Рафаэль: «Некоторые имитации чертовски остроумны». 2015

RAPHAEL: "ALGUNAS IMITACIONES, MALDITA LA GRACIA QUE TIENEN". 2015

У вождя племени "indie" тонкое-тонкое чувство юмора. Он обычно не смотрит, как его имитируют, но признается, что может посмеяться над самим собой. Он сказал мне, что телевизору предпочитает радио, потому что под него можно заниматься утренними делами. В сопровождении Симфонического Оркестра RTVE он снова исполнил свои великие хиты на его новом диске "Raphael Sinphónico".

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес личная жизнь

Рафаэль во время интервью.

- Ты представляешь, какие великолепные вечера все мы проводили с твоей "Mi gran noche"?

- Конечно, я об этом знаю. С 15 лет и до настоящего времени ее подняли на щит, и она оттуда не спускается, ее ставят и поют повсюду. Премьера этой песни состоялась в фильме "Digan lo que digan" в 1964, и она только набирала силу. Эта вещь – чудо, никогда ни одна песня не звучала так долго и с такой мощью.

- Наверное, в твоей жизни было много великолепных ночей, но какую бы ты отметил особо?

- Это всегда предстоящая ночь, я не оглядываюсь назад. Я знаю, что та, которую я переживу завтра, будет лучше, а когда завтра пройдет, я подумаю, что следующая будет самой-самой. Вот так.

- Ты выступал на Sonorama-2014, о тебе говорили, что ты – вождь племени "indies"... (мы смеемся, я не могу продолжить вопрос)

- (Долго смеется) Пойми, что "indie" – это «независимый», а это то, чем я был всю мою жизнь. Я всегда был хозяином самому себе, делал то, что хотел делать, то, что создавал, то есть... я независимый на все сто.

- Всегда? С самого первого диска?

- Всегда, всегда, всегда. Знаешь, у меня тоже есть импресарио, заключающие контракты на мои концерты, но когда я собираюсь устроить премьеру чего-нибудь, а они начинают чинить мне препятствия (говорят – это слишком дорого и еще не знаю что), я всегда отвечаю: «Спокойствие, это буду делать я сам». Я сам себе господин. Я никогда не делаю того, чего не хочу делать, никогда, это закон всей моей жизни. Когда мне говорят: "Подумай об этом, тебе заплатят бог знает сколько", я всегда заявляю, что мне все равно, я не стану это делать, если не захочу. Я сделаю что-то другое, что принесет меньше денег, но я по крайней мере сделаю это с удовольствием.

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес личная жизнь

- Как себя чувствовал перед всем этим молодняком на Sonorama?

- Я? Очень хорошо! Ведь те, кто пришел туда, уже были моими! Они тебе так и скажут, молодые люди очень искренни.

- Когда ты начинал, привычной картиной были толпы девушек, кричащих и всюду преследующих тебя, словно секс-символ, ты тоскуешь об этом?

- Нет, об этом я не тоскую. Я это вызвал к жизни, мне было приятно иметь все это, но пришел день, когда я все это прекратил. Я подумал: "Посмотри – я не могу показываться в аэропортах, устраивая такие фестивали". Наступил момент, когда этому уже не было места, я сам отдалялся от этого, и люди это понимали. Я привык к крикам при моем появлении; когда мне было 18 лет, я смотрел на это очень благосклонно и мне нравилось, но уже в 22 я сказал себе: "Если я хочу, чтобы меня слушали, как я донесу до них это?". Так что однажды я появился перед тысячами девушек, вопящих как безумные, и смотрел на них, пока они не замолчали, потом подошел к микрофону и крикнул так, что ты представить себе не можешь. (Он смеется). Люди словно спрашивали себя: «Что случилось?». И я сказал им: «Зачем кричать?» Они больше никогда не делали этого, они поняли, что это уже не метод. И тогда начались "Браво!", "Артист!"... тогда начался другой этап.

- Что это такое – быть артистом?

- Ой, этим надо родиться, им не станешь. Потом ты можешь учиться, формировать себя... но артистом надо родиться. А тот, кто не рожден артистом, может танцевать хоту, которая не будет иметь никакого вида.

- Какое время дня нравится тебе больше всего?

- Мне - утро, а самое худшее – это вечер, потому что ты уже устаешь, ну если ты спокойно сидишь дома, то еще ничего, но я предпочитаю утро.

- Значит, мы поднимаемся, собираемся… ты из тех, что ставит музыку, чтобы окончательно проснуться?

- Когда я дома, я включаю радио, потому что прежде чем начать заниматься своими делами, мне надо узнать обо всем, что происходит в мире. Я не смотрю телевизор, потому что если я усаживаюсь смотреть его, то ничего не делаю, а вот радио слушаю, потому что оно меня информирует обо всем, а я делаю свои дела. А музыка... дело в том, что я не могу слушать ее в качестве фона во время работы, я должен сесть и внимать ей. Я ставлю ту или иную музыку в зависимости от моего настроения. Мне нравится любая музыка, если только она хорошая, плохие вещи мне не нравятся, потому что ты кончаешь тем, что привыкаешь к плохому.

- А что для тебя «плохое»?

- Есть очень плохие вещи, такие, что ты спрашиваешь сам себя: «Как это случилось?» Знаешь, когда я перед моей трансплантацией лежал больной в клинике, мы с моим медбратом по вечерам смотрели телевизор. Однажды я увидел репетицию одной вещи, о которой я не хочу говорить, и немедленно выключил его. Медбрат спросил меня: "И что мы теперь будем делать?" И я ответил ему: "Ничего, потому что когда я вижу это, моя планка опускается". У меня есть планка, а эти программы тебе ее опускают, потому что наступает момент, когда ты говоришь: "Ну, это не так уж плохо". Это значит погрузиться в водоворот вещей, в который не стоит погружаться, ты должен сказать себе: закончили!

- С кем ты смеешься до упаду?

- Со многими! С моими вовсе не знаменитыми друзьями, с моим сыном Мануэлем, с моим другом Габи....

- Я вижу, у тебя тонкий юмор...

- Тонкий, тонкий как на Fino, Filippino*? (смеется) Да, мне не нравится грубый юмор, но у меня развитое чувство юмора, и я смеюсь над самим собой, а это самое главное.

- Ты, должно быть, один из испанских артистов, которых больше всего имитируют во всех передачах и конкурсах.

- Да, меня имитируют 55 лет.

- Забавно смотреть на себя – или нет?

- По правде, я не часто вижу себя. Некоторые забавны, некоторые чертовски остроумны. Те, кто делает это добросовестно, действительно интересны. Имитируют только то, чем восхищаются.

- У кого бы ты прямо сейчас взял интервью?

- У Лайзы Минелли (это моя подруга), потому что я давно ее не видел. Давно, давно. Я бы с удовольствием поговорил с ней, и после этого большого перерыва мы рассказали бы, как у нас идут дела.

- Ты видел танец Микеля Исеты* из PSC?

- Я его не видел, потому что я слушаю радио, но мне много рассказывали о нем.

- Ой, я хочу, чтобы Исета стал кандидатом в президенты. (Мы смеемся).

- Из-за танца? (смеется)

- Его очень критиковали, за все. Но это было так забавно!

- Ну, это обычно происходит, когда человек в чем-то отличится.

- Мне рассказывали, что сеньор Боно (его сват) готовит очень хорошую паэлью, это так или нет?

- Пепе готовит очень хорошо, все, что он стряпает, выходит очень, очень вкусно, и паэлья тоже, понятно дело.

 Мария Вильярдон
 09.10.2015
www.que.es
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 10.09.2015

Примечания переводчика:

* Игра слов: Fino – тонкий, Fino Filippino – название испанского развлекательного канала

** Генеральный секретарь PSC(социалистической партии Каталонии), один из первых политиков, признавшихся в нетрадиционной ориентации. На одном из митингов в ходе избирательной кампании вышел на сцену, приплясывая под песню группы Queen «Don’t stop me now».