Главная / Inicio >> Почти все о Рафаэле / Casi todo sobre Raphael >> Рафаэль в прессе / Raphael en la prensa >> Raphael en los 2010s >> 2016 >> Enero-marzo >> “Es muy complicado dar consejos en algo tan importante como subir a un escenario”. 2016

“Es muy complicado dar consejos en algo tan importante como subir a un escenario”. 2016

«ОЧЕНЬ СЛОЖНО ДАВАТЬ СОВЕТЫ В ТАКОМ ВАЖНОМ ДЕЛЕ, КАК ВЫХОД НА СЦЕНУ». 2016      

«Не сглазь, чтобы не похолодало», - смеется Рафаэль. В следующую пятницу певец вернется в Виторию со своими вечными хитами, но так, как он никогда не представлял их, с проектом, с которым он выступал в половине мира.

Raphael, cantante.

Витория. Рафаэль вместе с Симфоническим Оркестром Бильбао (BOS) возвращается в эту пятницу в столицу Алавы через год после выступления в театре Principal (в котором не было свободных мест), чтобы покорить Buesa Arena. Концерт начнется в 20-30, билеты, стоимость которых от 37,20 до 75 евро, в зависимости от зоны, еще продаются.

- При том состоянии, в котором находится музыкальная индустрия, когда в турне урезано почти все, чтобы как можно больше сэкономить, появляетесь Вы и планируете, помимо записи диска иDVD, гастроли по обе стороны Атлантики, в которых в каждом городе будете выступать с симфоническим оркестром, то есть – делаете все противоположное тому, что делают обычные смертные. Вы берете грудное «до»?

- Ну, это исполнение мечты всей жизни. За время моей карьеры мне несколько раз выпадало счастье петь с симфоническими оркестрами, но всегда эпизодически. Но я страстно хотел устроить мировое турне с симфоническим оркестром, какое устроил сейчас. И более того – я хотел сделать его с самого начала, с коллективом каждого города, а если в нем нет собственного оркестра – то с оркестром из ближайшего населенного пункта. Так что, как я тебе сказал, я реализую чудесную мечту, которая к тому же пошла безумно хорошо. Публика выходит в восторге. И кроме того, я уверен, что это был момент, когда это нужно было сделать.

- В каком смысле?

- Когда тебе двадцать пять лет, такие вещи не получаются. Их надо делать, когда за плечами осталось уже много сцен. Знаешь, обычно, когда у тебя полно опыта, способности уже утрачиваются. Но со мной этого не случилось. Так что здесь ты видишь тридцатилетнего парня со взглядами и знаниями, полученными за очень много лет.

- В любом случае, в каждом городе надо менять музыкантов, которые, конечно, являются опытными профессионалами...

- Это музыканты, которыми движет профессионализм, которые отлично все схватывают. Мы работаем с незаурядными оркестрами, это очень важно.

- ... да, но на концерте «вживую» присутствует риск, потому что в таком случае Вы поете с людьми, с которыми не привыкли работать.

- Нет, на самом деле для меня никакого риска нет. Ведь я прихожу очень подготовленным, у меня пятьдесят пять лет опыта...

- Это только сказать легко...

- (Смеется) Точно.

- Извините, что я перебил Вас...

- Нет, я говорил тебе, что мне к тому же повезло сохранять хорошую форму, огромную энергию, огромные упования и страсть к работе.

- На следующей неделе вы даете три концерта подряд – в Доностии, Витории и Бильбао. Есть некоторое число музыкантов, которые моложе Вас, а они уже низа что не поставят три выступления подряд.

- Ладно, ладно, это зависит от возможностей человека. Я-то очень привычен к весьма продолжительным турне, в Мадриде я выступал месяц подряд.

- Но не знаю, связано ли это также с характером, с тем, чтобы, извините меня, «переть вперед».

- Да, тоже, я это не оспариваю. Связано и это, и азарт, с которым ты берешься за дела. Есть люди, которые устают, и они не бросают музыку, но доходят до точки, где им становится скучно. Каждый живет на свой лад. В моем случае с каждым уходящим днем у меня все больше желания и стремления делать значительные вещи, чтобы вернуть публике все то, что она мне дала. Я хочу доказать зрителям, что они угадали, когда в свое время уверовали в меня.

- Вас ждут концерты на полуострове, но также в Колумбии, Мексике, Соединенных Штатах Америки, Пуэрто-Рико... Я не знаю – может быть, Вы смотрите в свой график и вздыхаете – многовато…

- Я заглядываю в него украдкой и... (смеется). Нет, теперь серьезно – те, кто работает со мной, знает, что у меня есть минуты для отдыха и моих дел, и организуют все так, чтобы у меня не было проблем, чтобы все шло так, как должно.

- На Ваших выступлениях присутствуют зрители, которым 70, 50, 40, 20... Как привлечь людей таких разных поколений?

-На самом деле они позволили привлечь себя (смеется). Я не знаю; особенно с молодыми у меня возникает ощущение, что в той же мере их приобщили их родители, хотя если я утверждаю это, многие обижаются, потому что говорят мне: нет, я пришел посмотреть на тебя, потому что ты мне нравишься, а не потому, что кто-то меня заставил. Но не спрашивай меня, по какой причине это происходит, почему люди такого разного возраста приходят на мои концерты и следуют за мной. Случилось чудо. Это так, это чудо, что артист нравится пяти поколениям подряд.

- Возвращаясь к «Raphael Sinphonico»:было очень сложно выбрать песни, которые будут адаптированы, и согласовать процесс аранжировки и прочие предварительные вопросы?

- Да, это было нелегко. Но ведь с этой проблемой отбора песен из репертуара я сталкиваюсь каждый раз, когда планирую новый концерт. Что я выброшу? Ответ очень сложен, потому что мне очень повезло создать огромный и успешный репертуар. Для другого певца нормально иметь пять-шесть обязательных шлягеров, набранных за время карьеры, а потом появляются «наполнители». Но у меня все наоборот, у меня десятки хитов, и оставить что-то за бортом мне очень тяжело. Это как сыграть партию в шахматы.

- Есть какая-нибудь песня, про которую Вы думаете: хоть бы ее перестали требовать, потому что она мне не нравится?

- Не стану отрицать – такое у меня было. И когда это со мной произошло, я перестал исполнять эту песню. И все. Но получается так, что когда проходит год или несколько месяцев, эта вещь всплывает у меня в памяти и в сердце, и я говорю себе: ты должен снова петь ее. Есть такие песни, что если ты даешь себе немного отдохнуть от них, то быстро понимаешь, что они тебе нужны.

- Вы возвращаетесь в страну басков, и именно баск, Алекс де ла Иглесиа, через много лет в фильмеMi gran noche’ вернул Вас в кинематограф.

- Мой друг Алекс. Это чудесный, веселый человек, очень хороший режиссер, очень дисциплинированный, хотя есть люди, которые в это не верят. Он тоже сердится время от времени, но ведь он должен это делать.

- После этого опыта у Вас осталось желание снова вернуться на большой экран?

- Да, конечно.

- Кстати, каков Рафаэль в роли дирижера, с палочкой в руках?

- Ну... скажем так, что это Рафаэль (смеется). Я не думаю, что я стал бы каким-нибудь знаменитым дирижером, но у меня есть своя изюминка. Я очень отважный дирижер, это да.

- У «Sinphónico» будет вторая часть?

- Нет. С самого начала мне было ясно, что это будет сделано только один раз. Кроме того, мне надо заниматься другими вещами, потому что у меня есть несколько проектов, которые я хочу выполнить.

- На этом этапе жизни Вам еще осталось чему-то научиться в музыке?

-Многому. Если ты считаешь, что уже знаешь все, твоя профессия тебя на самом деле перестала интересовать. Я – вечный дебютант, мне нравится дебютировать каждый день. Я учусь всему и не учу ничему, я всегда это говорил. Так я чувствую, и так должно быть.

- Если бы на концерте в Витории, например, появился бы молодой Мигель Рафаэль и спросил у Вас совета, потому что решил заняться этим...

- Это очень сложно. Давать советы в таком важном деле, как выход на сцену, очень трудно. Надо взглянуть в то зеркало, которое есть у всех нас (не в то, что висит в ванной, где мы бреемся, а в то, которое внутри у каждого человека), и сказать: давай посмотрим, я хочу стать тем-то – а я гожусь? Есть много людей, усердствующих в том, чем они не могут стать. Но так происходит не только в музыке, но и во всех профессиях. Поэтому я сказал тебе, что очень трудно давать советы.

- Есть также много политиков, рожденных не для политики?

- Наверное, тоже (смеется). Во всех профессиях есть люди, нашедшие свое место в жизни и другие, которых носит туда-сюда. Знаешь, самое великолепное в этом мире – когда ты можешь заниматься своей профессией, потому что она тебе нравится больше всего, и еще – добиться в ней успеха.

- На сцене Вы поете без остановки, а дома?

- Никогда. Мне хватает концертов (смеется). Серьезно – у меня не получается: чтобы петь, мне нужна сцена, и чтобы присутствовала публика. На самом деле я не репетирую много, потому что то, что я делаю на пробах, я не стану показывать потом, в живую.

- В эту пятницу Вы возвращаетесь в Виторию, через год после Вашего концерта на сцене театра Principal. У Вас столько концертов, что, конечно, не осталось никаких особых воспоминаний о том вечере...

- Ты ошибаешься, правда-правда. Я уже сто лет не был в Витории. И я спрашивал людей, организующих мои турне: почему я не еду в Виторию? А мне отвечали: но ведь ты едешь в Бильбао, а это рядом. Какая между ними связь? Я хочу каждый раз возвращаться сюда – так же, как езжу в Бильбао, Сан-Себастьян, А Корунью или Вальядолид.

Главное

«Устраивать мировые турне, чтобы петь с симфоническим оркестром в каждом городе ты должен, когда уже долго проработал на эстраде»

«Музыка еще многому меня должна научить. Если ты считаешь, что уже знаешь все, твоя профессия на самом деле перестала что-то значить для тебя»

«Это чудо, что артист нравится пяти поколениям подряд; я не знаю, по какой причине это произошло со мной»

Карлос Гонсалес
20.02.2016
www.noticiasdealava.com
Перевод А.И.Кучан

Опубликовано 21.02.2016