Рафаэль: «Я моложе многих молодых». 2016

RAPHAEL: «SOY MÁS JOVEN QUE MUCHOS JÓVENES». 2016

Заявление, что Рафаэль возвращается на сценические подмостки, оказалось бы категорически неверным, так как артист из Линареса (1943) их, собственно, никогда и не покидал. Совсем наоборот, в последние годы он присутствует во всем: это мюзиклы и кинофильмы, гастрольные турне, фестивали и альбомы, при этом, меняясь согласно нынешним тенденциям, подобно хамелеону. Его последняя по времени работа, Infinitos bailes', диск, который представил совершенно новые композиции впервые после 2012 года, необычен: Дани Мартин, Ману Карраско, Вега, Микель Асал, Ванеса Мартин, Диего Кантеро, Иван Ферейро, Бунбури.., что составляет в целом 14 артистов, сочинили песни, которые Рафаэль (Рафаэль Мартос, если формально) спел, наделив своей индивидуальностью. 

Рафаэль

Рафаэль позирует во время интервью, вчера в Мадриде.

- Для вас эта новая работа подобна притоку свежей крови?

- Этот альбом сделан в связи с тем, что в последний период у меня появилось значительное количество молодых почитателей. Сколько-то времени назад я побеседовал с моим сыном Мануэлем и попросил его пригласить молодых авторов для будущего альбома, чтобы заговорить на их языке. Песни о любви, как и о нелюбви – сейчас другие, и потому мне понадобились современные авторы. Так появились 14 весьма выразительных композиций.  

- Какие чувства Вы испытываете, когда Вам аплодируют двадцатилетие?

- Молодые подрастали, когда я был, и постоянно находились рядом, хотя, наверное, теперь все приобрело огромный размах. Но я моложе многих молодых. Состояние молодости – это то, что сокрыто в сознании человека, что ты представляешь собой, и оно зависит от того, какова линия поведения и каков запас сил. В 2003 у меня были сложности со здоровьем, которые чудесным образом были преодолены. Я получил новый двигатель, и теперь я тридцатилетний молодой человек, обладающий вдобавок пятидесятипятилетним опытом.   

- Чем для Вас стало это благополучное преодоление, которое состоялось в результате успешной пересадки печени?

- Я прошел серьезное развитие, хотя потребность развиваться – это постоянная особенность моего творческого пути. Но с того самого момента у меня все происходит иначе. Делаешься лучше, снисходительнее, более восприимчивым и более оптимистично настроенным. Неприятности тут – не такие уж тяжелые. Считаешь, что все можно исправить, и больше думаешь о себе: не пьешь, не куришь, не ешь что попало, и за это организм отвечает тебе благодарностью. 

- Ваша вокальный стиль и сценическая пластика по-прежнему неизменны…

- Я всегда жил в духе эпохи, и все это свежо, так как зрители желали, чтобы моя индивидуальность оставалась такой. Такой она останется ровно столько, сколько я смогу наполнять публикой арены по всему миру. В этой профессии нельзя ничего навязать, и все конечно. Если зрителям надоело, они больше не придут, и тогда - всего хорошего.

- Вы не размышляете о том, чтобы покинуть сцену?

- Я ее не покину. Я рожден для сцены, она доставляет мне удовольствие, и тут я останусь до самого финала. Конечно, когда-то я вынужден буду прекратить, но это настанет еще не скоро. 

- Разве Ваша семья не просит уделять ей времени побольше?

- Семья приняла неизменное. Им я отдаю много времени: с этим у меня все складывается успешно. Когда-то моя супруга и дети путешествовали со мной, но затем жена приняла решение, что надо обрести постоянное место жительства. Я должен был колесить в одиночку, приезжая домой максимально часто. Таким образом мы и поступали. 

- Есть ли в Испании кто-нибудь, кто продолжит дело Рафаэля в мире музыки?

- А зачем нужен такой продолжатель? Нужно, чтобы были другие, те, кто работают, обладая своей индивидуальностью, кто не старается повторить кого-нибудь другого. Я не повторяюсь ни в ком. 

- Бывало ли так, что Вы чувствовали, что Ваша личность соотносилась с политическим режимом?

- С каким же? Я пережил многие. 

- С франкистским.

- Это Испания, где я появился на свет и жил, Испании, где мне довелось быть. То был не мой выбор. 

- Пользовался ли франкистский режим Вашим образом в своих интересах? 

- Нет. Я не так значим. Когда я впервые приехал в Россию, тогда Советский Союз, Испания не имела (дипломатических) отношений с ней. Но я отправился. Искусство остается искусством, а всё иное к этому отношения не имеет. У меня никогда не было ощущения, что мною пользуются.

- Но теперь у Вас в семье есть социалист, Ваш сват Хосе Боно.

- Я скорее согласен с ним. Мы обсуждаем все за картами.

- В песне 'Qué sabe nadie' Вы выразили то, о чем не было возможности сказать.

- Об этом можно было сказать. И я сделал. Я благодарен этой части публики. Гомосексуалисты весьма тонко понимающие зрители.

- Вам доставляли неприятности ярлыки, которые Вам лепили благодаря Вашей творческой индивидуальности?

- Нисколько. Мы все равные: со своими собственными вкусами. Но это ни капли не трогает меня. Я такой, как я есть, и это стимулирует меня продвигаться вперед.

Альваро Сото
Фото Альберто Феррерасa
21.11.2016
www.laverdad.es
Перевод Р.Марковой,
при участии А.И.Кучан

Опубликовано 22.11.2016