Parte II

ЧАСТЬ II

«Алехандро ушел из кино из-за гастролей. Со мной говорили о том, чтобы сделать фильмы, но не давали сценария. Пока не появился этот молодой человек и не понял, в чем загвоздка». Рафаэль.

 Убойный огонек - Рафаэль - Алекс де ла Иглеси - Марио Касас

ГИМН И МИНИДОЗА ПРОШЛОГО

А: На съемках фильма «800 balas» (2002) твоя песня с Бунбури стал гимном…

Р: Maldito duende?

А: Да, мы на съемках ставили ее на полную мощь.

Р: Я не знал Энрике (Бунбури), и, конечно, пел ее на свой лад. Я не умею делать по-другому; и я получил от него самое чудесное письмо, какое я когда-либо получал. С тех пор возникла нерушимая дружба навсегда. Где бы мы ни находились, мы всегда поддерживаем контакт.

Вы видели фильмы де ла Иглесиа?

Р: Да. Я поклонник La comunidad (2000). Помню, что я сказал своей жене (Наталия Фигероа, мать его троих детей, подаривших им семь внуков): Видишь? В этом фильме мне бы хотелось сняться. Я сорок лет не снимался в кино. У него не было ничего общего с тем типом лент, которые я делал – романтическими, и, к счастью, сделанными с хорошими режиссерами, с которых зрители выходили рыдая...

А: Sin un adios (Висенте Эскрива, 1970) был снят офигенно.

Р: El Golfo (Висенте Эскрива, 1968), Cuando tu no estas (Марио Камус, 1966)…

А: Марио брутален, он всегда очень мне нравился. И его фильмы похожи на фильмы Дугласа Серка.

Р: Сейчас мне больше нравится делать фильмы, чем раньше.

А: Видишь? Ему не нравится, что мы говорим о прошлом.

Р: Да. А вот тебе нравится.

А: Да, я достаточно склонен к ностальгии.

Р: А я ничуть. Хотя смотри, сколько у меня причин быть таким! Я мог бы провести весь день в кафе Gijon, рассказывая о прошлом.

А: Он ни секунды не тратит на то, чтобы вспомнить, что он сделал, он всегда говорит о следующем шаге.

Р: Как пела Эдит Пиаф, прошлое прошло, и не о чем сожалеть. Ну ладно, если сейчас надо будет встретиться, чтобы поговорить о прошлом, я лучше буду хозяином!

ГИПЕРПАРОДИЯ

В Mi gran noche Рафаэль устраивает гиперпародию на себя самого.

А: Рафаэль – абсолютная противоположность Альфонсо, его персонажу. Он открытый, нормальный человек, он со всеми разговаривает.

Р: Я не такой. Я ненавижу такое поведение. Но я знаю, как это бывает. Если бы в нем увидели мой портрет, я бы не стал его играть. Как мне сказал мой сын Мануэль: «Папа, на этом этапе игры все знают, что ты не такой».

А: Это – гиперпародия на диво. В первой части мы играем под Дарт Вейдера, а потом – в белого и пушистого супермена Брандо. Это словно богоявление, будто господь пришел.

Р: Я определил для себя моего героя как защитника того, что он достиг, и своего статуса, от страшной пошлости, царящей вокруг, от людей, вынужденных делать фонограммы, потому что они даже не умеют петь. Но он не такой уж плохой.

А: Все персонажи плохие. Включая героя Пепона (Ньето), статиста, который не решается ничего сделать со своей жизнью. Мы все такие. И я развлекаюсь, открыто признавая это. Жить так, как в Mi gran noche - это значит замкнуться в невозможной ситуации в компании сумасшедших, которые отчаянно стараются веселиться.

Р: Если бы я увидел, что это мой портрет, я бы не стал его играть. Пусть со мной не говорят о фильмах, пусть мне дадут сценарий. Раньше с нами заключали контракты на несколько картин подряд. Я подписывал договора с Benito Perojo на три или четыре фильма, не зная, что буду делать. Один великолепный писатель создал для меня сценарий, но прочитав его, я сказал, что не буду его делать. Он ответил мне: «С тобой или без тебя, это будет чудо». И я сказал ему: «Конечно, без меня». Я поднялся и ушел.

А: После того, как увидят тебя в этом фильме, тебе больше нечего желать. Ты такой молодой, с таким задором, и, прости за пылкость, с таким чувством юмора. Я не уважаю никого, кто не способен посмеяться над самим собой. Юмор – это просто проявление разумности. А ты способен постоянно смеяться над собой и рисковать.

 Убойный огонек - Рафаэль - Алекс де ла Иглеси - Марио Касас

Подпись по фотографии:

1 – Рафаэль в роли Альфонсо, эстрадного дива, и Алекс де ла Иглесиа
2 – Бланка Суарес влюбляет в себя Пепона Ньето
3 – Марио Касас в роли Аданне, современного кумира
4 – Карлос Аресес и Хайме Ордоньес, объединенные завистью к Альфонсо

Кто больше всех блеснул в такой многолюдной комедии, как эта?

Р: Меня трудно рассмешить. Но Бланке Суарес это удалось. Она была великолепна. Впереди у этой девушки отличная карьера.

А: Меня многие могут заставить рассмеяться. Но юмористических актеров больше, чем актрис, каким могут быть Кэрол Бернеттт или Эва Аче. Всякий раз, когда появляется Бланка Суарес, она заставляет меня хохотать.

Р: Раньше их, конечно, было больше: Грасита Моралес, Лина Морган…

А: И каталанская дылда.

Р: Мари Сантпере! Мы с Джимми де Мора-и-Арагоном и Мари сделали сценку из Tenorio, и Мари схватила меня в объятия.

Вернемся к Бланке – мне кажется, в фильме это был большой комический сюрприз

А: Я не знал, что у Бланки такая энергия и столько юмора.

Аданне (Марио Касас) – это Энрике Иглесиас?

А: Он пытается быть всеми исполнителями баллад, которые приводят в восторг подростков: немного Чайанне, немного Бисбалем, немного Абраамом Матео, также немного Сооландером, но его герой – это Марио. Поэтому мы и сделали разговор об Энрике и Хулио…

Р: Которого я не знаю (он шутит, в соответствии со сценой из фильма)

А: Все это не более чем смех и восхищение.

Р: Они это знают и понимают, о чем речь.

А: Люди думают, что развлечение и комедия – это что-то фривольное, поверхностное, и только боль проникает вглубь, доходит до сердца. Это мне представляется большой ошибкой. Умение видеть вещи и рассказывать о них с юмором дает тебе ключ к тому, чтобы быть счастливым. Это так же важно, как больница, и даже больше.

Р: Надо смеяться.

Врезка внизу

Mi gran noche

Алекс де ла Иглесиа ставит в затруднительное положение персонажей этой многолюдной комедии, разворачивающейся во время новогодней передачи

СЮЖЕТ: Безработный (Пепон Ньето) появляется в качестве статиста на съемках новогодней передачи, в которой легендарный певец Альфонсо (Рафаэль) борется за аудиторию с новым молодежным кумиром Аданне (Марио Касас). За пределами съемочной площадки проходит забастовка сотрудников канала. А на площадке день и ночь находится толпа людей, не имеющих возможности уйти.

Вот эти персонажи, окружающие главных героев: статисты (Бланка Суарес, Энрике Вильен, Луис Фернандес, Ана Польвороса, Антонио Веласкес); родственники и представители (Тереле Павес, Томас Посси), потомки (Хайме Ордоньес, Карлос Аресес), ведущие (Уго Сильва, Каролина Банг), ответственные за программу (Сантьяго Сегура, Кармен Мачи, Кармен Руис, Луис Кальехо), и поклонницы-шантажистки (Марта Гуэррас, Марта Кастельоте). Они заперты на вечере принудительного счастья, где все идет плохо.

Я бы был в восторге, если бы соединение такого кумира, как Рафаэль, и другого – такого, как Марио Касас, отвечало коммерческой стратегии, но я не обдумываю проекты с этой точки зрения – отвечает Алекс де ла Иглесиа.

Премьера – 23 октября.

Вы говорите, что не возвращаетесь в кино, потому что никогда не уходили.

Р: Я начал сниматься в кино по случайности, потому что Антонио де Амо сделал со мной пробу для фильма Las gemelas (1963), который снимали на Benito Perojo в Чинчоне, там играл Хосе Бодало, оказавший мне честь быть моим партнером, и я пятнадцать лет не уходил из кинематографа. Между 1966 и 1974 я находился на афишах на Гран Виа, ни на один год не исчезая из Дворца Музыки. Я устраивал по три месяца концертов и премьеры фильмов, и все это друг за другом. Я удалялся на некоторое время из-за гастролей, но никогда не уходил совсем. Со мной говорили о том, чтобы снять фильм, но никогда не давали сценария. Пока сюда не пришел этот молодой человек и не понял, в чем загвоздка. 

Паула Понга
10.2015
Fotogramas
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 05.10.2015

Примечания переводчика:

* Драма "Дон-Жуан де Тенорио".