Рафаэль: «Артист, родившийся артистом, не уходит на пенсию, его освободит смерть и больше никто». 2015

RAPHAEL: «UN ARTISTA QUE NACE ARTISTA NO SE RETIRA, LO RETIRA LA MUERTE, NADA MÁS». 2015

Более пяти десятилетий не сцене говорят в пользу творческой карьеры Рафаэля Мартоса - РАФАЭЛЯ (Линарес, 1943). Имея в активе 326 золотых дисков, он в следующую субботу приезжает в Сантьяго со своим спектаклем Sinphonico. Концерт состоится во Дворце Конгрессов (в 20-30), и его голосу будет аккомпанировать оркестр GAOS. Рафаэль в свои 72 года заявляет: «Я невероятно хорош».

Рафаэль Рафаэль Рафаэль Рафаэль Рафаэль Рафаэль Рафаэль Рафаэль Рафаэль Рафаэль Рафаэль Рафаэль

- Вы всегда готовы перекраивать себя. Что такое это «Sinphonico»?

- Нет. Я всегда готов все совершенствовать. И никогда не отступать – только идти вперед. Sinphonico - это самое большее, что можно сделать, чтобы придать веса моим песням. Это сбывшаяся мечта, жившая у меня в голове с начала моей карьеры, с тех пор, как я присвоил своим выступлениям название «концерт». Ранее мне выпадали шансы петь с оркестрами, но это были отдельные моменты, я никогда не устраивал целиком симфоническое турне в мировом масштабе. В июле мы провели премьеру в театре Real, и это было чудесно. Надеюсь, так будет и дальше.

- Старая гвардия вечна, она всегда возвращается. Это люди, которые уже провели сорок или пятьдесят лет на эстраде, или уходили и вернулись. И это не только Rollins Stones – в Испании также много таких случаев. Что это – призвание, финансовая необходимость, желание повоевать?

- Это Ваше «старая гвардия» звучит несколько пренебрежительно.

- Вовсе нет. Мы говорим о Rollins Stones, и о таких певцах здесь, как Виктор Мануэль, Мигель Риос... Что побуждает их вернуться или продолжать оставаться на сцене?

- Я могу говорить лишь за себя. Побудительная причина – это публика, выбравшая меня много лет назад, подарившая мне огромную любовь, уважение и безмерное восхищение. И я никогда не обманываю ее, я каждый год записываю диски, и они к тому же продаются. У меня аншлаг везде, где я выступаю, и мой мотив заключается в этом: продолжать наслаждаться тем, что я избрал для того, чтобы жить – моим творчеством. Пока я буду в форме, и с этим желанием работать, и пока голос будет на своем месте, я буду оставаться здесь.

- Голос не пропадает?

- Голос - нет. Нет, если ты заботишься о нем. Или Вы этого не слышите?

- Да, но беседа – это не то же самое, что полуторачасовой концерт.

- Если Вы придете послушать меня в Сантьяго, то сможете все увидеть сами и в этом убедитесь.

- На Ваших концертах присутствуют не только родители и бабушки с дедушками... Вы даже выступали на фестивале музыки «indie».

- Да, конечно. Я совершенно независимый. Что означает «indie»? Я всю жизнь делал то, что хотел делать, и так, как мне хотелось. Большего «indie», чем я, еще…

Рафаэль личная жизнь

- Вы уже видите своего наследника среди молодежи, работающей в жанре легкой музыки?

- Мне не надо искать его, его должна отыскать публика.

- Есть же кто-то, кем Вы восхищаетесь.

- У нас есть фантастически хорошие молодые дарования. Есть Серхио Далма, который очень хорош. А также много молодежи. Каждому свое, и разным зрителям нравятся разные артисты.

- Уже прошло больше десяти лет – после трансплантации у нас появился новый Рафаэль?

- В апреле исполнится тринадцать. Мне подарили чудесное время. Я никогда не чувствовал себя так хорошо, как сейчас. Обычно когда ты уже много узнал о сцене, у тебя не хватает сил; опыт свидетельствует именно об этом: когда ты его приобретаешь, сил уже не остается. В моем случае – у меня есть и опыт, и силы. Я играю с форой.

- В какой-то момент Вам наверняка приходило в голову уйти на пенсию.

- Я не думал о пенсии. Артист, родившийся артистом, не уходит на пенсию, его отправит в отставку смерть и больше никто. Ну ладно, однажды я проснусь и скажу себе «приехали», потому что у меня не осталось никаких упований, потому что я больше не хочу, потому что я устал или еще почему-то. И тут вся история закончится. Но я не стану устраивать прощальное турне или что-то в этом роде, я не хочу проводить целый день рыдая (смеется). Я не думаю прощаться, я просто перестану работать – и все тут.

- Не обязательно умирать на сцене?

- Нет. Если бы у меня получилось так, это было бы очень мило.

- Похоже, это Вас тоже не волнует.

- До этого пока еще очень далеко. А если нет, то я уже загрустил бы.

- Вы только что снялись в комедии у Алекса да ла Иглесиа. Кино - это непостоянный фактор в вашей карьере, который то возникает, то исчезает.

- Никакого непостоянства. Просто в начале моей жизни была эпоха, когда я сделал десять фильмов подряд, а потом начал работать в турне. А это - три четверти года в разъездах по Испании и за границей. Наступил момент, когда я не мог совмещать две эти вещи. Потом мне предлагали сняться в кино, но никогда не давали сценария, который я бы принял. До тех пор, пока Алекс да ла Иглесиа не прислал мне сценарий, и он мне понравился.

- Полагаю, что с этим седьмым искусством у Вас были хорошие отношения? Вы нравитесь себе в своих фильмах?

- У меня были фильмы, созданные лучшими режиссерами. Три из моих первых лент (в конце шестидесятых) поставил дон Марио Камус, впоследствии снявший «La colmena (улей)» и много других чудесных фильмов. Кино принесло мне уйму денег. Эти картины вошли в историю испанского кинематографа из-за кассового успеха, которого они добились. Так что всегда очень интересно заполучить такого человека, как я, у которого хорошо продаются билеты.

- Вас беспокоит то, что в кино Вы – испанский Пресли, что ваши картины смотрят из-за Ваших песен, а не из-за собственно фильмов?

- Совершенно не беспокоит. Меня сравнивают с чудесным человеком.

- Играя заметную роль в обществе, Вы за время долгой карьеры слышали самую разную критику, сплетни, даже о Вашем вероятном гомосексуализме...

- Я в это не вникаю.

- Это слава и ее превратности...

- То, что меня волнует – это мое творчество, то есть моя публика, и моя семья. Все остальное меня совершенно не беспокоит.

- Вы пели во времена Франко, в переходный период, при демократии... Располагая такой огромной исторической перспективой, какой Вы сегодня видите Испанию в конфликте с Каталонией? У Вас есть какое-то мнение?

- У меня много мнений о различных вещах, потому что я – человек, живущий в этом мире.  Я вижу, что Испания борется, как всегда, и надо помочь ей преодолеть это кризис.  Обо всем остальном я не хочу говорить, у меня нет для этого оснований. Свои убеждения я оставляю для себя и для моих близких, я никогда не обнародую их публично.  Я не политик, и у меня нет причин высказываться.

Эктор Х.Порто
 07.11.2015
www.lavozdegalicia.es
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 09.11.2015