Рафаэль: "Рекламный ролик новогодней лотереи был ужасным". 2015

RAPHAEL: 'EL ANUNCIO DE LA LOTERÍA ERA HORROROSO'. 2015

«Мне кажется, это хорошо, что есть много партий и много течений».

Рафаэль вошел в студию звукозаписи, чтобы взяться за свои классические вещи, «драгоценности короны», как он их называет, и собрал их в «De amor & desamor», программе, с которой 11 и 12 июня (в 21.30) он сделает остановку в Auditòrium de Palma. Кроме того, он готовит альбом с сочинениями Бунбури, Веги, Пабло Альборана, Мануэля Карраско и других.

испанский певец рафаэль

Вопрос: Сколько в Вас от Вашего персонажа?

Ответ: Не знаю. Я очень непосредственный. Я не разучиваю ничего из того, что делаю, и на сцене веду себя так же, как и на улице. Главное – не приделывать к концерту мощный финал, а отдавать публике песни. Я – рассказчик историй.

В: Вы собираете на концерты буржуа, модерновых ребят, молодых людей, пожилых... Что Вы делали, чтобы сломать этот барьеры между классами и поколениями?

О: Клянусь моей матерью – ничего. Я довольствуюсь тем, что претворяю в жизнь проекты, на которые я возлагаю большие надежды, которые меня увлекают и мне нравятся.

В: В самом деле, Вы переписали «драгоценности короны» из Вашего репертуара, чтобы предложить их молодежи. Как Вы взялись за это?

О: Было бы очень легко выбрать песни, провести их ремастеризацию – и готово, но мне хотелось записать их заново с новыми аранжировками. Чтобы исполнить их, я применил все, чему научился, и между песнями прошлых лет и нынешними лежит целая пропасть. Устраивать такое сложно и опасно.

В: Почему опасно?

О: Потому что когда ты сделал какую-то вещь, которая стала хитом, она может не получиться хорошо, ведь с годами силы уходят. Это не мой случай. Мне повезло, что пройдя через трансплантацию, я могу делать то же, что в тридцать лет.

В: Вы устаете от какой-нибудь песни, если пели ее много лет?

О: Да, устаю, и я ее бросаю. Потом, дней через пятнадцать, я начинаю скучать по ней и восстанавливаю ее. Мне выпала удача иметь такой большой репертуар, что я могу делать это.

В: Молодежные группы равняются на Вас, а Вы слушаете их музыку? учитесь у них?

О: Я учусь у всех. Я феноменально хороший зритель, но, кроме того, я учусь, видя то, чего делать нельзя. И, да – я слушаю их музыку.

В: Сотрудничество распространяется и на сочинение песен. Каким Вас видят молодые авторы, написавшие для Вас песни для Вашего следующего диска?

О: Они создали чудесные вещи, и они смотрят на меня под другим углом. Я просил их не пытаться сделать такие песни, как всегда, не имитировать Мануэля Алехандро или Хосе Луиса Пералеса. Я не должен рассказывать подробно об этих песнях, потому что они еще не записаны, но в одной, например, говорится о черном цвете. Не все они касаются меня. Теперь остается только, чтобы я сделал их хорошо.

В: В 1996 Вы публично поддерживали PP (народную партию), говорили о франкизме, и история дошла даже до Конгресса. После того – больше никогда?

О: Я никогда не поддерживал никаких партий публично. Я этого не делал и меня об этом не просили, за что я благодарен.

В: Каким Вам кажется восхождение новых партий, возникших по гражданской инициативе?

О: Мне кажется, что это хорошо – что есть много партий и много течений, чтобы мы могли добиться истины.

В: Какой оказалась Ваша роль в фильме Алекса де ла Иглесиа?

О: Она чудесна и фантастически хороша. Не имеет ничего общего с романтическими комедиями, которые я делал. Фильм – изумительная дичь, это нечто, за что я никогда не брался. Я работал с великолепной командой и думаю повторить этот опыт.

В: Рекламный ролик новогодней лотереи был...

О: Ужасным. Все было ужасно. Мы, присутствовавшие там, это видели, но это стало еще более заметным с течением времени. Так на так.

Маркос Торио
04.06.2015
www.elmundo.es
Перевод А.И.Кучан

Опубликовано 05.06.2015