«Mi gran noche» Рафаэля: забавная история одного феноменального типа. 2014

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес личная жизнь

«MI GRAN NOCHE» DE RAPHAEL: EL CURIOSO CASO DE  UN TIPO FENONEMAL. 2014

Разделение и дробление ниш обитания препятствует тому, чтобы в будущем какой-либо артист опять получил урановый диск, подобный тому, которым кичится Рафаэль как своей любимой наградой. Такой безумный уровень планетарной славы – дело прошлого: никто не сможет повторить его, если только какое-либо бедствие не снесет передовые технологии с лица земли. Так что внимание, которое уделяют вечному кумиру, - это бесценное сокровище, часть старинной головоломки, которая должна была бы находиться в руках исследователей, спрашивающих себя, как повторить что-нибудь подобное.

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес личная жизнь

Однако она принадлежит ему, чтобы он делал с ней все, что ему понравится. Испанец медленно менялся, с самого момента его старта в начале 60-х. Если когда-нибудь у него были примеры для подражания, как, скажем, французская музыка йе-йе, он о них уже забыл. Единственный, кто оказывает влияние на современного Рафаэля – это Rafael. В «Mi gran noche» - диске, на котором он омолаживает свои талисманы, песни, которые известны меньше, чем «Escandalo» или «Digan lo que digan», есть отзвуки негритянского соула, свидетельствующие о возможной связи с ним (очень модной) появления из небытия афроамериканских певцов его возраста, таких, как Чарльз Бредли или Ли Филдз, но единственный компас, на который ориентируется солист 70-х, – это его собственный.

Его девиз понятен: «Я делаю то, что хочу». Об этом говорит надпись на его рубашке, надетой им в видео новой версии песни «Si ha de ser asi», в которой он кажется отцом Алекса Капранова из группы Франца Фердинанда и демонстрирует такую энергию, что невозможно поверить, что чуть больше десяти лет он практически умирал, пораженный гепатитом, от которого излечился благодаря трансплантации. Такой активный тип, как он, признает только крайности: от машины-развалюхи он перешел к гонкам на болидах. Он может сесть за один стол с людьми явно бессмертными и несокрушимыми – такими, как Шарль Азнавур, Том Джонс и Энгельберт Хампердинк. Во вселенной Рафаэля нет апатичной любви или отношений серединка-наполовинку. У него либо все, либо ничего. «Nada» (ничего) – на самом деле одна из лучших песен в этом сборнике, сформированном лично певцом. В ней он просит свою женщину, чтобы она, перед тем, как уйти, не оставляла никаких воспоминаний, которые могли бы измучить его потом, и даже требует, чтобы она забрала «белые стены, которые нас видели». Он – рыцарь Ситов*, понимающий только абсолют: «Всего можно добиться, всего можно достичь, для того, кто умеет бороться, нет ничего невозможно», - с нажимом поет он в «Poco a poco (понемногу)», чтобы потом сдаться и признать свое поражение в «Me gusta pensar en ti (мне нравится думать о тебе)», где признает, что «мои мечты никогда не станут явью» и что он думает о ней «день и ночь», так же, как «день и ночь» длятся чуждые ему сомнения, изводящие его в «Celos» (ревность).

Он второпях сразу же оправдывается за эти слова. Ему легко поверить, когда он поет о предательстве («Un buen amigo (хороший друг)»), о желании («Hoy mejor que manana (лучше сегодня, а не завтра)» и разочаровании («Estuve enamorado (я был влюблен)») с реверансом в сторону «Day tripper» группы Битлз. Еще меньше усилий требуется в те моменты, когда он сводит нас лицом к лицу  с печальной действительностью: ручки, которыми пишут испанские хиты для подростков, стали хуже. Приведу только один пример, чтобы не замучить  нас до смерти: это великолепная «Los amantes (любовники)», в которой он живо описывает упования, порожденные любовью, на которую люди смотрят косо. К ней он добавляет просто ужасную строку в передовом духе: «любовники не клянутся в вечной любви, потому что любовь - это любовь, а не обязанность, как считают люди». Среди пятнадцати песен, вошедших в «Mi gran noche», пара являются лишними. Акустическая версия песни «Disculpame», включенная в качестве бонусного трека, является слабым финалом для альбома, одной из главных характеристик которого является мощь, поддерживаемая полнозвучными аранжировками для духовых инструментов. Приглушенный кавер песни Сальваторе Адамо, давшей название всему диск, является вторым слабым местом, ему не пошло на пользу изменение слов, в которых позабыли про «девушек, которые были очень хороши, отчего кое-кому было плохо». Эта версия совершает смертный грех: лишает нас удовольствия услышать, как Рафаэль заявляет, что он – феноменальный тип. А он определенно таковым является.

Андрес Панес
18.01.2014
El Mercurio
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 22.01.2014

Примечания переводчика:

* Персонаж из «Ззвездных войн».
** Аллюзия на припев из «Mi gran noche» в одном из первых переводов.

Bailé con chicas que estaban muy bien
Que a uno le ponen mal
Pero ellas vieron que yo era también
Un tipo fenomenal.