Рафаэль из Испании. 2017

RAPHAEL DE ESPAÑA. 2017

Король indie

Рафаэль возвращается в Чили в марте, чтобы представить публике Raphael Sinphónico, самое продолжительное турне за время его карьеры. В свои семьдесят два года соловей из Линареса приезжает в Сантьяго, став символом битника: он был хедлайнером на Испанском фестивале Primavera Sound и снялся в последнем фильме Алекса де ла Иглесиа «Mi gran noche». Это диво, у которого нет времени для ложной скромности.

El Rey Indie

Жизнь Мигеля Мартоса Санчеса, известного всему миру как «Рафаэль из Испании», радикально изменилась в апреле 2003 года, когда в мадридской больнице 12 de Octubre ему пересадили почку (на самом деле печень), которая заменила его собственную. Он говорит, что он пил, чтобы успокоиться перед сном, но избыточное употребление алкоголя в конечном итоге вызвало у него гепатит B. Так что операция стала как бы новым рождением: он опять начал сочинять музыку, играть в кино и, не задаваясь такой целью, покорил европейских миллениалов, раскупающих сегодня билеты на его концерты. Это тот Рафаэль, увидеть которого мы получим возможность 4 марта этого года на Movistar Arena, в его самом амбициозных турне - Raphael Sinphónico.

- Все то, что произошло после Вашей операции, является своего рода вторым дыханием, не так ли?

- Может быть; да, может быть. Есть много причин, заставляющих человека преобразиться, чтобы он увидел какие-то вещи по-другому. Многие вещи одновременно.

- Как Вы дошли до такого момента?

- Я умирал. Я чувствовал себя очень плохо. Мне бы не хотелось продолжать говорить об этом.

(Неловкое молчание. Диво из Линареса не произносит ни слова).

- Это не парадокс - что в такое трудное для Вас время Вы играли в мюзикле «Доктор Джекиль и мистер Хайд»?

- Когда я приступил к спектаклю, я чувствовал себя хорошо. Я мог бы находиться на гастролях в США или в Чили, и болезнь могла начаться там. Это было просто совпадение.

- Хорошо, а как долго Вы не приезжали в Чили?

- Ну, может быть, года полтора. Самое большее - два года.

«Коммерческий успех – это публика.
Так что нельзя смотреть на нее свысока, совсем наоборот.
Зрители всегда правы и что им нравится, то и есть самое главное».

- Как выглядят Ваши отношения с чилийской публикой? Есть очень известная история про Хулио Иглесиаса на фестивале в Винье, когда он после овации сказал, что если бы у него был сын, то он бы назвал его Чили. Вы чувствуете такую же близость с нами, как и Хулио?

- (смеется) У меня очень хорошие отношения с вами. Я обожаю Чили, но никогда не сделал бы такого. Мне это кажется ненужным жонглированием словами. Мои отношения с чилийской публикой всегда, начиная с 1969, были чудесными.

- Sinphonico стало вашим самым продолжительным турне. Как Вы чувствовали себя в нем?

- Я был очень счастлив, потому что это турне оказалось самым долгим и самым успешным из всех, что я сделал. Он казалось мне самым сложным, но стало прекрасным путешествием по всему миру.

- Оно оказалось не таким трудным, как вы предполагали в начале?

- Я думал, что все будет гораздо сложнее, но все прошло так хорошо, что я получил больше удовольствия, чем когда-либо.

- В вашем новом альбоме «Infinitos Bailes» есть песня, которая похожа на декларацию принципов: «Loco por cantar». Что все еще стимулирует Вас после более чем пятидесяти лет карьеры?

- На самом деле мое следующее турне будет называться именно так. Меня стимулирует то же, что и всегда, те же надежды и упования, мое видение вещей, то, что означает для меня моя карьера, которая является моей жизнью. Ценности и мотивы те же самые, что и в начале, только они стали масштабнее.

Что произойдет, какая тайна откроется

В 2015 состоялась премьера фильма «Mi gran noche», комедии Алекса де ла Иглесиа, центром интриги в котором стал Рафаэль. В ней он сыграл Альфонсо, его альтер-эго, и разделил славу с Марио Касасом, нынешним модным испанским «первым любовником», героем молодежного хита «Tres metros sobre el cielo»* (Три метра над уровнем неба). Фильм ознаменовал возвращение Эль-Ниньо в кинематограф через 40 лет в роли, которую он никогда не исполнял - роли злодея.

- Каким оказался опыт работы с Алексом де ла Иглесиа и съемки через очень много лет?

- Ну, то, что ты делал много раз, врезается в память. Так как я снимался во многих фильмах, воспоминания моментально пришли ко мне, и мне это не стоило никакого труда. Мне это было не в новинку, мне пришлось вспомнить другие времена и все оказалось очень легко, очень легко.

- Как Вам работалось с Де ла Иглесиа?

- Божественно, чудесно. Это фантастически хороший режиссер и задушевный друг.

- Вам понравилось быль плохим?

- Да, это мне понравилось больше всего (смеется). Потому что я всегда играл хороших парней, и наконец пришло время сыграть плохого. Понятное дело - быть злодеем гораздо увлекательнее.

- Сколько в Альфонсо от Рафаэля? Вы вставили в имя Рафаэль (Raphael) буквы «ph», чтобы его можно было прочитать на всех языках - так же, как Альфонсо (Alphonso).

- В нем мало моего, но здесь есть много таких Альфонсо, не правда ли? Я не один из них, это ясно.

- Недавно Вы заявили, что будете делать по фильму каждые два года. Почему Вы установили такой срок?

- Потому что обычно столько мне надо, чтобы провести турне, а я не могу сниматься в перерывах. Предположительно в январе я снова предстану перед камерами.

- Вы уже определились со сценарием?

- Его пишут. Я уже прочитал идеи, уже прочитал наброски, их еще надо обдумать, но, если мы успеем вовремя, то в январе я опять появляюсь перед камерами. Я не могу сейчас много говорить.

Точка и новое предложение

- Вы всегда защищали коммерческую музыку. Как Вы оцениваете то, что на популярную музыку зачастую смотрят косо?

- Я не понимаю, почему на коммерческую музыку смотрят с пренебрежением. Коммерческая вещь зависит от публики – это то, что публика сделала успешным. Так что нельзя смотреть на нее свысока, совсем наоборот. Люди всегда правы, и что им нравится, то и есть самое главное.

«Indie– это «независимый», а я всегда был очень независимым артистом.
Я всегда делал то, что мне хотелось делать.
Так что я по большей части независимый король».

- В этом смысле парадоксально, что Вы стали хедлайнером на фестивале супер-битниковской музыки, наряду с такими группами как Cut and Copy. Как Вы думаете, чему вы обязаны таким уважением к Вашей фигуре?

- Я думаю, что они видят во мне все те ценности, которые есть у меня как у артиста, видят что-то необычное, особенно молодые люди, и я ценю, что они сопереживают мне. Молодые люди очень поддерживают меня. Нормально, что это делают люди постарше – благодаря моей истории. С молодыми людьми сложнее, потому что они не из моего поколения, но тем не менее они очень в духе Рафаэля.

- Вы видите разницу между молодежью и взрослыми зрителями, следующими за Вами?

- Только когда я исполню мои песни на концертах. Одни кричат, а другие нет. Молодые люди кричат, а остальные - нет, потому что у них больше сил. Но пожилые хлопают, и долго.

- Почему Вы говорите, что вы – король indie?

- Ну, потому что indie – это «независимый», и я всегда был очень независимым артистом. Независимо от всего. Я всегда делал то, что мне хотелось делать. У меня никогда не было хозяина. Я сам был моим собственным хозяином. Так что я преимущественно независимый король, я не делаю того, что мне не нравится. Никто мной не командует.

- Когда-нибудь Вас пытались убедить сделать что-то, что Вам не по вкусу?

- Да, были попытки заставить меня что-то выполнить, но меня никогда не принуждали. Как они могли меня принудить? Если я не хочу, меня же не будут бить, чтобы я это сделал. Мне указывали на что-нибудь, и я всех выслушиваю, а потом делаю то, что, как я считаю, я должен сделать.

- Вы говорите, что не ездите в те места, где чувствуете себя не в своей тарелке. Что значит быть не в своей тарелке?

- Что ты не сочетаешься с тем местом, где находишься, и чувствуешь себя неуютно. Быть в своей тарелке – это находиться там, где ты должен быть, где ты не лишний; а наоборот, всегда желанный гость. Я никогда не ездил в те места, где я мог бы оказаться не в своей тарелке.

- И где Вы чувствуете себя комфортно?

- В Чили я чувствую себя очень комфортно. В Америке в целом я чувствую себя очень здорово. А про Испанию я и не говорю. Возможно, есть другие страны, где мне не так хорошо. Я, конечно, тебе их не назову.

- Что Вы чувствуете, принадлежа к группе из четырех артистов, которые получили Урановый диск – это Майкл Джексон, группы AC/DC и Queen?

- Ну, там себя чувствуешь очень хорошо, потому что мы к тому же имели возможность получить его, так как сегодня Урановый диск вручить не могут, это невозможно, объемы продаж не доходят до таких цифр.

- Где Вы его храните?

- В музее, который Линарес, моя родина, сделал для меня девять лет назад. Он находится там, вместе со всеми остальными моими реликвиями. Я буду посещать его каждый год.

- Почему Вы утверждаете, что «Digan lo que digan» была первой песней протеста?

- Так посмотри на слова и увидишь, что это песня протеста. И есть еще одна моя вещь под названием «Van a nacer dos niños», это полностью остросоциальная песня.

- Сегодня миру нужно, чтобы Рафаэль создал еще одну песню протеста?

- Они всегда хороши, но больше надо заниматься не созданием песен, а урегулированием проблем. Надо меньше петь их и больше исправлять положение дел. К проблемам надо подходить вплотную и устранять их. Правительства должны решать проблемы каждой страны. В данном случае песни излишни. Люди уже все осознали. Правительства должны исправить вещи, которые устроены плохо. Не спрашивай меня, что устроено плохо, потому что так мы никогда не закончим.

- Вы считаете себя дивом?

- Нет. Я считаю себя артистом, и более ничем. Артист, точка и следующее предложение.

- Точка и следующее предложение подразумевают, что будет что-то еще.

- Вот именно. Здесь ничто не заканчивается. Моя карьера достигла своих первых пятидесяти пяти лет. Самого лучшего еще нет.

- Сколько турне Вы провели?

- Я не могу тебе ответить, очень много, и я бы не смог тебе сказать, потому что я могу ошибиться.

- Вы не думали о том, чтобы снизить ритм Ваших выступлений?

- Нет, мне этого не надо. Когда этот момент наступит, я сделаю это. Сейчас я не планирую останавливаться.

- Вам не надоело?

- Нет, об этом и речи нет. Напротив - азарт при мне. Через край бьет.

 Хавьер Родригес и Наталья Корреа
10.02.2017
 www.quepasa.cl
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 11.02.2017

Примечание переводчика:

* Фильм 2010 года, где сыграл Касас - история доброй  чистой девушки из среднего класса, и импульсивного юноши, ввязывающийся в бесконечные драки и нелегальные гонки на мотоциклах.