шляпами и даже интимными деталями туалета, брошенными распоясавшимися зрительницами, которые уже начали обожать его. И так было во все последующие дни этого шестинедельного сезона, когда Рафаэль своим сердцем и своим талантом покорил Мексику, для которой он стал кумиром на несколько поколений.

Я никогда не видел столь глубокой и явной самоотдачи публики, как в те минуты, когда Рафаэль исполнял первые песни, принесшие ему славу - "Yo soy aquel", "Digan lo que digan", "Мi gran noche" и т.п. Прием, оказанный ему в Мексике, произвел на артиста такое впечатление, что он не только начал считать нашу страну своей второй родиной, но и сделал ее своим вторым домом, купив чудесное жилище в Поланко.

Нет никаких сомнений в том, что стартовой площадкой для международного признания Рафаэля послужила Мексика, считавшаяся тогда в Латинской Америке самой главной страной для любого испаноговорящего певца, желавшего стать заметной фигурой и добиться успеха.

Перед тем как начать свое выступление в El Patio, Рафаэль заходил поужинать в мой ресторан Villa Fontana, иногда в компании Пепе Леона, а иногда в одиночестве. Тогда мне выпадало удовольствие посидеть с ним, чтобы насладиться беседой и рассудительностью молодого певца, который в 20 лет уже добился поразительного успеха в нашей столице, при том что это ни в малейшей степени не повлияло на его необычайную скромность. В то время между Рафаэлем и мной и возникла эта длившая несколько лет дружба.

С того времени артистическая карьера Рафаэля (уже с "ph", потому что он принял новое имя в честь Philips, фирмы грамзаписи, в которой он начал карьеру) была впечатляющей. В начале восьмидесятых число его альбомов, проданных во всем мире, превысило 50 миллионов, что принесло ему в награду учрежденный фирмой грамзаписи Hispavox "Урановый диск", которого больше не существует и который в мире музыки вручался всего четыре раза: два раза - Майклу Джексону, один раз группе Queen и один раз - нашему герою. Но для Рафаэля самой главной осталась его первая запись, посвященная его подруге, знаменитой герцогине Альбе.

24 июля 1972 Рафаэль женился в Венеции на аристократке, принадлежащей к "великой испанской семье", Наталии Фигероа и Гамбоа, которая посвятила себя миру журналистики и литературы. Поэтому не удивительно, что посаженным отцом на ее свадьбе с артистом простого происхождения был знаменитый испанский писатель дон Хосе Мария Пеман, ныне уже полностью забытый. Свадьба этой парочки, пользующейся большой любовью в обществе, а также в артистической и интеллектуальной среде, получила широкий отклик благодаря ее гламурности и обстановке, в которой она происходила. И ее расценивали как победу любви над всеми преградами, потому что певец, настоящее имя которого Мигель Рафаэль Мартос Санчес, происходит из скромной андалузской семьи.

Рафаэль выступал на самых престижных сценах мира, где он добился и продолжает пожинать успех на грани апофеоза. В объемистых мемуарах этого необычного человека, вышедших три года назад книгой на 483 страницах, Рафаэль называет себя артистом, который сам себя сделал, результатом собственного труда и упорства, дисциплины и в особенности народной поддержки, которую он всегда получал с начала его карьеры. Рафаэль с удовольствием говорит, что он не продукт рыночного маркетинга, и что его огромный успех - не проходное явление.

На прошлое Рождество я увидел в вечерней программе испанского телевидения экстраординарного Рафаэля, абсолютного властелина сцены, осмелившегося делать все и петь все - болеро, танго, ранчера, баллады и те песни из душевного репертуара прошлых лет, с которым он начал становиться легендой, и в котором было немало песен, посвященных его любимой.

Я много лет не видел его лично, но уверен, что смогу возобновить нашу старую дружбу, явившись на его концерт в Auditorio Nacional, где он будет выступать 3 февраля, при том, что в Монтеррее он появится 10 числа, а в Гуадалахаре - 12 числа этого же месяца.

Добро пожаловать снова в Мексику, великий!

Рамон де Флорес**
Февраль 2011
Interjet
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 28.02.2011

Примечания переводчика:

* В реальности этот дебют состоялся много позже.

** Рамон де Флорес Перес Кабальеро - известный мексиканский журналист, автор цикла "Yo estaba alli".