Juan Ribó: «Raphael podía haber sido un gran actor». 2010


ХУАН РИБО: «РАФАЭЛЬ МОГ БЫ БЫТЬ ВЕЛИКИМ АКТЕРОМ». 2010

Для тебя было нелегко сыграть роль Рафаэля?

- Приятно, то, что нелегкое превратилось в легкое. Сложность была в том, чтобы принять неожиданное предложение сыграть роль Рафаэля: видишь эту роль, как нечто монументальное. А потом начинается съемка, окунаешься в роль, и все оказывается не таким уж трудным.

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес фильм

- Что тебя вдохновляло?

- Вначале я попытался сосредоточиться на небольших деталях.
Думаю, что исполнитель, в отличие от имитатора, должен вникнуть в ту энергетику, которая управляет персонажем. Это должно стать вторым "я", чтобы выглядеть правдоподобным и произвести такое впечатление, что будто перед вами не кто иной, как Рафаэль.

- Вы не боитесь стать одним из тысяч испанцев, которые когда-либо имитировали " El niño de Linares" ...

- Я никогда никого не имитировал. Я приехал в Испанию в восемнадцатилетнем возрасте, совершенно не зная испанской культуры и музыки. Мой дед был послом, и мой отец служил в ООН. Мне довелось жить в Камбодже, во Вьетнаме, в Парагвае и Тунисе... Я вырос на французской культуре, но когда я приехал в Испанию на каникулы, то неизбежно наталкивался на те телевизионные передачи, в которых везде был Рафаэль.

- И какое же мнение у вас сложилось о нем?

- Это фигура экстраординарная, первый исполнитель международного масштаба, самый мощный, который есть в Испании. Мне он показался похожим на тот тип исполнителей, каким был Жильбер Беко.* Он выделывал на сцене невероятные финты и трели, и я всегда говорил, что он был бы актером и тореадором.

- Он мог бы быть хорошим актером, если бы не состоялся, как певец?

- Он всегда говорил, что считает себя артистом. Это призвание появилось у артиста после того, когда он стал исполнителем и певцом, а ведь мог бы стать великим актером. Действительно, он снялся в нескольких фильмах, и в кино у него была куча поклонников.

- Рафаэль давал Вам какие-то советы по поводу того, как лучше выстроить образ?

- У нас были с ним текущие беседы в процессе работы. Я достаточно давно знаю Рафаэля, поскольку он является большим театралом. Он приходил в театр и смотрел спектакли, в которых я был занят. Смею думать, что он был удовлетворен тем, что именно я играю его, а не другой актер, более склонный к имитации и карикатурности. Я, между тем, неспособен рассказывать какие-то забавные вещи, потому что не обладаю таким умением.

- Он что-нибудь исправлял в процессе работы над фильмом?

- Он очень уважительный человек. С самого начала он сказал, что не будет ставить нам никаких условий. Он оставил нам полную свободу в работе над его образом.

- Вы когда-нибудь хоть раз покупали себе диск Рафаэля?

- Думаю, что нет. Ну, если только "El tamborilero". Дело в том, что когда к нам приходили гости, то дарили его в качестве подарка на Рождество.

- Ты веришь в то, что его фигура – плоть от плоти эпохи правления Франко?

- Такая модель является частью эпохи, в которой приходится жить. Предполагается, что певцы, тореадоры, и другие знаменитости были вынуждены выказывать лояльность диктатору. Что тут поделаешь? Это составляло часть этикета жизни в то время: идти и петь для Франко, потому что вдруг понравился жене диктатора. Я думаю, что он пел в El Pardo (резиденция Франко), но ведь там выступали все!

- Тебя трогает то, что твоя, всем заметная, сентиментальная связь с Пасторой Вега постоянно находится под прицелом средств массовой информации в самом центре внимания?

- В принципе, конечно, это затрагивает, как и любого другого человека. Я нормальный человек, который посвятил себя театру. И такие ситуации очень стесняют в повседневной жизни. Больше всего меня тревожит отсутствие уважения неких новых журналистов к тому поколению, которого они не знают. Они думают, что ты - карьерист, который еще только-только начинает, когда ты многие и многие годы отдал своей профессии!

- Ты относишь это к отсутствию исторической памяти, нет?

- Ты ведь не можешь отвечать за то, что люди недостаточно культурны, чтобы понять: кто есть кто. Но меня это не волнует, потому что обычно кончается тем, что ко всему привыкаешь. Это как приливы и отливы, которые вздымаются и тут же опадают.

- Итак, сейчас ты уже более спокоен, видя, что приливы и отливы откатываются назад...

- Да, это так. Воды понемногу возвращаются в свое русло. Я думаю, что все это относительно. Действительно, трудно пережить, когда видишь, что некоторые люди, такие, как бывшая подруга, выдают комментарии, которые причиняют боль. Но, увы, подобные вещи происходят, и ты привыкаешь к тому, что в твою дверь лезут те, кто постоянно тебе докучает.

Хуан Карлос Росадо
06.10.2010
elperiodico.com
Перевод Тамары
Опубликовано 16.11.2010

Примечания переводчика:

* Жильбер Беко - французский певец, актер (1927-2001). Выступал с концертами до 2000 года, последнее его шоу состоялось 15 июля 2000 года во Фрайбурге. (Германия, Шварцвальд). Он оставил нам образ наэлектризованного человека, все время находящегося в движении. Его образ на сцене – галстук в горошек, рука около уха во время концерта и 400 спетых песен. 17 февраля 1955 года в «Олимпии» на его концерте четыре тысячи молодых людей, унесенные невероятной энергией певца, разломали часть зала – довольно неожиданное событие для той эпохи! Печать широко разнесла этот факт, и Беко получил прозвище «Господин Динамит», «Атомный гриб», и, самое знаменитое, «Месье 100 000 вольт». Он выступал в «Олимпии» 33 раза и этот рекорд до сих пор не побит.

После победы на Евровидении в 1969 году, Рафаэль в своем интервью на вопрос: «Dime, entonces, a quien admiras?» («В таком случае, скажи, кто тебя восхищает?»), ответил: «A mucha gente, Gilbert Becaud, Mina, Ella Fitgeral, John Williams, etcetera, etcetera».