Parte III

ЧАСТЬ III 

«Когда я снимался в кино, я играл в романтических комедиях, много пел и вдобавок у меня умирала невеста. Быть таким плохим… мне очень понравилось» - говорит Рафаэль

Excede – таким в определенные моменты съемок чувствует себя и Алекс. Но он всегда стремится вперед; это издержки профессии, из которых ему нравится устраивать кутерьму. «У меня есть система: отказываться от самого себя. Тут я настоящий христианин. И я также являюсь зрителем; а как зритель я гораздо серьезнее и строже, чем как автор. Так что бывают моменты, в которые я говорю себе: не делай этого, потому что у тебя будут проблемы; иди узнай, что происходит. В такие моменты  я говорю им… - он поправляет сам себя. – Нет. В такие моменты я говорю сам себе: «вот до сих».  Если я чего-то не знаю, мне что-то неясно или я этого боюсь, я полагаюсь на этот прием; это хорошая система работы. Чтобы твоей единственной страховкой был страх». Логично, что дела не однажды выходили из-под контроля. «Да. Но я тип, которому часто везет. Кроме того, меня поддерживают все, кто меня окружает. Трудно следовать за человеком, которому все всегда ясно, но когда ты признаешься в своих сомнениях, тебя поддерживают и следуют за тобой. В конце концов, помимо работы с планами и техникой, именно это и значит – быть режиссером». Со всем хорошим и всем плохим, что это предполагает. Карлос говорит, что ни с каким другим режиссером он не делал таких невероятных вещей, какие делает с Алексом, и ни у какого другого режиссера он также не подвергал свою жизнь такой опасности, как у Алекса: «Например, в Balada triste de trompeta  я был на грани того, чтобы очень, очень опечалиться…» Я подсказываю ему, что надо обсудить это с самим Алексом.

 Убойный огонек - Рафаэль - Алекс де ла Иглеси - Марио Касас

«Знаешь, Кармен Маура тоже так говорила, - оправдывается он. – Съемки у Алекса – это как парк аттракционов: ты весело проводишь время, но подвергаешься опасности». Каролина Банг выступает в его защиту. «Это так, - говорит она со смехом. – Но он никогда не попросит тебя о том, чего бы он сам первым не сделал». «Да, и еще одно», - добавляет Карлос, который, похоже, воспрянул духом. «Да, - признается он, – мне нравится эта часть интервью. Другое дело, что когда нужно что-то сказать, он бывает человеком, не отличающимся тактом или скажем так – спокойным характером. Мы, кто знает его, ценим его даже таким. Но когда приходит кто-то новый и видит, как кричит этот сеньор, с такими габаритами, это впечатляет. И верно также, что впоследствии это на него уже не действует. В Balada triste de trompetaАлекс бросил в меня пластмассовым кабаном, он которого я, конечно, увернулся, да так неудачно, что он попал мне по яйцам, и его первой реакцией был звучный хохот. У нас вышла очень душевная ссора с гигантским размахом. А когда я приехал в отель, меня ждали два букета цветов, две коробки конфет и две бутылки шампанского, которыми я, естественно, поделился с группой. На его съемках обычное дело слышать, как кто-нибудь говорит: «Я больше не буду работать с ним». А потом все мы возвращаемся и любим его. Его приступы ярости эстетичны, на это стоит посмотреть». Предполагалось, что это комплимент?   Внезапно за нашими спинами появляется фигура режиссера. Он ничего не говорит. Я молчу. Аресес ограничивает тем, что замечает: «Я только что начал злословить о тебе». «Я только спрашиваю себя, - говорит Алекс, игнорируя его и показывая на кинозал, в котором мы находимся, - почему все это не принадлежит нам». «Потому что ты этого не хочешь, Алекс… потому что его арендуют» - отвечает ему Аресес.

 Убойный огонек - Рафаэль - Алекс де ла Иглеси - Марио Касас

In fraganti (на месте преступления).
Карлос Аресес, Рафаэль и Алекс де ла Иглесиа

От этого опыта осталось приятное послевкусие, возможно, будет и продолжение. «Если я сделаю с ним другой фильм, Рафаэль будет серийным убийцей. Это я уже сейчас тебе говорю» - вещает Алекс. Сейчас они довольствуются тем, что отметили середину и окончание съемок его уже легендарными «великими ночами». Карлос утверждает, что вечеринки Алекса, несомненно, лучшие из тех, на которых он побывал и когда-либо побывает. «Но я скажу тебе одну вещь: праздники в студии едва ли являются хотя бы бледным отражением тех праздников, которые бывают у Алекса дома. ЭТО - праздники, которым переопределили масштаб. Там, где раньше было десять, стало шесть». Каролина говорит, что вечеринки на экваторе съемок «нужны, чтобы снять напряжение», а в конце съемок – «чтобы отпраздновать его», и что Аресес пропускает то, что доставляет удовольствие. И Алекс признает, что оба правы. «Проблема в том, что Карлос считает эти вечеринки великолепными, потому что он всегда опаздывает. Он застает их, когда они уже идут вовсю, а он приезжает свеженький и пьет только Nesteas. Так что они ему представляются грандиозными». И в перерыве между  Mi gran noche и другими прекрасными ночами Алекс еще выкраивает время, чтобы осветить из своего продюсерского офиса самые необычные проекты, которыми когда бы то ни было занимались внутри нашей страны. Говоря другими словами, Pokeepsie Films стала обязательной остановкой для всякого  freak  (англ. необычного), у кого есть в запасе что-то странное, о чем можно рассказать. «Любой, у кого возникает какая-нибудь проблема с аномальностью взаимоотношений с окружающим миром, приветствуется в этой студии, - смеется он. - Моя творческая жилка достаточно удовлетворена тем, что я делаю, но мне как зрителю хотелось бы увидеть вещи, которые я здесь поддерживаю в качестве продюсера. Я не хочу смотреть фильмы, которые бы походили на мои, я хочу видеть безумства других.  Правда, я полагаю, что когда придет время и меня спросят, было у меня что-нибудь общее с ними, я отвечу «нет», - признается он, заливаясь хохотом. Задача – не останавливаться. «Я думаю, что у меня есть что-то вроде многофункционального центра. Любой, кто посвятил себя кино, понемногу умеет делать все, потому что в конце концов тебе этим придется заниматься. Я накладывал грим, делал костюмы, строил декорации… Иногда плохо, но я это делал. В жизни я больше всего ценю действие. Мне неинтересно думать, мечтать, пытаться. Меня интересуют люди, которые делают дело» - заканчивает он. Алекс, а чем ты будешь заниматься в этот Новый год? «Постараюсь устроить так, чтобы Карлос пришел на мой праздник вовремя. И выпил со мной по крайней мере один бокал шампанского».

Летисия Эчаварри
Фотограф Горка Постиго
Постановка Аны Товар
10.2015
Vogue
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 09.10.2015