Рафаэль выступает в Бильбао: «Я ни о чем не жалею». 2017

RAPHAEL ACTÚA EN BILBAO: «NO ME ARREPIENTO DE NADA». 2017.

В эту пятницу и субботу его турне Loco por cantar делает остановку во дворце Euskalduna. В свои 74 года он не останавливается: у него в проекте, диск, фильм...

«Каждая ночь становится моей великой ночью». Перефразируя свою знаменитую версию песни Сальваторе Адамо, Рафаэль (Рафаэль Мартос, Линарес, 1943) намекает на череду концертов, которые он дает с апреля с программой «Loco por cantar», в третий раз за четыре года приезжая в Бильбао.

Raphael

 «Каждая ночь становится моей великой ночью», - 
говорит он после пятидесяти семи лет творческой
деятельности.

Артист, которого Пако Умбраль назвал «живым олицетрворением нашего китча и сентиментального испанского барокко», стал со временем классическим примером идущего против течения бунтаря, которого поддержали молодые авторы эпохи постмодернизма – такие, как написавшие для него «Infinitos bailes», альбом, который он театрализует в проходящих вживую концертах наряду с «неизбежными» песнями, созданными за время его продолжавшего более пяти десятилетий творческого пути. «Я приступаю к каждому концерту так, будто он последний», - указывает он в свои 74 года в преддверии двух концертов, которые в эту пятницу и субботу он устраивает во Дворце Euskalduna (в 20-00, стоимость билетов - от 30 до 70 евро).

- В «Infinitos bailes» Вы исполняете песни молодых артистов и композиторов. Вы пытается привлечь публику, наслаждавшуюся Вашим знаменитым выступлением на фестивале indie Sonorama?

- Я понял, что мне нужен подобный диск, когда я увидел, сколько молодых людей приходит на мои концерты. Мне надо было спеть песни на их языке, не похожем на язык моих постоянных великих авторов. Я поручил этот проект моему сыну, Мануэлю.

- Этот проект похож на тот, что Том Джонс воплотил, также со своим сыном, в диске "Reload", который стал очень успешным в Великобритании.

- Логично доверить это кому-то, кто хорошо тебя знает. Авторов я попросил писать, не думая обо мне, но некоторые вещи – такие, как композиции Диего Кантеро, он же Funambulista («Igual, Loco por Cantar») или Дани Мартина («Aunque a veces duela»), кажутся песнями всей моей жизни. Когда я пою их, зрители встают с мест. Я уже исполнял много песен Бунбури. который мне как брат, но Иван Феррейро, Микель Исаль, Росален, Пабло Лопес и Ману Карраско также сочинили божественные вещи. Все говорили мне, что для них было очень естественно делать это, потому что я для них – словно член их семьи. Они выросли под мои песни.

- Рафаэль трудится в режиме полного рабочего времени? Вы отделяете себя как человека от своего персонажа?

- Целиком и полностью, я научился быть одним человеком на сцене и другим - вне ее. У меня никогда не было припадков эго, я ограничиваюсь тем, что со всем миром веду себя так, как свойственно мне. Я чувствую себя очень любимым.

- Как Вы готовитесь, чтобы выдерживать продолжительные гастроли, которые следуют одни за другими?

- Учитывая, что я уже пятьдесят семь лет в пути, представь себе... я много отдыхаю, и не разговариваю, если нет необходимости. У меня есть то преимущество, что я не курю и не пью.

«На мои концерты приходит много молодых людей,
и я должен был петь на их языке»

- Но раньше Вы это делали, как сами рассказали в книге, которую выпустили в 2005 году после пересадки печени.

- Ту трансплантацию сделали из-за другой болезни (гепатит), который усугублялся из-за алкоголя. Я начал пить в 80-е, когда обнаружил, что это было единственное, что помогало мне уснуть, потому что из-за накопившейся усталости сон ко мне не шел. Человек учится на всем и благодаря этому и трансплантации, с которой мне пришлось столкнуться, я теперь такой, какой я есть Возможность все еще продолжать делать то, что мне хочется, бесценна.

- Вы видите себя на сцене в девяносто лет, как Шарль Азнавур?

- Ну, я вас уже предупреждаю. Я всегда был без ума от пения.

- У Вас уже есть планы на период после окончания этого турне?

- Да, я готовлю новый диск, о котором я не должен говорить. Я оставил свободное время в моем графике, чтобы записать его в январе. И после того, как я удачно снялся у Алекса де ла Иглесиа в «Mi gran noche», у меня в проекте также новый фильм.

- О Рафаэле ходит довольно много слухов. Какой Вы запомнили больше всего?

- Так много говорили о моей предполагаемой вражде с Хулио Иглесиасом, что я не знаю... Дело в том, что меня никогда не волновало, что обо мне говорят, я никогда не обращал внимания на весь этот шум, ни прежде, ни теперь, когда это проще из-за социальных сетей. Мне важно, что обо мне думают моя жена и мои дети.

- У Вас есть знаменитая песня «Digan lo que digan», допускающая открытое истолкование. Как «Qué sabe nadie», считавшаяся песней геев.

- «Digan lo que digan» была создана не в противовес песням протеста, а наоборот. И «Qué sabe nadie» - это совсем не то, что «A quién le importa» моей подруги Аляски. Надо было бы спросить автора, великого Мануэля Алехандро, которому я стольким обязан. В любом случае, это песни, которые благополучно дожили до старости.

- Существуют прочтения в духе Франко таких песен, как Ваша версия «La canción del trabajo». Говорили, что Вы - один из любимых артистов Генералиссимуса.

- Много чего говорят. Я артист, который пытался как можно лучше прожить то, что ему выпало. Если я должен был петь перед Франко, я делал это - как и все. Я всегда пел перед всеми, ни у кого не спрашивая о политической принадлежности. Моя совесть совершенно спокойна. Я не жалею ни о чем. Я также не страдаю ностальгией, надо жить в настоящем и в будущем.

- В Рождество Вы вернетесь на голубой экран?

- Так точно. Рафаэль присущ Рождеству так же, как туррон.

Хосу Оларте
29.09.2017
elcorreo.com
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 30.09.2017