Рафаэль: «Я по-прежнему выхожу на сцену «с ленцой». 2016

RAPHAEL: “SIGO SALIENDO ‘GÜEVÓN’ AL ESCENARIO”. 2016

Рафаэль выпускает альбом «Infinitos bailes» с песнями Дани Мартина, Ванесы Мартин, Бунбури, Исаля, Ивана Феррейро и других авторов

Многонациональная фирма (Universal Music), вытряхнула из рукава диск («Infinitos bailes»), чтобы легенда, сохранившаяся в формалине и сохранившая форму (Рафаэль), пела и танцевала, смеялась, плакала и говорила о беге времени вместе с молодыми и не такими уж молодыми представителями самой крутой музыки (Дани Мартин, Ванеса Мартин, Микель Исаль, Бунбури, Иван Феррейро Мария Росален...). Полвека назад песни и аранжировки для Него писали Вальдо де Лос Риос и Мануэль Алехандро. Сегодня новая кельтиберийская волна делает то же самое и сдается Ему. По сути, ничего не изменилось. И он - меньше, чем кто-либо другой.

Рафаэль

Рафаэль в Мадриде на сегодняшней рекламной акции его нового альбома

Вопрос: Добрый день.

Рафаэль: Привет. Вы слушали диск?

Вопрос: Конечно, да.

Рафаэль: Нет, я серьезно...

Вопрос: Ну конечно же, да - два раза. А иначе зачем бы я пришел поговорить с Вами?

Рафаэль: Это достойное поведение... Дело в том, что есть люди, которые критикуют человека, не потрудившись сходить посмотреть на него. Берут программку – и все тут. И попадают впросак.

Вопрос: Эти интервью... Вы даете их по контракту с фирмой грамзаписи или у Вас действительно все еще есть желание рассказывать о себе?

Рафаэль: Никакой связи с контрактами. Знаешь, в начале моей карьеры я почти не давал интервью и не ходил на радио. Среди прочего еще и потому, что в этом не было необходимости. Но вдруг (тому уже много лет) я сказал себе: «А почему же я отказываюсь от возможности поговорить, которая мне предоставляется?». И я решил сделать это. Это не работа, хотя от этого устаешь – это верно. Знаешь, что происходит? Что вы, журналисты, являетесь частью моей жизни. Мне нужно обсуждать с вами какие-то вещи, чтобы я сбрасывал с себя этот груз, а вы мне говорили, иду яверным путем или нет. Чтобы вы мне отвечали: «Слушай, как у тебя все хорошо выходит». Это же не кокетство, нет?

Вопрос: А почему Вам нужно, чтобы пресса говорила Вам эти вещи?

Рафаэль: Потому, что публика мне этого не говорит. Публика может только «а-а-а-а-а».

Вопрос: Есть люди, утверждающие, что Вы невероятный человек, и говорящие это в хорошем смысле. Другие также считают Вам невероятным, но в плохом смысле слова. То есть подразумевают, что это невероятно, что существует подобный человек.

Рафаэль: Ха-ха-ха!

Вопрос: Лучше уж так, чем остаться незамеченными, правда? Вы же не строили свою карьеру на этом равновесии крайностей?

Рафаэль: Восторг и успехи в конце немного наскучивают. И хорошо, что есть голоса, которые говорят, что ты им не нравишься. Потому что я все еще могу переубедить этих людей.

Вопрос: И многих Рафаэль обратил в свою веру?

Рафаэль: Есть зрители, по которым я замечаю (потому что я вижу их лица), что они пришли потому, что кто-то вбил им в голову, что они должныпойти, но концерт продолжается, и эти глаза уже не такие, как раньше. И они заканчивают тем, что встают с мест. Они -самая большая радость, какую мне можно доставить. В такой день я бываю счастливым, потому что я выиграл.

Вопрос: Но разве такие вещи видно со сцены?

Рафаэль: Ну, первые десять рядов я контролирую. Раньше я очень нервничал, поднимаясь на сцену. Сейчас - нет. Я выхожу на вразвалочку, чтобы наслаждаться и доставлять наслаждение. Но публика не вся одинаковая. Некоторые приходят после ссоры со своей половиной. Другие - с финансовыми проблемами. Кто-то - с печалью. Публика каждый день такая разная... а ты должен добиться, чтобы финал был такой же.

Вопрос: И как это возможно – выходить петь в день, в котором ты были счастлив и полон сил, точно так же, какв другой день, в который ты был раздражен или тебе было грустно?

Рафаэль: Я провел несколько ужасных дней, играя в мюзикле «Джекиль и мистер Хайд», не зная, что со мной происходит... и не желая этого знать, что было самым плохим. И никому об этом не говорил. Но как только я выходил на сцену,мне становилось очень хорошо.

Вопрос: То есть вы были Джекилем и Хайдом, хотя на самом деле...

Рафаэль: Как такое можно объяснить? И вдруг ЭТО - бах! (он чуть не заплакал).

Вопрос: На этом диске Infinitos bailes Вы поете «я все еще без ума от пения». В самом деле? Это уже не стало утомительным?

Рафаэль: У этой песни будут далеко идущие последствия, и я хотел назвать альбом именно так - Loco por cantar (сходящий с ума от пения). Но мой сын убедил меня, что это не разумно. Я сказал ему: «что плохого в том, что я все еще без ума от пения? Если я и в самом деле такой, и горжусь этим!» Теперь – да, я признаю, что Рафаэль, сходящий с ума от пения, на данном этапе жизни, это забавно. И турне, конечно, будет назваться таким образом: Loco por cantar.

Вопрос: Это Loco por cantar, имеет какое-нибудь отношение, например, к тому, что в Аранда-де-Дуэро Вы возглавили афишу на Sonorama – фестивале indies, самых современных среди современных?

Рафаэль: Но ведь я самый большой indie!

Вопрос: Ведь было нужно желание... это было вроде как вытащить дедушку прогуляться.

Рафаэль: Важно делать все с азартом. А если его нет, сиди у себя дома. А у меня, как вы понимаете, на данном этапе жизни в нем нет недостатка...

Вопрос: Но то, что Вы выходите петь с молодыми парнями, на самом деле обеспечило Вам выброс адреналина и добавило остроты?

Рафаэль: Так ведь каждый день моей жизни обеспечивает мне выброс адреналина и добавляет остроты. Каждый! Как ты думаешь, почему я в первый раз поехал петь в Россию, у которой даже не было дипломатических отношений с Испанией, и было все ненормально? А теперь с этим диском происходит то же самое. Для всех тех молодых людей, которые обычно приходят ко мне, я должен был петь на языке, который они бы поняли. Потому что прежние песни о любви не такие, как современные... я не говорю, что они лучше или хуже. 

Борха Эрмосо
21.11.2016
cultura.elpais.com
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 22.11.2016