Рафаэль: «Я полон куража, так что эстраде придется с этим смириться». 2017

RAPHAEL: «ESTOY HECHO UN LEON, POR LO QUE EL ESCENARIO TENDRÁ QUE RESIGNARSE». 2017

Рафаэль. «Я мечтаю достичь девяноста лет с настроем Шарля Азнавура», - сказал Эль-Ниньо из Испании в беседе с изданием La Razon. Через два года легенда возвращается в нашу страну, чтобы представить публике свой шедевр «Raphael sinphónico». «В семьдесят три года я стал спокойнее и научился прислушиваться к окружающим»

Рафаэль Мартос Санчес

 Врезка: Он стал «рокером».

Рафаэль, с его способностями к мимикрии, говорит, что он «умеет адаптироваться». Так, его новый альбом «Infinitos bailes» поразит всех, потому что в него он ввел рок и поп-музыку и прибег к таким молодым авторам, как Энрике Бунбури, Ванеса Мартин и Мануэль Карраско.
 
8 марта. Через два года возвращается Эль-Ниньо, который 8 марта выступит в театре Gran Rex, где он покажет свою новую работу «Sinphónico» в сопровождении оркестра, включающего более пятидесяти духовых и струнных инструментов. Билеты продаются на Ticketek.
 

Мы слушаем сенсационные признания Рафаэля, переданные из Мадрида. Он говорит о своем огромном желании вернуться в Буэнос-Айрес, и в то же время знает, что наш город станет заключительным аккордом турне с «Sinphónico» - диском, с которым он гастролировал полтора года, исполняя классические произведения всей его жизни, но «в сопровождении и под прикрытием» полусотни музыкантов. «Мне грустно, такой уж я – мне трудно прощаться с проектами, а «Sinphónico» является одним из самых сложных и монументальных замыслов моей жизни. Претворить его в жизнь и объехать мир с симфоническим оркестром – это безумие, которое могло прийти в голову только мне, но в то же время это и мечта – из тех, что заставляют снова влюбиться в мою профессию», - говорит очень своеобразным и характерным для него тоном «мальчик из Линареса» (таким я давно знаю его), который 8 марта будет выступать в театре Gran Rex.

- Какие выводы ты сделал из этого весьма смелого эксперимента под названием «Sinphónico»?

- Это не самодовольство, но я чувствую, что после того, как я выполнил это… я могу сделать все, что угодно. Что трудясь, не жалея усилий и мечтая о невозможном, можно добраться до Луны. Потому что эта вещь, в сопровождении духовых и струнных инструментов – точно взлет в небо.

- Ты сознательно решил закрыть турне в Буэнос-Айресе или это вышло случайно?

- Нет, этот город был выбран намеренно, потому что Буэнос-Айрес – это моя вторая родина. Ваш город дал мне очень много, он распахнул передо мной двери, когда я был почти никем, и я думаю, что сделать последнюю остановку этого, самого главного в моей жизни турне, там – это способ хоть в какой-то мере вернуть часть того, что он мне подарил.

- Подобный спектакль, включающий диск и гастроли на протяжении восемнадцати месяцев – это последняя великолепная награда за пятьдесят пять лет творчества?

- (он с удовольствием снисходительно смеется) Нет, мой дорогой. Я заканчиваю чудесный этап и потому ощущаю некоторую грусть, но я начинаю новый цикл - выступления с моим свежеиспеченным альбомом «Infinitos Bailes». Я не останавливаюсь на великих достижениях, мне надо продолжать работу, вводить новшества, перестраиваться. И никогда не останавливаться, пока Бог не распорядится по-своему. Но пока у меня есть силы и такое желание, как сейчас, я полон куража, и эстраде придется потерпеть меня, ей придется смириться.

- Раньше ты говорил о том, чтобы «заново влюбиться». Бывают моменты, когда ты утрачиваешь любовь к своей профессии?

- Как происходит со всеми делами, которыми ты занимаешься очень давно… На твоей дороге могут возникнуть какие-то ухабы, но это нормально, и я с этим смиряюсь. После «Sinphónico» я снова безумно влюбился в музыку, в мою работу и в себя самого, потому что я открыл и претворил в реальность эту невероятную любовь и записал диск с Симфоническим оркестром Испанского радио и телевидения.

- Это звучит мощно: «я снова влюбился в себя самого»…

- Дело в том, что я – первый, кто должен заботиться обо мне, любить и превозносить меня, несмотря на то, что у меня есть чудесная команда. Но я – капитан этого корабля, и именно я общаюсь с пассажирами. Так что - как же снова не влюбиться в себя?

Рафаэль, вечный паладин романтической баллады, анадалузец по рождению, но всемирный артист, возвышенная и великая личность, - единственный исполнитель в мире, кроме Майкла Джексона, получивший Урановый диск. В свои семьдесят три года он не краснея говорит: «Я – король indie. Я делаю вещи и разрушаю их, не ожидая отдачи. Нет ничего, дающего артисту больше свободы, чем жить без обязательств»

- Почему?

- Потому что на этом этапе моей карьеры это неописуемое облегчение – не быть ничем никому обязанным.

- За время твоей долгой карьеры ты критиковал сам себя?

- Я очень требовательный… Нет, я не критикую себя за это, хотя иногда так думаю, но я преодолел это. Но если бы было иначе, я бы не оказался там, где нахожусь сейчас.

- А где ты находишься?

- Сижу дома в халате, опустив ноги в тазик (смеется над своей остротой).

- Ты хвастаешься тем, что делаешь то, что тебе нравится…

- Я немного опрометчив, но кто понимает эстраду больше, чем я? Никто. Я хвастаюсь, потому что я избегаю препятствий и, кроме того, пользуюсь защитой публики. Эта защита позволяет мне быть свободным.

- А что будет после «Sinphónico»?

- На рынок уже вышел мой новый диск, он называется «Infinitos bailes», и он всех поразит.

- Почему?

- Потому что я решил ввести в мой репертуар рок и поп-музыку - это вызов, который поможет сгладить боль от прощания с «Sinphónico». В альбоме «Infinitos bailes» четырнадцать песен молодых композиторов (Энрике Бунбури, Мануэля Карраско, Ванесы Мартин и других).

- Ты хочешь расширить свою аудиторию?

- Нет, наоборот, с каждым разом за мной следует все больше молодых зрителей, и из-за них я обязан ввести себя в их мир, настроиться на их волну… Я хочу продолжать говорить о любви и нелюбви, но другими словами, используя другие выражения.

- Так что ты не так уж непреклонный…

- Я научился слушать молодежь, которая меня окружает. Песни уже не такие, как были раньше…

- А если окажется, что рок поп – это не твое? Ты не боишься провала?

- После «Sinphónico» я ничего не боюсь. Эта работа вдохнула в меня силы и внушила такую огромную уверенность в себе, что способен пойти на любой риск без страховочной сетки.

- «Yo soy aquel» - один из твоих хитов, который и полвека спустя остается одним из самых любимых.. В чем заключается разница между этим Рафаэлем и тем?

- Тот юноша двадцати с копейками был обещанием, в нем проклевывался большой артист, но у него были страхи и неуверенность. А это сегодняшний Рафаэль – полноценный артист, который на сцене может все.

- Как у тебя сейчас, после трансплантации печени (в 2003), обстоят дела со здоровьем?

- Я здоров как бык, у меня мотор - как у болида на Formula1.

- Ты принимаешь много лекарств?

- Единственное и самое эффективное – это чувство юмора, Это лечит от всего. Всегда смеяться – это мой дар от природы, который излечил меня от страха.

- В чем изменился твой характер?

- Я был очень темпераментным, а после 2003 я превратился в легкий бриз, я стал намного спокойнее.

- Ты постоянно в разъездах. Из студии звукозаписи в театр, а после него принимаешься за марафонские турне. От отдыха тебя возникает головокружение?

- Я научился пользоваться ручным тормозом, я понял, что отдых – это здоровье, и что он обогащает, освежает и прочищает рассудок.

- На следующий день после твоего концерта наступит очередь Шарля Азнавура, который в девяноста два года будет представлять публике свои хиты…

- Это великолепный певец, это чудо природы. Мне хотелось бы иметь настрой, достоинство и талант Азнавура, с которым мне выпало счастье записать в Париже «La Bohemie». Азнавур принадлежит к той же расе артистов, что и Рафаэль (говорит он о себе в третьем лице). Так же, как и Пласидо Доминго, с которым мы скоро сделаем кое-что вместе.

Хавьер Фирпо
13.02.2017
La Razon (Аргентина)
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 14.02.2017