Рафаэль берет дирижерскую палочку. 2015

RAPHAEL TOMA LA BATUTA. 2015

Диво из Линареса  представляет диск, записанный этим летом в театре  Real.

рафаэль личная жизнь

Ошарашенный Рафаэль благодарит команду его фирмы грамзаписи за то, что интервью для продвижения его нового альбома Sinphonico (Universal) проводятся не у него дома. Потому что установка и разборка аппаратуры фотографов переворачивает все «с ног на голову». Он с улыбкой говорит это, усаживаясь и позируя для фотографий, которые потом будут размещены на Instagram. «Сейчас так много всякого, не так ли? У меня есть Twitter, но я использую только для работы. То есть я не рассказываю там о личных делах или о моей семье, или с кем я ужинаю. Я называю города моего турне - и все» - говорит певец, лучшие хиты которого «облагородил» в июле прошлого года Симфонический оркестр Испанского радио и телевидения в театре Real.

Как я смогу уйти на пенсию? Меня должны будут вытолкать.
Для меня это моя жизнь, моя судьба - все.

В настоящее время он собирается объехать в Испанию в компании великих музыкантов. «В турне использован чудесный великолепный прием – в каждом городе, куда я приезжаю, я выступаю с местным оркестром. И я открываю для себя прекрасных музыкантов. Как они играют! И я рад вывести их на всеобщее обозрение» - говорит он в тихом салоне одного из мадридских отелей. Он также объявляет, что уже готов к премьере Mi gran noche, фильма, с которым он вернулся на большой экран под руководством Алекса де ла Иглесиа. И добавляет, что когда он закончит свое симфоническое турне, он предложит публике диск, который «станет возрождением». «Так что это симфоническое турне пришлось мне очень ко двору. Потому что оно разделяет первую и вторую часть моей карьеры» - говорит он с гордостью.

Рафаэль испания

Вопрос: Как вы заботитесь о своем голосе?

Рафаэль: Я о нем не забочусь. Немного полощу горло - и все. Но заботиться ... нет. Все, что я делаю – это не пренебрегаю им.

Вопрос: Вы провели на сцене больше лет, чем Симфонический оркестр Испанского радио и телевидения.

Рафаэль: Да, точно. На пять лет больше. В общей сложности 55 лет. Как тебе это? Симфонический оркестр страны должен был бы существовать раньше, но ... посмотрите на нас! А вообще-то нет: в Испании есть оркестры и постарше.

Вопрос: Было нетрудно адаптировать свои песни к симфоническому исполнению, потому что очень хорошо поддаются обработке, верно?

Рафаэль: Верно. Это было не трудно. Потому что почти все они легко поддаются переработке. Четыре или пять более ритмичны, но почти все остальные исполняются не в таком темпе. Это великолепные романтические песни и, прежде всего, они очень мелодичны, что очень важно для симфонического оркестра. Так что мои песни идеально подходят для симфонического оркестра. Потому что Мануэль Алехандро (композитор) - отличный симфонический музыкант. Его отец был великим дирижером симфонического оркестра. Поэтому в песнях присутствует богатство мелодий, и симфонические оркестры прекрасно их понимают.

рафаэль личная жизнь

Вопрос: Понятно. Чем был бы Рафаэль без Мануэля Алехандро!

Рафаэль: Уфф! Он был бы намного хуже. Ну, это никогда нельзя знать. Но я должен признать, что Мануэль Алехандро сыграл важную, очень важную роль! В любом случае я пробился бы другим путем. Но как хорошо, что у меня был он.

Вопрос: На Вашем симфоническом концерте бывают моменты, когда Вы выхватываете у дирижера дирижерскую палочку. А точнее – дважды. Так велико желание контролировать свою музыку?

Рафаэль: Это составляющая часть концерта. Это кое-что запланированное. Он уже предупрежден и отдает ее с любезным выражением лица. Но это правда, что он говорит мне: «Не увлекайся». Я несколькими движениями привожу к согласию 80 музыкантов, как это тебе? А, когда я буду выступать в мадридском Дворце Спорта, у меня будет сто человек. Потому что это большой зал. Что очень приятно в этом турне, - что я выступаю не только в театрах. Симфонический оркестр на арене для боя быков – это очень мило. Недавно мы с Симфоническим оркестром Малаги дали впечатляющий концерт. И зрители были очень нарядно одеты, и все такое. Дело в том, что симфонический оркестр очень облагораживает все. И было бы здорово спеть на футбольном поле. Ну, во всяком случае, это турне продлится до июня. А потом – за другие дела!

Вопрос: Что Вы делаете в момент, когда готовитесь выйти на сцену?

Рафаэль: Я не говорю. Я очень сосредоточен. Я спокоен, готов. У меня есть некоторые обязательные действия, и я их выполняю в течение многих лет. Если я пою на открытом воздухе, меня беспокоит, какая стоит погода. Один раз шел дождь, и 4000 человек ждали окончания дождя, чтобы, мы могли выйти на сцену. Потому что инструменты могут испортиться, а они дорого стоят. Но я выхожу на эстраду, чтобы прежде всего наслаждаться. До моей трансплантации я был более нервным. Но после я стал гораздо спокойнее. И воспринимаю все с большей мудростью. С большим спокойствием. И я извлекаю больше пользы из вещей. То есть, этот мой образ жизни стал сейчас, как говорят в Мексике, лучшее. (Смеется)

Рафаэль испания

Вопрос: Кстати, как поживает Ваша печень?

Рафаэль: Очень хорошо. Давая мне преимущества каждый день. Она даже убрала морщины. Она трудится, потому что это ее работа. Иногда, когда я бреюсь, я смотрю в зеркало и говорю: но ведь у меня здесь была морщина, а теперь нет. У меня не было ни одного рецидива. Более того, в настоящее время мне отменили почти все лекарства, которые я должен был принимать. И я так хорошо себя чувствую!

Вопрос: Врачи не советовали Вам снизить Ваши темпы работы?

Рафаэль: Нет! Для них удивительно, что я так много работаю, что появляюсь на ТВ, чтобы люди увидели мое лицо. Они очень удовлетворены тем, что у меня нет никаких проблем.

Вопрос: Но это ошеломляет, верно? Вы всегда так говорите. Но что это - ошеломлять?

Рафаэль: Я говорю так: я ошеломлен гвоздиками на Гран Виа. Быть ошеломленным – это удивляться всему, что творится в этом мире. Я вникаю в то, что происходит, и я ошеломлен.

Вопрос: Вы часто посещает свой город (Линарес, Хаен)?

Рафаэль: Да. Я только что был там. Я дал концерт, который меня привел в восторг. Но я приезжаю, даже если не пою. У меня там есть музей. Я приезжаю туда и встречаюсь со многими людьми, ужинаю с друзьями. Нынешними друзья, так? Потому что я оставил Линарес, когда был очень маленьким. Но весь Хаэн красив, там есть много замков. С 14 лет я довольно часто приезжал туда.

рафаэль личная жизнь

Вопрос: И пользуетесь этим случаем, чтобы сходить помолиться Богоматери Virgen de los Linarejos?

Рафаэль: Нет. Ну посмотрим, не выгонят ли меня из города за то, что я так сказал.

Вопрос: Не думаю, что. Они потрясающие люди.

Рафаэль: Верно. Дело в том, что у меня есть другие святыни.

Вопрос: Какие именно?

Рафаэль: Другие. Я всегда был поклонником Иисуса Мединасели в Мадриде. Потому что я вырос там. Я жил в Куатро Каминос, но ходил петь в базилику. Для меня Иисус Мединасели означает мое детство. Во всяком случае, я религиозен на свой лад. Так как уже я провел много лет в церкви, потому что был служкой, мне, наверное, не нужно так часто ходить туда, не так ли? Просто надо быть хорошими человеком. И хорошо во всем относиться. И не обязательно так часто бывать там. Я говорю со всем моим уважением.

Вопрос: Ну, посмотрим, что скажет Вам Папа, когда узнает об этом. Но если религия занимает не очень много места в вашей жизни, то политика - да? Особенно с тех пор, как у Вас появился сват-политик (Хосе Боно из PSOE) ...

Рафаэль: Ну, между собой мы очень мало говорим про политику. Если на текущий момент есть что-то очень важное, это обсуждается – и все. Но мы говорим о семье, детях, детях детей и тому подобном. Это правда, что он во всем видит политическую подоплеку. И он очень хороший оратор. Но я мало понимаю в этом.

Вопрос: Вы уже обдумали, за кого будете голосовать на следующих всеобщих выборах?

Рафаэль: Нет. Я такой же, как практически все испанцы: я не знаю, но в последний момент решу. Все, что я знаю, это что нужно решить имеющуюся у нас большую проблему - это безработица. Если бы не было безработицы, ни здесь, ни в любом другом месте, нам бы было очень хорошо. Единственная проблема от США до Китая - это работа.

Рафаэль испания

Вопрос: Когда Вы в последний раз говорили с Хулио Иглесиасом?

Рафаэль: С Хулио? Ну... два года назад. И моя жена разговаривала с Мирандой, его женой, когда мы узнали, что возникли небольшие проблемы со здоровьем. Но у меня всю жизнь с ним хорошие отношения. Ну, у меня хорошие отношения со всеми.

Вопрос: Вы продолжаете рисовать?

Рафаэль: Да, конечно. Я рисую цветные пятна. Потому что я не умею делать образные вещи. Но получаются хорошие картины. Не на продажу, конечно. Когда у друга бывает день рождения, вместо того, чтобы подарить ему галстук, я дарю ему одну из моих картин. И он должен повесить ее в своем доме. Получи! (Смеется)

Вопрос: Вы когда-нибудь устроите выставку?

Рафаэль: Нет, нет. Мне будет очень стыдно. Я смелый, это правда. Но я также очень застенчивый. Единственное, в чем я уверен, - что могу выйти на сцену. Это я действительно умею делать. И так как я могу это сделать, я выхожу. Но картина ... по правде ... Их увидят мои друзья и хорошо отзовутся о них. Но лишь потому, что они мои друзья. В моем доме нет моих картин. Ну, в моей студии – да. Сейчас, в августе, я рисовал на Ибице.

Вопрос: Чем, кроме живописи, Вы занимаетесь, когда находитесь не на сцене и не на записи диска?

Рафаэль: Мне нравится гулять по пляжу, рано, когда нет людей. Я люблю общаться с друзьями, моей женой, моими детьми, вникать в их проблемы и ... тому подобное. Я часто хожу в театр, в кино. Рядом с нашим домом есть кинотеатр, который ... Ну, я не буду говорить, какой именно, потому что я дам подсказку, верно? Но я очень люблю смотреть фильмы в кинотеатре. Почти через день.

Вопрос: Сейчас, через 40 лет, Вы снова начали сниматься в кино.

Рафаэль: Да, в Mi gran noche у Алекса де ла Иглесия, премьера которой сейчас пройдет на фестивале в Сан-Себастьяне. Правда, вне конкурса.

Рафаэль испания

Вопрос: Как проходили съемки?

Рафаэль: Очень хорошо. Эта отрасль очень изменилась, теперь все стало проще. Раньше все работали с одной камерой. Теперь ты снимаешь сцену, и на тебя направляют 18 камер. Ну, не 18, но 12 точно. Сейчас также приятнее сниматься в фильме, в том смысле, что ты заводишь много друзей. Потому что раньше с главным героем обращались как с чем-то особым, ты видел только режиссера, гримера, главного осветителя и, возможно, продюсера. А остальных коллег видел только во время съемки эпизода – и все. Теперь все веселее. Мы едим вместе, заводим друзей.

Вопрос: А Вас не утомляет необходимость делать несколько дублей?

Рафаэль: Я не делаю много дублей. Ни в кино, ни при записи дисков. Когда я записываю диск, я говорю: "Внимание, этот хороший вариант». И это всегда первый. Это очень странно, очень странно, что я делаю еще дубли. Я могу записать до семи дублей, но на диске всегда остается первый. И в кино то же самое. Ну, с некоторыми режиссерами. Потому что они любят свеженькое. Если исполнитель хороший, режиссер знает, что делает, и свет выставлен как надо – дело в шляпе. Потому что потом ты просто начинаешь вертеть вещь так и этак. И с песнями точно так же. Перед прошлой ночью я записал песню к Рождеству, это особая вещь, которую я буду делать на телевидении. И мне сказали: «ты не сделаешь второй дубль?» Нет. Я отдаю все во время первого. Я не могу сделать лучше или хуже.

Вопрос: В Mi gran noche речь идет именно о записи новогодней телевизионной программы. Вы идентифицировали себя с какими-нибудь ситуациями, показанными в фильме?

Рафаэль: Дело в том, что я делаю Рождественские программы. Новогодние – это другое дело. Рождественские передачи предназначены для семейной аудитории. А новогодние – сплошной беспредел, и почему там происходят такие вещи, как в этом фильме.

рафаэль личная жизнь

Вопрос: А как Вам понравился фильм?

Рафаэль: Я его уже посмотрел, и очень много смеялся. В этом фильме очень хорошая фактура. Присутствуют отличные актеры и много комедии. Это напоминает то, что происходит в «Aterriza como puedas (приземляйся как умеешь)», и ты смеешься.

Вопрос: Для Вас имеет значение, что скажут кинокритики после премьеры?

Рафаэль: Конечно, меня это волнует. Но я знаю, что фильм им понравится. Мы говорим о супер-веселом фильме, очень хорошо снятом, с потрясающим звуком, в котором все блестяще исполняют свои роли. А Бланка Суарес особенно выделяется. Когда мы все вместе читали сценарий, мы так смеялись!

Вопрос: То есть у этого фильма мало общего с картинами, которые Вы делали 40 лет назад.

Рафаэль: Между ними нет ничего общего. Ничего. Знаете, я не тот человек, кто отказывается от фильмов, в которых играл. Среди прочего, еще и потому, что я делал их с режиссерами очень высокого полета.

Вопрос: А Вы считаете себя хорошим актером?

Рафаэль: Я не знаю. Они также не дали мне возможности продемонстрировать это. Теперь – да. Ну, в El golfo Висенте Эскрива подтолкнул меня показать себя. Марио Камус не давал мне такой возможности. У него было так: мальчик улыбается и поет. Но я был способен делать и вещи для музыкального театра, так что кое-что в этом роде у меня есть. А об этой ленте Алекс сказал мне, что можно было бы сделать ее по-другому, но лучше - нет. И я буду продолжать сниматься в кино, но только если будет хороший сценарий. Вся проблема в сценариях. Я не обязательно должен быть главным героем. Мне достаточно хорошей роли, в которой я могу показать, что я могу и играть - так же, как я пою как умею.

Рафаэль испания

Вопрос: А откуда Вы черпаете столько энергии, чтобы в течение десятилетий работать не останавливаясь?

Рафаэль: Но это же не грех, не так ли? Или тебе бы хотелось, чтобы я уставал? Знаешь, я устаю. Но после шести часов сна встаю уже отдохнувшим. Дело в том, что я берусь за дела с огромным энтузиазмом. Мне нравится то, чем я занимаюсь, и я увлекаюсь. Я встаю утром и говорю: как хорошо, у меня в запасе много часов, чтобы заниматься делами.

Вопрос: До каких пор?

Рафаэль: Видишь ли, это никогда нельзя знать. Это может случиться через 20 лет, через 12 лет, а может быть и завтра. В тот день, когда я замечу, что я уже не в том состоянии, что я не такой, как сейчас – тогда, наверное, и наступит этот момент. Но я не скажу, что я ухожу на пенсию. Потому что сделать это меня вынудят обстоятельства. И тогда я потихоньку перестану выпускать диски и давать концерты – и все тут. Но не устраивая прощального турне, как другие. Я - нет. Я не буду делать того, что, как я знаю, я не выполню. Как я смогу уйти на пенсию? Меня должны будут вытолкать. Для меня это все: это моя жизнь, моя судьба.

Виктор Нуньес Хайме
18.09.2015
 cultura.elpais.com
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 19.09.2015