Рафаэль: «Я всегда избегал общепринятого». 2014

RAPHAEL: "SIEMPRE HE ESTADO HUYENDO DE LO ESTABLECIDO". 2014

Артист привозит в Валенсию и Аликанте свое новое турне, в котором он «проводит ревизию»своих драгоценностей короны.

«Время – это время, которое прошло», - говорил Энди  Уорхол. Но это невозможно для Рафаэля, артиста, подобного этому жаркому сентябрю: это лето, которое сопротивляется, это намертво въевшиеся брызги застывшей стали. Он – это «сегодня», написанное огромными неоновыми буквами. Его голос на том конце телефонной линии звучит любезно и несколько сдержанно. Он элегантно отстранен. Он не как братья в футболках из дуэта Estopa, ничего подобного. Это больше похоже на то, как если бы Фрэнк Синатра выступал в смокинге на вечере на MTV. Это легенда, живущая во времена, когда легенд не существует... «Это мой способ работать – всегда заглядывая в будущее», - поясняет он газете EL MUNDO. Потому что он это может, а публика продолжает этого хотеть.

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес слушать песни

Публика на самом деле очень этого хочет: его новое турне, которое называется «De amor & desamor» будет разворачиваться  в театре Principal в Валенсии с 18 по 21 сентября. Да-да – четыре дня. Новое турне базируется на диске с таким же названием, который воссоздает вечные песни  («драгоценности короны», как говорит сам Рафаэль) с новыми аранжировками, новым голосом, новыми музыкантами. «На сцене можно будет увидеть все». Снова увидеть Рафаэля, но совершенно нового. «В прошлом году я начал это мероприятие  по перезаписи песен. Не всех, ясное дело, а самых лучших. Я хочу, чтобы у меня все было увязано и  записано. Вся моя история», - поясняет он. «И я это осуществляю, - уточняет он, - потому что мой голос еще при мне и я могу это сделать. Будь все иначе, не стоило бы и трудиться».

И до, и после его появления в Валенсии турне пройдет по многим испанским городам (1 и 2 октября оно будет в Аликанте) и на него можно будет попасть в Мадриде в ноябре и декабре - это 20 дней. Двадцать! Подборка песен на диске такая, что просто зашибись: 'Qué sabe nadie', 'Desde aquel día', 'Se me va', 'Frente al espejo'... Это музыкальное наследство, рассчитанное на то, чтобы «его творчество дошло до молодежи. Почему? Потому что есть молодые люди двадцати лет, которые, наверное, меня не знают... ну, они меня знают, но это четыре, пять, десять песен. И порой им приходится рыться в сундучке с воспоминаниями, и они находят песни с тогдашним звуком». Новое звучит лучше («это амбициозный проект, в нем участвует Симфонический оркестр  RTVE»), но не иначе. «Нет-нет, сами песни не изменяются. Например, 'En carne viva', или 'Provocación': когда я их пел, я был слишком молод; чтобы понимать  некоторые вещи. Сейчас я делаю это с высоты накопленного опыта».

Обычно говорят, что время меняет вещи... но на самом деле их должен изменять ты сам. Рафаэль не смиряется – он из тех, кто вызывает эти изменения. «Замысел состоит в том, чтобы каждый год выпускать диск с перезаписанными песнями; в прошлом году уже вышел диск 'Mi gran noche', который начал этот процесс. Вообще будет около  300 песен. Но я не хочу  ограничиваться этим, я хочу записывать новые песни с новыми композиторами». Он поясняет, что в его намерения не входит «открывать» новые таланты,  но он хочет «пообщаться с молодежью, чтобы увидеть, что они могут продемонстрировать, чтобы они принесли свое собственное видение Рафаэля». Речь идет не о том, чтобы найти нового Мануэля Алехандро (автора его самых удачных произведений), «потому что такой только один и больше не будет», а чтобы дать возможность проявиться «новым видам талантов». Например, Рафаэль пел песни Алехандро Санса и Бунбури, и некоторые казались сделанными точно по его мерке.  Песни о том, как рушится  любовь, а поцелуи уподобляются укусам.  Непросто делать такие вещи, правда? «Нет». Точка.

И еще вызовы: он снимется в фильме у Алекса де ла Иглесиа. Об этом было объявлено на прошлой неделе, и у всех немного поехала крыша.  «Но ведь я все время снимался в фильмах!» - говорит он с улыбкой. «Обе стороны сказали о’кей, - говорит он, - но продюсеры не определились, мы должны увидеть, будет ли окончательное «да»: они изучают сценарий, потому что это будет очень дорогой фильм», - говорит он без обиняков. Почему он делает это: «разумеется, я знаю работы Алекса и верю в него».

- Но, маэстро, какая у Рафаэля сейчас необходимость снова рисковать?

- Нет-нет. Это не имеет ничего общего с необходимостью. Некоторые вещи делают потому, что они получаются, и потому что можешь их сделать, и это очень мило. Потому что можешь  и умеешь делать их.

Даже в эти сложные времена Рафаэль не успокаивается. «Видишь ли, это не единственная плохая эпоха. В Испании мы уже несколько раз переживали подобное. Но это трудный момент, понятно, что он такой. Я предпочел рваться вперед; возможно, есть люди,  которые не рискуют, или которые предпочитают, чтобы прошло немного времени, чтобы увидеть, не улучшится ли ситуация... но я не могу говорить за других. Я артист, и моя работа – в восемь вечера поднимать занавес». Он признает, что всегда «избегал общепринятого», а сейчас, похоже, принято слишком громко жаловаться.

Последний пример его желания продолжать шагать вперед  всплывает в конце беседы. Мы говорим о возможных аналогах за пределами нашей страны; о том, можно ли Рафаэля сравнить с кем-нибудь другим. С Шарлем Азнавуром? «Нет. Возможно, я больше похож на Жильбера Беко, который нас уже покинул» - признает он. «Кстати, Азнавур  писал для меня песни» - откровенничает он. «И не так давно мы записали дуэтом  'La Bohème' для одного из его дисков, он великий». Рафаэль тоже. И он это знает.  

Даниэль Боррас
09.09.2014
www.elmundo.es
Перевод А.И.Кучан

Опубликовано 10.09.2014