Parte I

 

ЧАСТЬ I

Исполнительный продюсер: Хосе Мигель Фернандес Куадрадо
Режиссер: Альберто дель Посо

Производство: Чема Тагуа, Тринидад Ривас
Постановка: Кармело Эрреро, Луиса Мартин 

Мануэль Мартос: Я думаю, что мой отец родился певцом и артистом.

Кармен Кальво: Он никогда не разочаровывает, он всегда уважает свою публику. Годы проходят, а он все еще здесь. Он не предает самого себя, и люди следуют за ним.

Алехандра: Я думаю, что он инопланетянин.

Нурия Рока: Это артист из другого измерения, у него всепобеждающая личность и уникальный стиль.

Кристина Альмейда: Его стиль был очень популярен, и он приспосабливается к обстоятельствам.

Пако Клавель: Yo soy aquel…  Я - тот, кто каждую ночь преследует тебя….

Энрике Морено: Он никого не обижает, напротив – возвышает всех людей.

Мария Хосе Суарес: Мы должны очень гордиться тем, что у нас в Испании есть артист уровня Рафаэля.

Хосе Боно: Рафаэль – это звезда, но дома это совершенно нормальный человек, душевный, ласковый. С ним приятно общаться.

Ведущий объявляет, что будет рассказывать об артисте двадцатого века – но также и двадцать первого, новаторе,  в девять лет получившем свою первую премию в Австрии, сыне каменщика, прирожденном артисте, перевернувшем мир современной музыки и продолжающем революционизировать его. У него более трехсот золотых дисков, урановый диск, и это, без всякого сомнения, великий номер один. Сегодня в передаче El Legado de… он будет рассказывать о великолепном Рафаэле.

Ведущий говорит, что Рафаэль родился в 1943 в прекрасной Андалузии, где живут тысячи любителей и знатоков творчества Рафаэля, он из  Линареса, а в зале сидит публика из Линареса. В детстве он уехал в Мадрид и покорил всю Испанию и весь мир. И ведущий предлагает увидеть вместе с сыном певца место, где Рафаэль родился как певец.

(Мадрид, храм Сан-Антонио)

Мануэль говорит, что знает всю дискографию отца, но никогда не бывал в этом храме. Он отмечает, что здание очень эффектное. Он рассказывает, что сейчас занимается выпуском дисков отца, во всем помогает ему, и с ним очень приятно работать. Мануэль вспоминает, что отец родился в Линаресе, но ребенком переехал в Мадрид и жил рядом с этим храмом. Он очень любил петь, казалось, что его отец родился певцом и артистом.

Рафаэль говорит, что с четырех лет он был солистом в церковном хоре, а в девять лет поехал в Зальцбург, и это было увлекательно. Он комментирует фото отца Эстебана, научившего его всему. Говорит, что в доме были типичные представители андалузского народа – родители, особенно мать, очень любившая жизнь. Он впервые попал в Андалузию в 13 или 14 лет и заново открыл ее для себя, и с тех пор часто приезжал туда.

Пако Клавель вспоминает, что его блистательная карьера началась с Бенидорма, с песни «Llevan».

Кармен Кальво говорит, что Рафаэль – не просто певец, а творец, он артист, тореро: ведь бывают тореро, а бывают просто убийцы быков. Поэтому он с течением времени не утрачивает своей самобытности

(Рафаэль поет Capote de grana y oro)

Кристина Альмейда: Рафаэль – самый интересный певец, какого только можно представить.

Хосе Боно: Когда я впервые услышал, как поет Рафаэль, он меня очаровал и привел в восторг. Я всегда ассоциировал его с Tamborilero, потому что это рождественская песня. Хотя я, конечно, слышал Yo soy aquel и другие вещи. Но я никогда и представить не мог, что мы станем сватами.

Мануэль говорит, что у его отца несколько секретов, но главный в том, что он каждый день, каждый концерт считает первым или самым главным. Он с азартом берется за каждое дело, и так все 55 лет его истории, у него больше упований, чем тогда, когда он начинал. Это лучший пример, который был у Мануэля. Рафаэль получал уроки пения в школьном хоре, но он родился с артистическим дарованием, и смог воспользоваться им.

Рафаэль: Удача – очень важная вещь. Но надо уметь увидеть ее и схватить ее. Удача – проезжающий мимо трамвай, надо суметь вскочить в него, и так, чтобы тебя ничем не вытолкали оттуда. Это можно добиться лишь работой.

Мануэль: Он – неутомимый труженик. Если у него есть три-четыре свободных дня, он может отправиться в путешествие, но он всегда с мобильником, пишет сообщения своему агенту, в свой офис, он думает о грядущих делах, он никогда не отключается.

(Рафаэль поет Yo soy aquel)

Пако Клавель: Рафаэль – мега-звезда испанской и мировой поп-музыки.

Кармен Кальво: Рафаэль – из тех артистов, правдивых и хороших профессионалов, которые переходят от одного поколения к другому. Это редко с кем происходит, но это произошло с Рафаэлем.

Кристина Альмейда: Сначала он мне не нравился – его позы и все прочее, но со временем он начал мне нравиться.

Рафаэль: Это мой способ выступать на сцене. Он такой - очень искренний, я ничего не выдумываю. Он такой, как есть, и его надо принимать таким.

(Певица Фалете поет Digan lo que digan, написанную Мануэлем Алехандро для одноименного фильма в 1967)

Ведущий: Мы в театре Сарсуэла – это свидетель многих успехов Рафаэля в разные эпохи, хранящий также неизгладимые личные воспоминания. Об этом расскажет его дочь Алехандра.

Алехандра: Мы находимся здесь, потому что здесь началась карьера моего отца. В 1965 он дал свой первый сольный концерт, ставший границей между «до» и «после». Он стал переворотом в способе устраивать концерты – он заставил зрителей сесть в кресла, чтобы слушать его.

Рафаэль: Моя фирма грамзаписи пришла в ужас. Они позвонили мне и сказали: «Слушай, малыш (меня называли так), мне сообщили, что ты хочешь устроить концерт». – «Да». - «И ты претендуешь на то, чтобы мы сидели три часа, слушая тебя? Но почему? Что мы тебе сделали?» И третьего октября я дал в Сарсуэле концерт, который вошел в историю музыки, потому что в тот момент изменилась сама музыка.

Алехандра: Тот концерт стал легендарным, он произвел огромное впечатление.

Франсис Гусман: В США были Фрэнка Синатра и Дин Мартин, и многие другие, в Англии был Том Джонс, а в Испании – Рафаэль. Он записал на японском языке Amor mio. Вот текст на японском.

Ведущий: Он не просто поет. Он сам по себе – спектакль.

Алехандра: Он играет. На самом деле я думаю, что мой отец играет свои песни. Это актер с великолепным голосом и с силой. Он – как бойцовый бык, у него есть физическая и ментальная энергия, он выходит на сцену, чтобы проглотить всех.

(Рафаэль поет Mi gran noche)

Ведущий: Он ощущает себя легендой?

Алехандра: Полагаю, что да. Трудно быть на его месте и не чувствовать ничего подобного. Другое дело – как он к этому относится.

Нурия Рока: Он производит огромное впечатление, как и любой человек с таким талантом, как у него, он вызывает огромное уважение.

Мария Хосе Суарес: Я считаю, что как артист он на уровне голливудских актеров, он делает все так хорошо, как только можно.

Пако Клавель: Это человек, преданный эстраде душой и телом, он всегда самобытен, и это передается публике.

Алехандра: Из-за своей профессиональной деятельности мой отец бывал дома не всегда, как другие отцы, но в моей жизни я никогда не чувствовала его отсутствия. В физическом плане – да, но он всегда присутствовал в доме. Он очень старался почаще видеть нас. Например, он был в Аргентине, у него выдавалось три свободных дня – и он садился в самолет и летел в Испанию, проводил с нами день и возвращался. И так было много раз.

Ведущий: Как протекало твое детство с отцом, являвшимся дивом?

Мануэль: Нормально. Он был тем, кем был, и редко бывал дома. Если он три месяца подряд пел в Америке, его отсутствие ощущалось, но это было нормальным явлением. Мы никогда не чувствовали, что отец далеко. Это обычно дело: твой папа певец, он поет по всему миру, и для этого ему приходится подолгу жить вне дома. Я всегда хорошо переносил его отлучки, он был далеко, но ведь были телефоны, факсы, а теперь - электронная почта, смс-ки, все стало легче, хотя не всегда было так. У меня никогда не было чувства, что отец далеко.

Алехандра: У моей матери было очень много забот. Но она вышла замуж за отца, а он был тем, кем был. Она вышла замуж не юной девушкой, а в солидном возрасте, тогда это было непривычно – что женщина так долго не вступает в брак. Она хорошо знала, чего хотела, и хорошо знала, за кого выходила замуж. Другое дело, что потом у моей матери, я думаю, были трудные моменты, но я считаю, что она очень хорошо справилась с ними.

Рафаэль: Наталия - необычный человек, она - самое главное, что произошло в моей жизни. Это выдающаяся женщина, она была идеальной любовницей, матерью, и потом – подругой. Наталия знает, как жить, как вести себя, как сказать что-то в подходящий момент, ни раньше, ни позже. Это необычная женщина и образцовая мать.

Алехандра: Я думаю, что моя мать была очень счастлива в роли матери. Когда она выходила замуж, она четко знала, что хочет иметь детей и создать семью.

Ведущий: Благодаря какому секрету она вела жизнь, полную самопожертвования, когда муж подолгу был далеко, и сохранила брак и близость с детьми?

Мануэль: Я думаю, благодаря командной работе. Если бы мой отец делал карьеру и работал, не останавливаясь, а моя мать этого не понимала бы, это бы оказалось бы невозможным. Я полагаю, что с момента знакомства с отцом моя мать знала, за кого она выходила замуж и какую жизнь он ведет.

Алехандра: Когда я смотрю на них, я вижу, что они, конечно, любят друг друга, но еще между ними существует огромное уважение, безусловна поддержка, и их концепция создания семьи основана на одних и тех же принципах.

Ведущий: Как ты относишься твоему отцу? Как дочь?

Алехандра: Для меня он – отец. Я безумно люблю его и восхищаюсь им. Мне очень повезло, что он у меня есть. Я благодарна ему за все - за то, что он такой, какой есть, что он, сам того не желая, научил нас многому – своим примером.

Мануэль: Для меня Рафаэль – отец. И всегда отец через «ph». Потому что для меня Рафаэль через «f» не ассоциируется с моим отцом. Мой отец - Рафаэль через «ph».

Ведущий: Откуда они взялись?

Мануэль: Когда мой отец начинал свою карьеру, он увидел вывеску фирмы Philips, и удивился, но ему объяснили, что «ph» во многих языках означает «f». А так как он не намеревался ограничиваться Испанией, а собирался покорить весь мир, он решил, что станет Рафаэлем через «ph».

Хосе Боно: Мы были друзьями и наши дети был знакомы, хотя не так близко, как мы. Мы вместе бывали на праздниках, до того как моя дочь вышла замуж за Мануэля, это была искренняя бескорыстная дружба, как любая дружба. Мне очень нравилось беседовать с Рафаэлем, он гостеприимен, и порой я чувствовал себя неловко, будучи не в состоянии ответить на его щедрость, которую он проявлял по отношению ко мне и моим детям.

Мануэль: Моему старшему сыну нравится этот мир, футбол, но перед моим отцом мой сын стоит с открытым ртом, он в восторге от него, он видел его концерты, видео... и я думаю, что он восхищается и учится у него, ему нравится петь. Хотя ему всего шесть лет, похоже, мы сможет втянуть его в наше дело.

Ведущий: А как твой отец в роли дедушки?

Алехандра: Он не дедушка. Он – отец родителей. Ему не нравится слово «дедушка». Его роль он выполняет, и как дедушка он великолепен, ему нравятся дети. Но дедушкой его не называют. Он – отец родителей детей. Это не шутка. Многие говорят мне: «Какой ужас, видно, что твой отец не хочет быть дедушкой». А я отвечаю: «Ты не понял. Он обожает быть дедушкой, но ему не нравится, когда называют дедом».

Мануэль: Мы часто собираемся в выходные, если он не занят. Он часто поет в пятницу или субботу, тогда мы приходим в воскресенье, и когда приезжают все семь внуков, начинаются вопли и все такое. Но он счастлив, и моя мать тоже. Это вносит в дом жизнь. Мне повезло, что у меня есть дети и племянники, дети моего брата и сестры, мы вместе переживаем чудесные моменты.

(Рафаэль поет Como yo te amo)

Ведущий: Рафаэль – мега-звезда с урановым диском за пятьдесят миллионов проданных пластинок. Escandalo! И у нее есть поклонники – уровня самой звезды. Как, например, Адольфо и Роса, его жена. Добрый вечер, Адольфо! Ты – супер-поклонник Рафаэля, в превосходной степени. А когда ты им стал?

Адольфо: В 1962, когда услышал по радио его песню «Te voy a contar mi vida» и почувствовал что-то необычное. Мне тогда было девять лет, я не знаю, что чувствуют ангелы, когда созерцают Бога, но я ощутил нечто столь необычное, что продолжается до наших дней. Это симбиоз, единение с Рафаэлем. Я знаком с Рафаэлем, у меня есть все его диски, все фильмы, я смотрел его с 1962 и по наше время. Этот снимок с концерта в 1982, я поздравил его после окончания выступления, и мы сфотографировались с ним. Все мои билеты – в двух экземплярах, потому что меня сопровождала моя жена. А это автограф Рафаэля на билете.

Ведущий: Роса, а как ты относишься к этому?

Роса: Если бы я не разделала его увлечение, это было бы невыносимо. Адольфо покорил меня, не говоря мне о любви, а исполняя песни Рафаэля. Так что между нами есть какая-то связь. У нас брак втроем. Потому что Рафаэль каждый день присутствует в нашем доме - в музыке, в беседах. В вечер нашей свадьбы лейтмотивом была песня Рафаэля El gondolero.

Адольфо: Я слушаю Рафаэля каждый день, по 20-25 песен. Это образ жизни, это счастье, это способ воспринимать жизнь.

Ведущий: Роса, это как религия?

Роса: Возможно. Это как сад при доме – в нем разные растения, разные мелодии. Мне нравится Рафаэль.

Адольфо: Я спою любимую песню Рафаэля, которая нравится ему больше всех. Песню Мануэля Алехандро Desde aquel dia.

Ведущий: Хор и микрофон не нужны?

(Адольфо поет Desde aquel dia)

Ведущий: Большое спасибо! Заметно, что она идет из глубины души, и ты хорошо выражаешь то, что чувствуешь. А мы продолжаем знакомиться с жизнью Рафаэля – дива и властелина эстрады. Но в его жизни есть «до» и «после». Узнав об этом, вы узнаете, что он мог потерять жизнь из-за проблемы с печенью. Пять минут рекламы.

28.03.2016
Canal Sur
Краткий перевод Р.Марковой
Опубликовано 30.03.2016