Рафаэль: «Я не хочу, чтобы моя публика могла упрекнуть меня в том, что я повторяюсь». 2016

RAPHAEL: "NO QUIERO QUE MI PÚBLICO PUEDA REPROCHARME QUE ME ENCASILLO". 2016

Помолодевший и полный сил певец перекраивает себя в «Infinitos bailes», альбоме, созданном такими артистами, как Бунбури, Дани Мартин и Ванеса Мартин

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль сфотографировался в Мадриде
на презентации его последнего альбома
«Infinitos bailes».

Мы могли бы сказать, что Рафаэль вернулся с новым альбомом. Но на самом деле он никогда и не уходил.Его неистовый темп работы заставляет его без перерыва переходить от одного проекта к другому, и теперь, в постоянном поиске новых музыкальных стимулов, он объединился с некоторыми из современных талантливых композиторов, чтобы предложить публике новую версию самого себя. Помолодевший и полный сил Рафаэль переосмысливает себя в «Infinitos bailes».

Как возник этот последний проект?

В последнее время я выпустил несколько альбомов, перезаписывая версии моих великих хитов, которые я называю «жемчужинами короны». Но я понял, что на мои спектакли начали приходить новые поколения, и подумал, что было бы хорошо, чтобы они могли услышать меня в более современном варианте, который будет им ближе. Потому что теперь о каких-то вещах говорят не так, как раньше, музыкальные модели изменились. Эту идею мне подал мой сын Мануэль, и ему было поручено найти ряд композиторов, которые смогли бы адаптироваться к моему стилю.

А как шел процесс отбора авторов?

Я четко знал, что хочу снова сотрудничать с Энрике Бунбури, потому что он мне как брат. Остальными занимался мой сын, Мануэль. И он устроил мне большой сюрприз, потому что я не слежу за современной эстрадой. Я, например, не знал, что Мануэль Карраско или Ванеса Мартин сочиняют свои собственные песни. Иван Феррейро написал для меня потрясающую вешь - «Carrusel». И результат в целом оказался таким хорошим, что я думаю, что сейчас начался новый этап моей карьеры.

Вы поставили какие-нибудь ограничения в отношении песен?

Предполагалось, что авторы должны будут думать обо мне при создании песен. Но мы хотели, чтобы эти композиции не имитировали мой стиль, а несли отпечаток личности каждого из авторов. Но в то же время они должны были звучать «под Рафаэля». Это очень интересная синергия, потому что здесь не налицо не вычитание, а сложение. Песни не скрывают своего облика. Я исполняю их, и они пропитываются моей личностью, но мелодии и слова принадлежат каждому из авторов.

Почему Вы не записали дуэты с авторами?

Потому что речь шла не об этом. Вероятно, мы сможем сделать это в будущем в виде исключения, но они были задуманы не для этого.

Я полагаю, что теперь, когда Вы расширили свой репертуар, Вам будет трудно включать в него новые песни.

Это удача и в то же время головная боль – располагать таким огромным материалом. Когда надо поставить концерт, я смотрю на песни и хочу их все. Какие я отброшу, а какие введу в программу? В целом я стараюсь, чтобы была представлена каждая эпоха, каждый диск. Но я уже пятьдесят лет на сцене, и приходится проделывать ювелирную работу. А теперь я должен включать этот новый этап, на который я возлагаю так много надежд.

Свою предыдущую работу Вы представляли публике в оперном театре Real, а «Infinitos bailes» - в ночном клубе Joy Eslava.

Самое главное - всегда продолжать развиваться и никогда не делать одного и того же. Я хочу, что моя публика никогда не могла упрекнуть меня в том, что я повторяюсь. Мне нравится удивлять, а иначе все было бы очень скучно.

Raphael,

Рафаэль в дискотеке Joy Eslava в Мадриде на презентации диска «Infinitos bailes»

До какой степени доходит Ваш перфекционизм?

До такой, что я свел с ума великого Франка Пурселя, который был моим музыкальным директором. Я очень требовательный, как к себе, так и к другим. Иногда меня можно обвинить в раздражительности, но это не означает, что я в плохом настроении – дело в том, что я люблю все уточнять. Однажды я сказал ему «Сегодня все прошло хорошо». И он с облегчением вздохнул. Но я посмотрел на него в зеркало, и выпалил: «Но посмотрим, что будет завтра» (смеется). Он никогда больше не вернулся. Я слишком большой перфекционист, я знаю. Но это хорошо.

Каков Ваш секрет, помогающий сохранять такую жизненную силу?

На самом деле я всегда было таким. В тот день, когда я перестану проявлять любопытство и энтузиазм по отношению к делам, я уйду на покой. Я не буду ничего говорить, я сделаю это молча. Мысль о «прощальном туре» заставляет меня нервничать. Без сомнения, когда-нибудь мне придется оставить работу, но сейчас я это даже не планирую.

Пройдя через болезнь, я почувствовал, что начал жить заново. Я научился по-другому смотреть на вещи. Так что теперь перед вами парень, который на самом деле все только начинает. Возможно, это трудно понять, но это так. После всего, что со мной случилось, я почувствовал новый стимул, вернувшиеся силы, импульсивную необходимость идти вперед. Моя страсть к музыке побуждает меня двигаться вперед.

Что Вам осталось сделать?

Все, что я хотел сделать, я сделал. Я никогда не думаю о том, что не вышло, я думаю о том, что получилось. Надо жить с таким настроем. К чему жаловаться? У меня есть проекты, которые все еще ждут своего времени, такие, как «Сирано де Бержерак» в стиле мюзикла «Джекиль и Хайд», который я сделал. Все в свое время.

Беатрис Мартинес
28.11.2016
www.elperiodico.com
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 29.11.2016