Álex de la Iglesia promete deleite absoluto con la vuelta de Raphael a la gran pantalla en Mi gran noche. 2015

АЛЕКС ДЕ ЛА ИГЛЕСИА ОБЕЩАЕТ ПОЛНОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ БЛАГОДАРЯ ВОЗВРАЩЕНИЮ РАФАЭЛЯ В ФИЛЬМЕ "УБОЙНЫЙ ОГОНЕК". 2015

В минувшую пятницу в Мадриде состоялась презентация начала съемочного периода фильма Mi gran noche (Убойный огонек), нового и многообещающий фильма кинематографиста Алекса де ла Иглесиа, которым Рафаэль, спустя 40 лет, отданных музыке, возвращается на экран.

испанский певец Рафаэль - Убойный огонек - Рафаэль

“Абсолютная комедия” - лучшее определение Mi gran noche (Убойный огонек), который дал лично менеджер проекта, говоря о новой работе кинематографиста Алекса де ла Иглесиа, запускающего фильм на следующей неделе в Мадриде.

Составные элементы, безусловно, - это среда обитания, чтобы сделать его именно таким. Во-первых, это фильм ансамбля, в котором присутствуют такие имена, как Карлос Аресес, Пепон Ньето, Тереле Павес, Энрике Вильен, Кармен Мачи, Кармен Руис, Угу Силва и, конечно же, прежде всех, Рафаэль. Далее, сюжет их объединяет и развивается как запись в съемочном павильоне в течение полутора недель телевизионного концерта для новогодней ночи в разгар августа (анонс, который единственно будит воображение, сами по себе, многообещающий). В-третьих: неистовая рука Алекса де ла Иглесиа за камерами. И в аннотации режиссер говорит: “Иногда я думаю, что я хочу немного выйти за пределы того, что люди ждут от моих фильмов. Но не в данном случае. На этот раз я хочу сделать фильм таким, каким его вы хотите видеть”. И все.

Во время презентации фильма Mi gran noche на пресс-конференции в Мадриде в минувшую пятницу мадридский кинематографист заверил, что речь идет об “очень волнующем, очень личном проекте и, прежде всего, резко отличающимся”. В окружении большей части актерской группы (было заметно отсутствие двух модных актеров, Марио Касаса и Бланки Суарес), Иглесиа представил его как "сдержанное" обращение к комедии шестидесятых подобно El Mundo está loco, loco с “большим числом актеров, массой преследований и неистовства”. “Это попытка обнажить тот тип развлекательного кино, который может в какой-то степени спасти всех нас, прежде всего, от определенной враждебности, потому что, когда кто-то очень холодно смотрит на тебя, лучше всего ответить взрывом смеха”, - заявил автор. Вместе с ним - его секретное оружие, Рафаэль, который после неожиданного 'сверхуспеха' его композиции ‘Mi gran noche’ летом 2013, возвращается на большой экран через сорок лет, отданных музыке.

Заслуженный артист говорит, что в течение четырех десятилетий многие прощупывали его на предмет возвращения в кино, в котором он стал одним из любимцев седьмого искусства в десятке фильмов в конце шестидесятых. И то, что сделал Алекс де ла Иглесиа, чтобы оказаться, в конце концов, ответственным за испанское 'comeback' (возвращение) века (по крайней мере, его первый шаг был прост как правда), так это послал ему сценарий. “Многие хотят втянуть, не раскрывая, во что попадешь, но Алекс был настолько готов и так честен, что дал мне сценарий”, - объяснил Рафаэль в пресс-конференции. И тогда был сделан второй шаг, когда основа основ Mi gran noche (Убойный огонек) произнес свое 'да' и начал действовать: он влюбился в текст и в то, как это может состояться в его карьере.

“У меня есть возможность взяться за то, чего никогда я не делал. Моя работа в кино всегда была связана с романтическими фильмами, в которых моя подруга умирает в самом конце, а я пою. Здесь у меня никто не умирает”, - пошутил артист, который считал, что настроение “остро необходимо в наше время” и что тот, кто не имеет сегодня чувства юмора, утонет”.

В фильме Рафаэль исполняет роль Альфонсо, харизматической и прославленной эстрадной звезды, которая сделает все, что угодно для того, что получить наилучший время для своего выступления, сразу после боя курантов. Но его  собственное "Я" должно мириться с невнятной суетой, сопровождающей запись Новогодней программы: гонка фанаток за Аданне  (Марио Касас), его соперника, поющего в стиле "латино", война между ведущих (Угу Силва и Каролина Банг), которые не выносимы; забастовки, которые происходят за пределами съемочной площадки, с которыми организаторы съемок больше не желают разбираться и армия массовки и сотрудников, заточенных в течение полутора недель для встречи счастливого фальшивого Нового года. Конфетти и свистульки...в избытке.

“Фальшивое счастье - что-то, что всегда очаровывало меня и часто присутствовало в моих фильмах”, - заверил Де ла Иглесиа,  который доводит до абсурдного предела эту современную дурацкую тенденцию, демонстрировать, что ты переживаешь постоянно огромное счастье, которое столь же фальшиво, сколь и удручающе. Конечно, несмотря на участие Рафаэля (обычно он появляется в пышных телевизионных программах в Сочельник), автор продолжил, что фильм не будет повествовать о неожиданных "визитах" других лиц в новогоднюю программу. “Мы не хотели превратить это в парад выходов, это вполне хорошо удается одному Сантьяго Сегура”, - пошутил он. 

Актрисы Кармен Мачи, обладательница премии Гойа за фильм Ocho apellidos vascos, и Кармен Руис, лучшей актрисы второго плана за 2014, оттеняют другую сторону Mi gran noche, выступая в качестве постановщика этой бесконечной записи и ее ассистента. “Очень интересно видеть то, что думают о нас. Постепенно понимаешь, что к актерам иногда относятся, как будто бы мы мишура. Сейчас мы собираемся отомстить”, - пошутила Мачи в разговоре с El Imparcial. Как говорит актрисы, по замыслу - это чистая комедия, которая во всех отношениях придерживается законов жанра и которая разворачивается в резке ритме. Machi думает, что фильм - “в очень хороших руках”, и у нее есть единственное желание перед началом съемки, чтобы ничего "не было испорчено". 

Кармен Руис призналась нашему изданию, что для нее “смешить - самое сложное” в ее работе. “Мы такие персонажищи, которых вынуждают предстать на очень небольшом промежутке времени в ситуации, весьма правдоподобной и комедийной, которой им нельзя избежать”, отметил она.

испанский певец Рафаэль - Убойный огонек - Рафаэль

В свою очередь, Пепон Ньето исполняет роль одного из участника массовки этого сумасшествия сразу после наступления Нового Года, и, как рассказал актер на презентации, “он статист и в его собственной жизни он привык, к тому, чтобы ему указывали, что надо делать, и что в этой работе он находит любовь и путь, как начать распоряжаться своей жизнью самостоятельно”. Осуществляемый Энрике Сересо и Telefónica Studios фильм Mi gran noche (Убойный огонек) в довершение имеет "нестандартный" подбор артистов на роли, которого еще никогда не было у Де ла Иглесиа. Как констатировал сам режиссер, в фильме участвуют обладатели громких имен: Тереле Павес, которая станет матерью персонажа Пепон Ньето, аргентинец Томас Посси, который вспомнил, что его первая работа в Испании состоялась в телевизионном художественном фильме Aída и который доволен тем, что вновь работает с Maчи, Карлос Аресес, в роли менеджера Альфонсо, Энрике Вильен. Есть и молодые: Анна Польвороса, Луис Фернандес и Эдуардо Касанова, которого определили как “мифомана” и который сравнил чувство от возможности работать Рафаэлем с чем-то, “очень похожим на оргазм”.

  • 'Сomeback' (возвращение) века
  • От исполнения 'El Tamborilero' на каждой рождественской передаче до главного места в программе одного из самых значительных фестивалей ‘indies’ в Испании. И все это благодаря тому, что он рискует обратиться к бушующим молодежным гормонам молодежи, которая вновь переживает свою великую ночь, этот хит конца 1960-х, который превратилося в гимн самого продвинутого поколения современности. 
  • В разгар охоты за новой целью, к которой он пришел, не прибегая к чрезвычайным выражениям эмоций, не нуждаясь в том, чтобы изменять своему стилю, или, в конце концов становиться пародией на самого себя, Рафаэль возвращается на большой экран через сорок лет, под аккомпанемент собственной  музыки. И он это делает масштабно: под руководством гениального Алекса де ла Иглесиа и исполняя роль знаменитого харизматического эстрадного певца в бесконечной записи специальной телевизионной программы Новогодней ночи. Еще больше говорит само название Mi gran noche (Убойный огонек)
  • "Роман" между кинематографистом и актером длится давно. По крайней мере, у одной из сторон. "Рафаэль - часть моего сознания. Сейчас он человек, сейчас я знаю его, думаю, что это чудесно, и он будет являться моим другом всегда. Но раньше для меня он не был персоной, а частью меня. Он был как Тинтин, как Хаддог, или как Лонг Джон Сильвер, персонажи, которые составляют часть моего сознания, которые определяли то, как я воспринимаю мир. Так случилось, что мне повезло и я имею право поднять трубку телефона и позвонить ему", - рассказывает Алекс де ла Иглесиа в беседе с El Imparcial.
  • Рафаэль стал “реальной персоной” для кинематографиста, когда он должен был попросить у него авторское право на композицию 'Balada triste de trompeta' для его одноименного фильма. Оказывается, что, в свою очередь, Де ла Иглесиа также, каким-то образом, присутствовал в сознании хаенского артиста. “С тех пор, как я увидел La Comunidad, мне захотелось сделать фильм с ним”, - признается Рафаэль изданию El Imparcial и уверяет, что он чувствует себя “полностью уверенным” в его руках.
  • Оказывается, что, в свою очередь, Де ла Иглесиа также, каким-то образом, присутствовал в сознании хаенского артиста. “С тех пор, как я увидел La Comunidad мне захотелось сделать фильм с ним”, - признается Рафаэль изданию El Imparcial и уверяет, что он чувствует себя “полностью уверенным” в его руках. Кинематографист выполнил главное обязательное условие, которым, как говорит Рафаэль, часто пренебрегают в этих кругах: прислать сценарий прежде получения любых обязательств. Кроме того, Де ла Иглесиа удалось создать роль, с которой ‘Соловей из Линареса’ мог бы эффектно вернуться в кино: “У него было для меня то, что мне очень захотелось попробовать, у него была комедия,  чтобы позволить людям смеяться вместе со мной”, - рассказывает артист.
  • Рафаэль снимался у Камуса и произносил тексты, под которыми стояла подпись Гала. “Древнее кино”, - говорит он. “То, что он называет древним кино, было самым современным для той эпохи, и их уровень создания был таков, что можно только посмеяться над тем, что было в Голивуде, - утверждает Де ла Иглесиа. Дело в том, что артист чувствовал пустоту: “Все мои персонажи были больше романтическими, мечтательными”, потому что настал момент, в его 71 год, когда происходит поворот в его актерской карьере.
  • Mi gran noche берет начало на "кладбище слонов", которое Де ла Иглесиа создал с его постоянным сценаристом, Хорхе Геррикаечеварриа. Среди идеей, которыми они занимались, они почувствовали, что эта как раз та самая, которая может получиться хорошо, и приступили к работе над сценарием. “Если Рафаэль скажет нам "нет", все закончится, и два года работы уйдут впустую, мы были в его руках”, - рассказывает он. У них все завершилось бокалом шампанского. Между турне музыкальной легенды международного уровня, которыми у артиста заполнен “любой день в году”, как утверждает Алекс де ла Иглесиа, планеты так встали (и Рафаэль искусно построил свое расписание), что, начиная со следующего понедельника, он запускает в съемочный период Mi gran noche (Убойный огонек), фильм, который обещает больше для Де ла Иглесиа, чем что бы то ни было.
  • Мы должны предвкушать очень черную комедию? Конечно. Если бы не так, это было бы как обращаться с просьбой к мексиканскому повару отказаться от специй. Дело в том, что я не знаю белой комедии. Я не знаю, чем может быть белая комедия:  шутка высшего разряда?  Не верю, что я бы смеялся, y mira que la adoro. Мое дело - это ядреная шутка”,- говорит автор. Де ла Иглесиа снова превратит трагическое во взрыв смеха, на этот раз он обращается к теме счастья, поданному как заболевание нашего времени, которое очень наглядно показано в специальной телевизионной новогодней программе, когда все должны казаться радостными, хотя никто не будет искренне улыбаться даже наполовину.
  • “Нас вынуждают быть счастливы, чтобы аплодировать спектаклю, который нам не нравится или который мы даже и не видели. И прежде всего, нас вынуждают отмечать очередной год, хотя мы не знаем, имеет ли смысл это делать. Мы замкнуты, как статисты в фильме, природой тревоги, в ситуации из которой выхода нет. Это, в какой-то степени то, как я ощущаю жизнь, что кажется, это спектакль, который не был создан специально, он сложился таким сам. 
  • “Нас вынуждают быть счастливы, чтобы аплодировать спектаклю, который нам не нравится или который мы даже и не видели. И прежде всего, нас вынуждают отмечать очередной год, хотя мы не знаем, имеет ли смысл это делать. Мы замкнуты, как статисты в фильме, природой тревоги, в ситуации из которой выхода нет. Это, в какой-то степени то, как я ощущаю жизнь, что кажется, это спектакль, который не был создан специально, он сложился таким сам по себе. И внезапно открываешь, что это также твоя тема, которую ты, может быть, был бы должен представить немного острее и быть ответственным за то, как это развивается, а не только аплодировать гэгам и песням других”, - размышляет кинематографист.
  • Радость Рафаэля не кажется позой. Артист умирает от желания именно потому, что оказывается перед камерой Де ла Иглесиа и становится частью такого своеобразного мира этого кинематографиста, сумасшедшего, драматично юмористического, неистового, особенного, пронизанного преследованиями и alturas. Его физическая целостность подвергается риску? Кинематографист отвечает: "Очень возможно, что будут угрозы его жизни и здоровью в фильме... Скажем, что есть интерес, вызванный... “ ...“Чтобы достать меня до полусмерти”, - обобщает Рафаэль, и ярко изображает манию величия своего персонажа:  “Но я настолько велик, что со мной ничего не произойдет”.”. Видно, что он очень доволен своим возвращением. Хотя артист не придает большого значения своему возвращению. Он провел последние четыре десятилетия в турне одно за другим, но в его мыслях, он заверяет, всегда находилось время для кино: "'Возвращение'? Я никогда не уходил".

Лаура Креспо
20.02.2015
www.elimparcial.es
Перевод Р.Марковой

Опубликовано 07.03.2015