Рафаэль: «Во мне нет ничего двусмысленного». 2017

RAPHAEL: «NO TENGO NADA DE AMBIGUO». 2017

«Хотя многие этого не знают, я начал мою карьеру в пятнадцать лет в клубе Náutico»На следующей неделе Рафаэль приезжает в Хихон с двумя концертами, и все билеты проданы.

Он провел все утро, раздавая интервью по телефону, и вел с изданием El Comercio разговор, исполненный юмора, время от времени вставляя это «представь себе», ставшее уже такой же приметой, которую ни с чем не спутаешь, как «El tamborilero» на Рождество. И в самом деле, недавно отпраздновавший семьдесят четыре года Рафаэль, который 18 и 19 мая выступает с аншлагом в театре Teatro de la Laboral, уверяет, что он чувствует себя, как тридцатилетний юноша. И поэтому в его последней работе он окружил себя такими музыкантами, как Ману Карраско и Ванеса Мартин. «Посмотреть на меня приходит так много молодых людей, что я захотел настроиться на их волну». Диво Мартос – все еще тот же самый. Несгораемый.

Диво Мартос в характерной позе

Алло, это поклонница.

Алло, это артист (смеется).

Вы возвращаетесь в Хихон, чтобы порадовать рафаэлистов. Что они увидят?

Они увидят Рафаэля с его новым альбомом «Infinitos bailes» и, конечно же, со всеми драгоценностями короны. С песнями всей жизни, которые люди хотят услышать.

И с объявлением «Билетов нет». В самом деле Вам пришлось превратить запланированный сначала один концерт в два.

О, да. Ты знаешь, что в Астурии публика всю мою жизнь обожает меня, и у меня сохранилось много очень приятных воспоминаний об Астурии.

Расскажите мне что-нибудь.

Хотя многие этого не знают, я начал мою карьеру в пятнадцать лет в клубе Náuticoв Хихоне, представь себе. А потом, когда мне было шестнадцать, я поехал в театр в Овьедо.

Вы пересекаетесь с Дэнни Даниэлем, который также выступает в Хихоне 19 мая. Существует ли между вами такоеже соперничество, какое, по слухам, существует с Хулио Иглесиасом?

Нет! Каждый из нас занимается своими концертами и своими делами. И, кроме того, хорошо, что присутствует конкуренция и разнообразие.

Какой будет Ваша великая ночь?

Ну, это зависит... (смеется). Зависит от того, что вы ищете, зависит от того, найдете ли вы это или нет... (снова смеется).

А Вы обычно находите?

Да, мне очень повезло (смеется). Очень повезло, а с семьей - еще больше. Жизнь всегда обращалась со мной очень хорошо. Но, правда, я тоже относился к ней с вниманием. Я забочусь о себе, чтобы она хорошо вела себя со мной.

Это как-то связано с Вашей пересадкой печени?

Она наполнила меня силой. Странно было то, что это произошло со мной, хотя я вовсе не пил. Я даже не знаю, каков виски на вкус. Единственное, зачем я пил - чтобы это помогло мне уснуть. И тогда, сам того не осознавая, я влип в эту неприятность, которая, к счастью уже закончилась, и я никогда больше не буду ничего пить.

Так что Вы не были порочным человеком?

Нет. Я не такой (смеется). Мой единственный порок – работа.

Доказательство тому - что Вам вовсе не хочется уходить на пенсию.

Нет. Об уходе на пенсию и речи нет. И о том дне, когда я выйду на пенсию, вы тоже не узнаете. Потому что вдруг пройдет два или три года и вы скажете, «Куда запропастился этот сеньор, потому мы больше не видим, чтобы он появлялся в Астурии?» Публика не увидит меня в плохом состоянии. Это было бы грустно после такой карьеры, которая была у меня. Однажды я проснусь и скажу «Приехали».

Никаких бесконечных прощальных турне, как это делают другие.

Нет. В тот день, когда я так решу, я буду у себя дома или в отпуске. Но до этого еще долго.

Как Вы прошли путь от любимого артиста Франко до настоящегомузыканта indie и героя фильма Алекса де ла Иглесия?

Франко - нет. Его жена приходила посмотреть на меня, но он - нет. Он был не любитель ходить в театр (смеется). Но я всегда был очень современным. «Indie» означает «независимый» и я всегда был полностью независимым. Я во всем был очень самостоятельным.

«Digan lo que digan», «Qué sabe nadie»... Вы намеренно играли в двусмысленность?

Об этом ты должна спросить автора, Мануэля Алехандро, потому что песни пишет он. Я только исполняю их, но ничего двусмысленного во мне нет (смеется).

Выговорили: «Слухи о моей гомосексуальности меня не затрагивают».

Это ерунда. Я не буду снова давать интервью (смеется).

Мы недавно узнали, что колумбийский наркобарон Пабло Эскобар заставлял Вашего друга Пералеса спеть «Y cómo es él?» пятнадцать раз. Вам делали бесчестные предложения?

Какая же ему, должно быть, было плохо, Боже мой! Пералес - это чудо, самый остроумный парень в стране, и, к тому же, изумительный композитор. Мне тоже иногда делали непорядочные предложение, но не так много (смеется).

Политика этой страны – это скандал? Вы говорите с вашим сватом Боно о банкротстве PSOE?

Нет. Мы говорим о других вещах, о внуках... А когда он рассказывает мне о политике, я рассказываю ему об искусстве. На самом деле я не очень увлекаюсь политикой.

Асаара Вильякорта
10.05.2017
elcomercio.es
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 11.05.2017