Рафаэль: «Я всю свою жизнь был полностью независимым, я сам себе хозяин». 2014

RAPHAEL: «HE SIDO INDIE TOTAL TODA MI VIDA, SOY EL PATRONO DE MÍ MISMO». 2014

12 августа Рафаэль представит свой новый диск «De Amor & Desamor», а в четверг, 14 числа, выступит на фестивале Sonorama Ribera.

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес слушать песни

В этом месяце он устраивает предварительный показ своего нового диска «De Amor & Desamor» и отходит от программы своего летнего турне, чтобы выступить на фестивале Sonorama Ribera. Рафаэль, активный как никогда, беседует с Gonzoo об эволюции его творчества и его музыки, сделавшей его новым символом современности

Мало есть случаев, когда язык отдает предпочтение словам женского, а не мужского рода. Мало, очень мало, и одно из них – «диво». «Диво» звучит не так хорошо, как «дива». А Рафаэль (1943) – это именно диво. В самом строгом смысле слова – то есть артист с необычайной славой. Он провел на эстраде много лет, почти всю свою жизнь. В 1982 году он получил урановый диск.Он был учрежден специально для него, и стал наградой за продажу более 50 миллионов пластинок. Позднее его вручили Майклу Джексону и группе Queen.

Через 30 с лишним лет после этой премии, преодолев тревоги 80-х и 90-х, и после несчетных передач на TVE (сколько же их было?), Рафаэль возрождается (хотя это не самый удачный глагол, ведь он никогда и не уходил) как новый символ современности. Этот статус сделал его одним из ведущих артистов афиши фестиваля Sonorama Ribera, который с 13 по 16 августа проходит в Аранда дель Дуэро (Бургос). Кроме того, 12 числа он представит свой новый диск – «De Amor & Desamor».

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес слушать песни

GONZOO: Ты поешь более пяти десятилетий, есть ли какое-нибудь поколение, которое ускользнуло от тебя?

Рафаэль: Нет, ни одного. Думаю, что у всех была возможность познакомиться с моей музыкой. Есть множество людей, которые слушали меня с детства, потому что я звучал в их доме, и сейчас они продолжают меня слушать, потому что они открыли меня.

G: Кем ты восхищался, когда был маленьким?

Р: Очень многими. Почти теми же, что и сейчас. Роллинг Стоунз, Битлз, Элвис, Ширли Бэсси, Эдит Пиаф... Очень многими. Очень, очень, очень многими.

G: Ты начал петь в 3 года, ты сразу начал мечтать о том, что станешь артистом?

Р: Нет, потому что я начал петь с детства, но в хоре. Тогда я думал о пении только как о способе развлечься,чтобы хорошо провести время с моими товарищами. Мне и в голову не приходила мысль, что когда-нибудь я смогу оказаться на сцене. Это ощущение пришло ко мне в 14 лет.

G: А что случилось?

Р: Ну, я был солистом в хоре, так что петь-то я пел много, но, как я тебе говорил, не думая посвятить себя этому. Однажды я пошел в передвижной театр, который установили в моем районе. Выступал второй состав театра Español. В тот момент, увидев «Жизнь есть сон» (Кальдерона де ла Барка), я решил, что я стану тем, кто во время спектакля стоит на сцене, а не сидит в партере.

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес слушать песни

G: Тебе это стало ясно.

Р: Да, потому что даже раньше, когда мне было девять лет и я победил в конкурсе как лучший детский голос на фестивале в Зальцбурге (Австрия), я не думал, что музыка станет моей профессией. Понятно, что в ту пору я был ребенком и не думал о таких вещах.

G: Если бы ты родился в 1993, а не в 1943, как бы все было? Легче или сложнее?

Р: Легче. Ан нет, потому что в любом случае шанс может выпасть в любой момент, в любую эпоху. Повозка удачи (я называю это так – «повозка») проезжает перед всеми, но дело в том, что не все могут увидеть ее и сесть. Случается и так, что кто-то садится, но его тут же выталкивают. Чтобы никто не вышвырнул тебя из повозки, надо иметь очень широкие взгляды, постоянно прилагать усилия, быть влюбленным в дело.

G: Ты оказал влияние на многих певцов твоего поколения, а также последующих поколений...

Р: Я не уверен, что повлиял на кого бы то ни было. Но все-таки, если бы я это сделал, это было бы чудесно. Представь себе, через них суметь прославиться в будущем.

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес слушать песни

G: Как ты относишься к такой ответственности?

Р: Дело в том, что я не знаю, прославился ли я...

G: Но есть много артистов, на которых твое влияние очевидно, например, Энрике Бунбури.

Р: Да, правильно, но у Энрике есть своя собственная печать и своя индивидуальность. Дело в том, что иногда ты встречаешь очень близких людей, с которыми сходишься во мнениях. Мне это нравится, это хорошая штука.

G: На Sonorama ты будешь выступать вместе со многими молодыми артистами, работающими на современной эстраде «indie». Ты их знаешь, слушаешь их?

Р: В музыке я знаю все, одни артисты нравятся мне больше, чем другие. Но знать их я должен. Это моя профессия.

G: Почему ты считаешь, что молодежь сейчас обращаются к твоей музыке и возрождают твои великие хиты?

Р: С моей точки зрения, это величайшее достижение моей жизни – что на этом этапе игры приходит новая публика и поет мои песни.Что я вижу заполненные стадионы, или театры, или дворцы спорта, где я обычно работаю, и половина публики – мои прежние зрители, а другая половина - молодежь. Я горжусь тем, что смог собрать их, но не спрашивай меня, как это вышло, потому что я этого не знаю. Это или происходит – или нет. В моем случае это произошло, но я никогда не узнаю, почему. К счастью, у меня нет никакого секрета, все случается, потому что случается. Жизнь – это одна большая площадь, с которой во все стороны расходятся улицы. Проходима лишь одна, остальные перекрыты, и надо иметь этот инстинкт, чтобы пойти по ней.

Это то, чего никогда не сможешь узнать, потому что это зависит от случайности. Я очень благодарен всем за чудесную карьеру, которую мне позволили продолжать столько времени. В таком возрасте все еще оставаться активным – это необыкновенно здорово. А я, со своей стороны, сохраняю те же надежды и ту же страсть, что и в первые дни.

G: Но сейчас не молодежь приходит туда, где ты выступаешь, а ты приезжаешь в места, где она слушает музыку.

Р: Да. Не знаю. Например, «Mi gran noche» для многих молодых людей является чем-то вроде гимна.

G: Ты знаешь, что такое «хипстер*»?

Р: Хип... как?

G: Хипстер.

Р: Пожалуй, я скажу - нет.

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес личная жизнь

G: Ну, это определенный образ жизни некоторых «модерновых» молодых людей. Нечто вроде хиппи в 60-е годы, но современных. Ты увидишь много их на Sonorama.

Р: Нет, я этого не знал, как хорошо узнать что-то новое. Значит, я наконец познакомлюсь с ними на Sonorama.

G: А каким ты был в молодости?

Р: Да толстячком, но это вначале, когда я был маленьким. И плохим учеником, учеба – это не для меня. Я был симпатичным, хотя, как мне рассказывали, в детстве я был дьяволенком... с огромным музыкальным призванием. Ну, и нормальным обыкновенным мальчиком. Маленьким испанцем.

G: Ты был приверженцем какой-нибудь моды?

Р: Нет, потому что я всегда жил очень вольно. Мне всегда нравилось жить так, я был свободен во всем. Поэтому мне очень близок фестиваль «indie": я был совершенно независимым, всю мою жизнь, я сам себе господин. Я делал то, что хотел делать, и как считал нужным. Я никогда не сковывал себя законами. Ну ладно, законам я подчинялся, а моде – нет. Когда мне советовали «послушай, сейчас надо вот это», я говорил «нет, нет, нет, дайте мне самому решать, потому что я знаю, что надо делать".

И вот это для меня и есть независимые люди: все, кто делают то, что, как они считают, они должны делать.

G: Ты очень рисковый, и в текстах песен, и в сценических постановках. Тебе когда-нибудь говорили «вот до этих пределов» или «не выходить за эти рамки» ?

Р: Нет, никто никогда не пытался меня притормозить. Вначале были песни, которые подвергали цензуре, но только в самом начале.Я помню, что в «Los amantes» пришлось немного подкорректировать слова... Но больше - ничего, у меня никогда не было с этим проблем.

G: Что ты чувствуешь, выходя на сцену? О чем ты думаешь?

Р: Я выхожу в... не знаю, не знаю, как рассказать тебе. Ведь это невозможно объяснить, этому нет разъяснения. Когда я иду вперед по сцене и ничего не вижу, потому что меня слепят прожектора, это очень приятное ощущение, чудесное. Я не могу сказать тебе, что это, этого никто не объяснит, это можно только прочувствовать.

G: За 71 год многому научишься, какой урок дала тебе жизнь?

Р: Трудно сказать, но наверное – что в жизни надо делать то, что хочешь, только не мешая остальным.

Серхио Саусе
05.08.2014
www.gonzoo.com
Перевод А.И.Кучан

Опубликовано 06.08.2014

* Хипстеры, они же инди-киды (от английского  «to be hip» - «быть в теме») – понятие,  появившийся в США в 1940-х годах для обозначения представителей особой субкультуры, сформировавшейся среди поклонников джазовой музыки; сейчас чаще используется в смысле "обеспеченная городская молодёжь, интересующаяся элитарной зарубежной культурой и искусством, модой, альтернативной музыкой и инди-роком, артхаусным кино, современной литературой и т. п."