Рафаэль - это самое большое, что дала Испания. 2017

RAPHAEL ES LO MÁS GRANDE QUE HA DADO ESPAÑA. 2017

Одним из того лучшего, что я смог получить в наследство от моей матери, был Рафаэль. Ничего подобного нельзя было сказать, когда я был ребенком, потому что каждый раз, когда мои родители вставляли в плейер кассету Рафаэля  в машине, я продолжал плакать до тех пор, пока они не выключали. Это было так, я не мог выносить этого; тогда как я знал все песни Пералеса и Пимпинелы.

Рафаэль Мартос Санчес

Не понятно, почему, но все изменилось в один прекрасный день, в мои невинные 13 лет: я начал слушать песни Рафаэля без рыданий и с тех пор до сегодняшнего дня (а мне 34) он стал такой огромной, безусловной и страстной любовью, что большинство моих друзей или знакомых считают, что я сумасшедший, когда я объясняю им, что значит для меня Рафаэль.  

Сегодня кажется нормальным, чтобы "молодые" люди, рожденные в 1980-х или 1990-х, приезжали на концерты Рафаэля и покупали его диски, не стыдясь. Однако, когда я сформировался как поклонник Рафаэля на всю жизнь, где-то в 1995-96 годах, то, что тебе нравился этот певец с его "ph", или “Escándalo”, становилось поводом для безжалостных насмешек на переменах в колледже или институте. Я прекрасно помню, как многие однокурсники или одноклассники подходили, чтобы осведомиться, действительно ли я "тот, кому нравится Рафаэль". Скорее всего, они на самом деле хотели узнать, был ли я геем, но в тот момент эта тема была закрытой и гомосексуализм подростка 14 лет не был тем, о чем сообщалось открыто в коридорах института. Как бы то ни было, то, что я любил Рафаэля, было предметом разговоров за моей спиной и недоверия среди моих сверстников. Что звучало в тот момент? Нек, Лаура Паусини, Алехандро Санс, Рикки Мартин, Spice Girls и Back Street Boys. Уже казалось, что музыка скатывалась в серость, но никто тогда не мог и представить даже, что ждало нас спустя 20 лет в виде латинского мусора реггетона*, который обосновался в нашей жизни как бесконечная пытка.

Дело состоит в том, что у меня есть несколько иррациональная, несвойственная политологу теория, кем я являюсь, а в настоящее время я еще специалист в области права: я думаю, что музыкальный вкус каждого поколения отражает ценности и чувства общества. Следовательно, музыка демонстрирует, что мы переживаем эпоху много хуже и темнее, чем в прошлом. Поэтому здесь появляется Рафаэль, его фигура и его наследие, что уже стало неповторимым и несравненным, благодаря многим селфи и хаштегам, оставленным нами в социальных сетях как напоминание о том, что не будет больше ни таких певцов, ни таких песен, как раньше.

В испанской музыке существовали четыре ключевые фигуры: Рафаэль, Хулио Иглесиас, Камило Сесто и Хосе Луис Пералес; а дальше, руководствуясь собственным вкусом, можно добавлять сколько угодно других. Но я сомневаюсь, что достижения и исключительный уровень этой четверки мы сможем наблюдать в иное время и у других артистов. Из всех них только один, несомненно, сумел все переломить на “финишной прямой” своей карьеры, по-прежнему заполняя залы год за годом без остановки: это Рафаэль.

Можно было бы написать о его незабываемых песнях, о его миллионах проданных дисков и его премиях, которые он исчисляет сотнями. Но я хотел бы остановиться на одном моменте, который проявляет различие между ним и всеми остальными; этот момент, который сделает это вечным и бессмертным, пока у человечества остается память и чувства. Я говорю, конечно же, о его невероятном великодушии в таком соперничающем мире каинитов**, которое он выказывает к его коллегам по профессии. Не только в его собственных рождественских программах, но и на таких дисках как “Infinitos Bailes”, где он делает ставку исключительно на сегодняшних молодых композиторов. И в этом нет ни лицемерия ни цинизма, так как во многих интервью  он повторял, что вынужден записывать снова некоторые из его старых песен, потому что не хватает новых, созданных на достойном уровне. Ясно, что, если он так поступил, так только потому, что верил, что это соответствует его уровню.

Тому, кто записывал лучшее Мануэля Алехандро и Пералеса, не легко чувствовать себя удовлетворенным, записывая новых композиторов; но он это сделал. Рафаэль - это тот, кто великодушен к другим артистам, и этим объясняется восхищение и уважение, с которым говорят о нем столь разные люди, как Бунбури, Дани Мартин, Дэвид Демариа, Пастора Солер или Хоакин Сабина, привожу некоторые примеры. Его диск “50 años después” был маленьким образцом того, что только такой артист, как Рафаэль, может достичь столького в своей профессии.

Безусловно, я знаю, что есть очень много людей, которые не разделяют моего мнения, которые даже ненавидят Рафаэля. Несколько недель назад, после отмены в последнюю минуту концерта из-за гриппа, читая новости в электронных СМИ, я видел комментарии пользователей, по-настоящему бесчеловечных людей, которые выливали всю свою злобу и желчь на Рафаэля.  Но в этом и есть главная червоточина нового прямого и открытого способа общения: демонстрация безнаказанной и горделивой ненависти сотен тысяч людей, которые обращаются к сети, чтобы очиститься от собственных разочарований и выплюнуть подлость, как будто кого-то волнует их мнение по данному вопросу. Но одновременно я хотел бы отдать небольшую дань такого скромного человека как я самому большому художнику, которого когда-либо давала Испания или даст. Если бы мы могли понять его значимость, как американцы поняли, что значил Фрэнк Синатра. В такой стране, как наша, склонной к вероломству и нездоровой зависти, это было бы настоящим чудом.

Марсиал Васкес
30.12.2017
confidencialandaluz.com
Перевод Р.Марковой
Опубликовано 31.12.2017

Примечания переводчика:

* Реггето́н (исп. reguetón, англ. reggaeton) — музыкальный стиль и танец, возникший в Панаме и Пуэрто-Рико под влиянием регги, дэнсхолла и хип-хопа, и получивший широкое распространение в латиноамериканских странах Карибского бассейна.

** Последователи Каина.