'Mi gran noche', la imagen. 2016

«УБОЙНЫЙ ОГОНЕК», ВИДИМОСТЬ. 2016

"Это похоже на кино"

Это одна из фраз, которую в определенный момент бросает в диалоге персонаж Сантьяго Сегуры и вокруг которой закручивается большая часть фильма ‘Mi gran noche (Убойный огонек)’ (Алекс де ла Иглесиа, 2015). Фильм непостижимым образом прошел в четырех технических номинациях на предстоящую церемонию вручения премии Гойя, и я говорю «непостижимым образом», потому что когда речь заходит о режиссере из Бильбао, одном из тех, кто вызывает самую сильную общественную реакцию, кажется странным, чтобы не сказать подозрительным, что фильм не попал в более престижные номинации. Нет, я полагаю, что предпочтительнее очернить Федерико Гарсию Лорку, чем получить оплеуху, которую Де ла Иглесиа залепил всем нам.

Убойный огонек - Рафаэль - Алекс де ла Иглеси - Марио Касас

Не так давно я слышал, как Де ла Иглесиа сказал, или, может быть, написал в своем аккаунте в твиттере, что комедия – идеальный бальзам для того, чтобы вытерпеть некоторые жестокости жизни (может, не точно такими словами), а он отлично знает, что говорит. Он такой любитель кино, каким является мало кто из испанских режиссеров, и его любовь к жанру, который возвеличили такие имена, как Билли Вайлдер, Эрнст Любич, Престон Стреджес, Луис Гарсия Берланга, Пьетро Джерми, Этторе Скола и многие другие, стала вполне очевидной, начиная с его первой работы ‘Acción mutante’ (1993), к которой ваш покорный слуга питает особую любовь, так как это один из фильмов, которые я крутил, когда работал в будке киномеханика в одном уже не существующем большом кинотеатре.

Сюжет ‘Убойного огонька’ разворачивается на протяжении одного вечера, во время которого снимается новогодняя передача. Два известных артиста, Альфонсо (Рафаэль) и Аданне (Марио Касас), являются первыми звездами, выступающими после знаменитого боя курантов. Их ревность, зависть, разница в возрасте – лишь некоторые из тем, к которым обращается режиссер в этом «коктейле Молотова», под который он стилизовал свой творческий почерк, добившись такого контроля над материалом, какого не было в его последних произведениях. Ваш покорный слуга не наслаждался так ни одним его фильмом со времен ‘Crimen ferpecto (идеальное преступление)’ (2004). В нем присутствует даже откровенная дань уважения одной из вершин комедии - это ‘Вечеринка (‘The Party’, Блейк Эдвардс, 1968).

Мир шоу-бизнеса. который режиссер должен знать очень хорошо (по крайней мере мир кино) почти без всякой жалости саботируется, ему дают пощечину сразу по всему лицу, по его общественному имиджу, чтобы встряхнуть его и вытащить на свет некоторые его изъяны. Это, например, искусственность, присутствующая на съемках программы, которую Алекс де ла Иглесия увенчивает мощными travellings (пробежками) по сцене, фиксируя именно эту сторону спектакля, эту огромную и чудесную ложь, которую предполагает этот вид искусства. В то время как за кулисами разворачивается скрытый план, где персонажи пересекаются, метаясь туда и сюда, и камера не упускает ни одной детали их желаний, пристрастий и фобий, их добрых дел, а также их подлостей.

Убойный огонек - Рафаэль - Алекс де ла Иглеси - Марио Касас

Фиктивная реальность

На протяжении этого долгого вечера в телевизионной студии сосуществует огромное количество разнообразных персонажей – одни насаждаются, другие озабочены личными проблемами, а большинство пытается извлечь выгоду из этой ситуации. Здесь каждый откроет для себя, что одни истории интереснее других. Лично я не могу удержаться, чтобы не трястись от смеха над Энрике Вильеном, продающим из-под полы настоящий алкоголь (на празднике поддельное все, даже напитки), и превращающим в правду то, что зритель увидит на экране и во что поверит - что подвыпившие люди весело проводят время. Предполагаемый вымысел становится реальностью. Потому что видимость может быть фальшивой по отношению к тому, что она изображает, или наоборот, а также может быть смесью того и другого.

Именно видимость может заставить мыло сойти за сперму; и благодаря ей пластырем на глазу можно воспользоваться в песне под названием ‘Bombero (пожарник)’ — ее исполняет удивительный Марио Касас, это одна из его лучших вещей с великолепной постановкой; видимость, в силу которой сам Рафаэль является альтер-эго Дарта Вейдера (Де ла Иглесиа всегда откликается на великие хиты текущего момента, например, в свое время в ‘La comunidad (сообщество)’ (2000) он намекнул на ‘Матрицу’ (‘The Matrix’, братья Вачовски, 1999), а здесь – на эпизод VII популярной галактической саги); видимость, когда имитатор может сойти за настоящего артиста, и т.п.

Убойный огонек - Рафаэль - Алекс де ла Иглеси - Марио Касас

А за пределами всего этого цирка, заполненного ложью, неудачам и пьянством, в котором ситуация иногда немного выходит из-под контроля режиссера, возможно, потому что там чрезмерно много второстепенных сюжетов, обнаруживается столкновение, которое мы видели тысячи раз, особенно в последние годы, благодаря кризису. Полиция противостоит демонстрантам, и для этого эпизода Алекс де ла Иглесия выбирает решение, которое мне кажется блистательным: все лица затемнены, все равны. Так же, как пена в финале придает всем одинаковый внешний вид в этом почти утопическом, но похвальном единении.

Альберто Абуин
01.2016
www.blogdecine.com
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 23.01.2016