Divino Raphael. 2016

БОЖЕСТВЕННЫЙ РАФАЭЛЬ. 2016

Легендарное диво возвращается в кинематограф и рассказывает, как оставаться востребованным после полувека творческой работы.

Испанский певец Рафаэль

Великая жизнь Рафаэля

С фильмом Mi gran noche легендарный певец возвращается в кинематограф. Он воспользовался этой возможностью, чтобы поразмышлять о своей профессии и о том, как можно на протяжении пятидесяти с лишним лет выживать в жестоком мире шоу-бизнеса.

Испанский певец РафаэльИспанский певец Рафаэль

Когда находишься с ним лицом к лицу, Рафаэль производит огромное впечатление. Хотя в номере-люкс отеля Мария-Кристина в Сан-Себастьяне (Испания), где проходит наше интервью, достаточно жарко, он не снимает синего пиджака, гармонирующего со свитером с высоким воротом. И словно явившемуся поприветствовать его воспоминанию, улыбается,когда я называю передачу Sábado Sensacional, благодаря которой наша страна наслаждалась, глядя, как Рафаэль драматизирует все его песни.

У него нежный, можно сказать, моложавый голос, и в каждом его жесте, в каждой фразе сквозит любезность, лишенная признаков звездной болезни. Но как же такое может быть, если на этом диване кремового цвета сидит настоящая звезда эстрады, или, лучше будет сказать, настоящее диво?

- Что значит быть артистом?

Это чудесная профессия. Но для того, чтобы быть артистом, надо родиться артистом, им не становятся, этому не научишься. Это действительно можно усовершенствовать, но ты должен иметь кое-что внутри. Когда меня спрашивают, когда я уйду на пенсию, я говорю, чтобы от меня не ждали прощального турне, потому что человек рождается артистом и артистом же умирает. Правда, когда я пойму, что я уже не на должном уровне (а это может случиться с минуты на минуты или через двадцать лет, потому что всем командует «оно – и он указывает на горло), я сумею уйти со всем почетом. Я ни о чем не стану объявлять и не буду прощаться. Представь, что произойдет, если я возьмусь устраивать прощальное турне» Я, наверное, каждый день буду плакать на сцене (он смеется). А что я в самом деле сделаю – это останусь дома, и если меня позовут петь, я только отвечу, что мне неохота (он смеется).

«ВО МНЕ МНОГО ОТ ЭДИТ ПИАФ»

- Какими Вы видите других артистов?

- Даже слово «артист» очень приятное… (он задумывается), и можно быть артистом, не обязательно посвящая себя пению. Знаешь, есть люди - настоящие артисты в любом деле, за которое они берутся. В мире эстрады у каждого хорошего артиста есть кто-то, на кого он равняется. Например, у меня много от Эдит Пиаф. Есть какие-то вещи, которые должны быть, это не дань уважения и не копирование. А что касается жестикуляции, то часто хожу в театр и наблюдаю за актерами, чтобы знать, чего делать нельзя, это хорошие уроки.

Испанский певец Рафаэль

"Звездная болезнь и эгоизм существуют во всех профессиях"

- Учитывая, что существует множество «сошедших с конвейера звезд», нужно ли нам столько людей с такими незначительными талантами?

- (Рафаэль улыбается) Сегодня, как и во все эпохи, если отличные, замечательные люди, есть неплохие, а также есть такие, которые невыносимы (смеется). Есть всякие, как было всегда. Помню, когда я был малышом, я пел уже в четыре с половиной года, так что я не могу сказать, что я мечтал петь, но уже тогда были необычные артисты, и другие – не стоившие ни гроша. Когда я вырос, я познакомился с потрясающими людьми – как Ширли Бэсси, Том Джонс, Фрэнк Синатра, Петула Кларк и Тони Бенетт, но были и другие, не такие изумительные, как они.

ВЗАИМНАЯ ЛЮБОВЬ

Что бы там ни говорили, Рафаэль все еще тот же: великий артист с чудесным голосом и владением сценой, которые завораживают телевизионную аудиторию и сводят с ума публику, получившую шанс насладиться им вживую.

Очень легко впасть в соблазн начать перечислять названия хитов Рафаэля – ведь его творческая карьера не зря продолжается более пятидесяти лет, и скоро он отпразднует семьдесят три весны, с которыми хорошо управляется. Никто не удержится от того, чтобы слегка повести плечами, когда из какого-нибудь динамика раздастся «Escándalo», или, по крайней мере, пошевелить губами, когда услышит «Estar enamorado» или «Maravilloso corazón».

- Мир эстрады – обиталище кайманов, как там выжить?

- (Рафаэль опять смеется) Звездная болезнь и эгоизм существуют во всех профессиях. Я не хочу бросать тень ни на какую гильдию, но в некоторых это невыносимо. Так что гадюшники есть везде, даже в профессиях, которые считаются очень серьезными. Когда ты приходишь к врачу, первое, о чем он тебя спрашивает, – кто наблюдал тебя раньше, ты называешь ему имя другого врача, и он говорит тебе: «А, понятно…» (поднимает бровь, изображая эту сценку); ты спрашиваешь, в чем дело, а он отвечает тебе «Да нет, ничего такого…» (смеется).

- После пятидесяти пяти лет работы за Вами следуют люди всех возрастов в разных странах, что Вы чувствуете, получая столько любви от публики?

 - Я обожаю публику, и поэтому меня любят. Такие вещи взаимны, я не верю в то, что бывает «я тебя люблю, а ты меня – нет».

- Можно подумать, что Вам непросто пройти по улице незамеченным…

- Ко мне подходили, чтобы сказать мне «Я служил в армии вместе с Вами», и я онемевал, потому что я там не был. И, ясное дело, мои дети говорили: «Папа, что тебе стоило сказать какую-нибудь банальность?» Но я не мог сдержаться и действительно отвечал какой-нибудь резкостью. А когда мне говорят «Мы ровесники» (делает испуганное лицо), на это я могу ответить только «Ну так надо беречься!» (смеется)...

Альфонсо лицом к лицу с Рафаэлем

В течение этих десятилетий Мигель Рафаэль Мартос Санчес (иначе - Рафаэль) не довольствовался тем, что побивал рекорды, заполняя залы вместимостью до пятидесяти тысяч человек, поскольку он всегда пытался перестроиться, руководствуясь своим авангардистским духом, благодаря которому в последние годы он открывал музыкальные фестивали indie, а также воплощал антагонистическую раздвоенность доктора Джекиля и мистера Хайда в виде мюзикла (в 2001 году).

Он невероятно активен, и особенно после трансплантации печени, сделанной в 2003 году; с прошлого года он проводит концертное турне под названием Raphael Sinphónico World Tour, в котором его голосу аккомпанирует симфонический оркестр - с этим турне он вплоть до 2016 года будет петь в ряде стран в Латинской Америке и в некоторых городах в Соединенных Штатах Америки.

И эти его преображения также включают его набеги на кинематограф. На сей раз он делает это под руководством Алекса де ла Иглесиа, признавшегося в том, что он «рафаэлист», в фильме Mi gran noche, комедии, действие которой разворачивается на съемочной площадке во время записи новогодней телепередачи, в которой Рафаэль играет Альфонсо, эстрадное диво с чертами злодея, готовое на все, даже на саботаж популярной «бомбы, поющей в стиле латино» (Аданне, которого сыграл Марио Касас), чтобы не потерять своего «царства».

На международном кинофестивале в Сан-Себастьяне, где прошла европейская премьера этого фильма, Рафаэль, несмотря на усталость, связанную с работой по продвижению картины, еще раз доказал, что он профессионал. С шутками, смехом и забавными историями он рассказал о его возвращении в кино 40 лет спустя.

- Что привлекло Вас в Mi gran noche?

Сюжет заинтересовал меня, потому что он сосредоточен на мире телевидения, но я хотел прочитать сценарий целиком, чтобы увидеть, как развивается история, какими будут другие персонажи, потому что мой герой был очень хорошим, но я не хотел, чтобы другие были второсортным мусором. В таких вещах нет изящества. Нет никакой пользы в том, чтобы играть в фильме, где единственная хорошая роль – это твоя.

- Как Вы отнеслись к тому, что Вам принесли сценарий, по которому Вы будете участвовать в сатире на мир шоу-бизнеса, в то время как Вы как являетесь его частью?

- (улыбается) Я отнесся к нему со всем чувством юмора, которое у меня есть, мне захотелось взяться за него – и вперед. Как сказал мне мой сын Мануэль о моем персонаже: «Никто не будет думать, что ты такой, потому что тебя все уже сотни лет знают» (смеется). Да, он сказал «сотни лет». Он посоветовал мне сделать это. Это было так же, как когда я играл в постановке «Доктор Джекиль и мистер Хайд» (мюзикл, в котором он участвовал в 2001 году и который был вынужден оставить через несколько месяцев из-за проблем со здоровьем) – ведь в реальной жизни я ни тот, ни другой, а это была одна из лучших вещей, которые я сделал за всю мою жизнь. Так что за роль Альфонсо я взялся с таким настроением.

- Как Вы думаете, Ваши коллеги, с которыми Вы снимались в Рождественских передачах, предъявят к вам претензии за то, что Вы сыграли эту роль?

- Вовсе нет, но бедный я, если кому-нибудь придет в голову это сделать...

- Несмотря на фразу, которую Вы говорите: «Я не знаю никакого Хулио Иглесиаса»?

- (смеется) Нет! Хулио – мой очень близкий друг.

- Почему Вы так долго тянули с возвращением в кино?

- Дело в том, что все, кто приходил ко мне в эти годы, говорили о том, чтобы «сделать фильм», но никто не давал мне ни сценария, ни хотя бы кусочка бумаги с идеей. Алекс (де ла Иглесиа) был единственным, кто представил мне что-то конкретное, хотя это был не листок бумаги, а письмо, которое он мне послал по электронной почте (смеется).

- Вы намерены продолжать сниматься в кино после этого опыта?

- Категорическое да. Дело в том, что это будет не каждый год, потому что мое дело – это сцена. Ну да ладно, если будет какой-нибудь интересный сценарий - я буду там.

Ханина Перес Ариас
10.04.2016
Revista dominical (Венесуэла)
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 10.04.2016