Alex de Iglesia retrata el horror, el amor y el humor de las dos Españas. 2010


АЛЕКС ДЕ ЛА ИГЛЕСИА ПОКАЗЫВАЕТ УЖАС, ЛЮБОВЬ И ЮМОР ДВУХ ИСПАНИЙ. 2010

Режиссер «Баллады о трубе» объясняет ключевые понятия его нового фильма

Рафаэль и Алекс де ла Иглесиа

 Сцена из «Баллады о трубе» Алекса де ла Иглесиа. 

Для Алекса де ла Иглесиа «Баллада о трубе» - это «ужас, любовь и юмор». Это дикая в своей ярости и брутальности история. Гротескная комедия. Потому что режиссер не хочет, чтобы забыли о том, что «Баллада...» - это комедия. Хотя временами она ею не кажется. Это жестокая комедия, если хотите. Главными героями которой являются два клоуна (один из них грустный, а второй – глупый), влюбленных в легкомысленную акробатку, работающую на трапеции. И в то время, как эти трое калечат тела и души, между ними складывается неправильный треугольник, достаточно нелепый. Треугольник ужаса, в котором для Де ла Иглесиа умещаются почти все проблемы Испании.

«Баллада…» начинается в Республике; она продолжается в Гражданскую войну и дотягивается до семидесятых годов, в которые и происходит большая часть событий. Де ла Иглесиа настаивает: «Я говорю не о прошлом; я говорю о настоящем. Как влияет на нас прошлое, бередя раны, поддерживая нетерпимость и жажду мести, а в результате - всегда эти две непримиримые Испании, которые приводят меня в отчаяние» - утверждает режиссер, получивший на последнем фестивале в Венеции премию за «Балладу...» как лучший режиссер.

О чем же в таком случае новый фильм де ла Иглесиа? О стольких вещах! Достаточно немного послушать де ла Иглесиа, чтобы задуматься. Режиссер не жалеет сил (и блестящей диалектики), чтобы объяснить свой фильм. Он почти также безумно часто появляется в СМИ, как и Сантьяго Сегура (у которого есть роль в «Балладе…»), готовящий четвертый выпуск Torrente (начатый в 1998 цикл фильмов, из второго (2001) была сделана компьютерная игра, четвертый выйдет в марте 2011 – прим.пер.) Но в этом случае мы ему благодарны. У де ла Иглесиа всегда найдется что-нибудь интересное, чтобы рассказать, а «Баллада...» обеспечивает ему много тем. Дело в том, что его новая работа – огромный труд, в котором можно найти и размышления о человеке (о самом худшем из них) – Алекс никогда не забывает о философе, которым он был – и подгонку повествования под историю.

Своя роль есть даже у Франко! Франко здесь человек, диктатор, но никогда - самодур. И не зверь или демон, потому что Алекс де ла Иглесиа считает,что «если мы превратим Франко в нечто большее, чем он был, это принесет нам успокоение».

И в самом деле, Франко, как, например, Гитлер, для режиссера «только человек; и это делает его существование еще более непростительным». И еще он дает такие объяснения по этому поводу: «надо показать истинный масштаб диктатора, чтобы не обманываться относительно нашего собственного. И относительно нашей ответственности».

Режиссер, член Испанской академии кино, хочет пояснить, что «Баллада...» - это «не мщение. Ну разве что попытка привлечь внимание к чувству вины и навязчивой и такой неудобоваримой идее двух непримиримых Испаний. «Баллада...» - это преодоление дихотомии», - подчеркивает он.

Приводя свои доводы, Де ла Иглесиа с изяществом и естественностью лавирует между классической Грецией и паяцами с телевидения, «которым он посвятил "Балладу...". Это его «как поживаете?» на тогдашнем телевидении стало одной из немногих приятных вещей, происходивших со мной, когда я был маленьким» - утверждает он. И между цитатами (отовсюду - от Сократа до Бэтмена) он настаивает: «Я сделал фильм, который похож на кривое зеркало действительности». Действительности, поляризованной между клоуном, которого в конце концом залатали, как Франкенштейна, и другим – трэш-пародией на джокера-шута. Это вызывающие тревогу цирковые персонажи, все они - как акробатка на трапеции, за которую они сражаются.

Врезка:
КОМЕДИЯ. Режиссер хочет, чтобы все уяснили, что «Баллада…» прежде всего – комедия.
ДРАМА. Это фильм, рассказывающий о борьбе двух клоунов за ветреную акробатку, борьбе не на жизнь, а на смерть. 

Два полюса чрезмерного желания. Мы говорим о неандертальце-фашисте, которого носим в себе? Которого маскируем клоунским носом, чтобы скрыть его. Мы говорим о внутреннем звере, о ненависти, о черном и белом, о тебе и обо мне, о нем... И мы также говорим об Испании? Да, обо всем этом. И Рафаэль – это ответ», утверждает Алекс де ла Иглесиа. Вся «Баллада...», начиная с названия, навеяна Рафаэлем, певцом. Соблазнителем, который преодолел все эпохи и противоречия, моделью Испании...», - говорит де ла Иглесиа.

Сальвадор Льопарт
18.12.2010
LA VANGUARDIA
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 13.02.2012