Рафаэль: "Кризис переживает не музыка, а музыкальная индустрия". 2014

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес личная жизнь

RAPHAEL: "LA INDUSTRIA MUSICAL ES LA QUE ESTÁ EN CRISIS, NO LA MÚSICA". 2014

Великий Рафаэль, за плечами которого 70 лет жизни и более шестидесяти лет музыкальной деятельности, приезжает в Перу, чтобы предложить публике турне, с которым он  побывает в таких городах, как Трухильо  (27 февраля), Пиура (1 марта), Лима (3 марта), а затем Арекипа (5 марта) и Куско (8 марта). Здесь прозвучит его потрясающий голос.

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес личная жизнь

Мало найдется популярных певцов с таким выдающимся голосом, как у Рафаэля. Артист в свои 70 лет чувствует, что его голос свеж и чист. У нас будет возможность убедиться в этом 3 марта в Jockey Club.

У Вас  тесные отношения с музыкой…

Мы с ней в очень хороших отношениях. Заниматься ею – это удовольствие, я посвятил ей всю мою жизнь. И так как она всегда доставляет мне наслаждение, я остаюсь с ней.

Музыка – ваша привычка?

Более, чем привычка – это потребность. Мир без музыки был бы глухим…. а вы можете представить себе глухой мир?

Ой, не ставь меня в такое сложное положение, я не хочу не ослепнуть, не оглохнуть (смеется). Мне нравится видеть все, что творится вокруг меня, и наслаждаться всем, что я слышу.

Вы постоянно связаны с музыкой…

Ежедневно. В тот день, когда бьет семь вечера, а я знаю, что не должен давать концерт, я ощущаю вялость. Петь так заманчиво…

Как вы охарактеризуете Вашу самоотдачу на сцене?

В начале моей карьеры один музыкальный критик написал так: «Каждый раз, когда Рафаэль поет, он делает это так, словно это первый раз - и последний, и с такой самоотдачей, которая берет за душу”. И добавил, что  у него возникало чувство, что это происходит в первый раз, из-за  надежд, которую он ощутил, слушая меня (я возлагаю большие надежды на все, что я делаю), и в последний, потому что я никогда ничего не приберегаю на потом. Каждый мой концерт – будто первый и последний.  Я не берег своего голоса …  но никогда не делал ничего,  чтобы навредить ему: я не любитель ночного образа жизни, я не пью и не курю,  почти не разговариваю днем, разве что по телефону, редко даю интервью; поэтому мой голос остается свежим и чистым.

Скольким в своей жизни вы пожертвовали ради музыки?

Я ничем не жертвовал, потому что, к счастью, у меня была семья,  сумевшая понять мой образ жизни, правила моей работы.

Моя семья меня поддерживает, балует и опекает меня, живет моими интересами. По правде говоря,  из-за музыки мне не пришлось отказываться ни от чего важного.

Вы женаты с 1972 года…

Для того, что брак продолжался так долго, твоя семья должна значить для тебя столько же, сколько она значит для меня; а соблазны, которые могут появиться, всегда должны быть менее ценными, чем семья; это вопрос определения стоимости (смеется). Соблазны меня к тому же развлекают… потому что кому ж не понравится возбуждать определенные чувства и эмоции; потому что, несмотря на течение времени, они никуда не делись (смеется).

Вы поддавались какому-нибудь искушению?

И слышать об этом не хочу! (смеется). Я не поддавался никакому сколько-нибудь значимому искушению (смеется).

Какой из рафаэлей самый лучший – тот, что был в 60-х, 70-х, 80-х…?

Я думаю, что всегда была потребность в том, чтобы я снова вернулся. У меня очень индивидуальный стиль, меня не повторил никакой другой артист. Так что публика идет и слушает что-то другое, но  потом я чувствую ее призыв: “Рафаэль, приходи, вернись, спой нам еще раз”.

А какими были Ваши контакты с жизнью?

Очень практическими, очень простыми. Мне нравится быть рядом с людьми, беседовать с ними, быть хорошо информированными о том, что происходит вокруг меня  и в мире. Я настаиваю на том, что моя жизнь очень заурядная, очень обычная.

Расскажите мне о Ваших отношениях с Латинской Америкой…

Они изумительны. В первый же раз, когда я приехал, я почувствовал, что  вошел в свой дом; я никогда не ощущал себя чужим в этом месте;  мне дарили много любви, много уважения …  я  чувствовал, что это продолжение Линареса, Мадрида, Испании. Поэтому поездки в Латинскую Америку – истинное удовольствие.  А в Перу я езжу с юности, и для того, чтобы петь не только в Лиме,  но в других городах Вашей страны… и на этот раз я снова поступлю так же.

Вы пели Чабуке Гранде …

С Чабукой я познакомился в Мексике. Она написала для меня несколько чудесных песен, а потом я воздал ей дань уважения сочинением Мануэля Алехандро «Chabuca, limeña». Слушай, в Перу мне нравится все, даже еда.

Мануэль Алехандро очень много значил для Вас.

Очень, очень много… но в его жизни я тоже значил очень много (смеется). Мы вдвоем - это такая парная упряжка,  которая работала с тех пор, как мы познакомились. Несомненно, я многим обязан ему.

Вам не кажется, что сегодня появилось много артистов, словно сошедших с конвейера?

Да, но это происходит потому, что они позволяют фирмам грамзаписи давить на себя. Я никогда не разрешал манипулировать мною: я пел только то, что чувствовал.

В 1982 Вы получили Урановый диск за продажу 50 миллионов пластинок, но сегодня нет музыкальной индустрии…

У кого сейчас кризис, так это у музыкальной индустрии, а не у музыки. Музыка необходима для человека, и она будет следовать той дорогой, которой должна следовать;  сегодня это интернет, завтра может быть что-то другое, но музыка будет всегда… и на том пути, который она изберет, окажется Рафаэль (смеется).

САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

- Я человек, который в моем возрасте и с тем творческим багажом, которым я владею, чувствует огромное удовлетворение, когда видит что публика, пришедшая посмотреть на меня, - это по большей части молодежь..

- У меня в друзьях много молодых артистов. Для них я что-то вроде образца, которому надо следовать.  Поэтому мне очень нравится брататься с ними.

- Есть молодые артисты, которые поют очень хорошо, но им следует избегать клонирования артистов прошлых лет, каждый должен искать свою дорогу, а потом, что самое трудное – удержаться на достигнутом.

 Гонсало Пахарес
14.01.2014
peru21.pe
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 15.01.2014