Raphael en "Las Mañanas" en Cadena RNE. 2015

испанский певец Рафаэль испанский певец Рафаэль испанский певец Рафаэль испанский певец Рафаэль испанский певец Рафаэль

РАФАЭЛЬ В ПЕРЕДАЧЕ "LAS MAÑANAS" НА КАНАЛЕ RNE. 2015

Интервью



***


21 октября 2015 года

Ведущий: Мы устроим путешествие во времени – представьте себя в середине августа. Хотя сегодня 21 октября, вообразите себе август, съемочную площадку – любую, но большую. И запертую. На ней записывается новогодняя телевизионная передача.

Изображение

Второй ведущий: И как долго идут съемки?

Ведущий: Долго, очень долго. Главными героями являются легендарный певец Альфонсо с ph и звезда подростков Аданне с очень пышной шевелюрой. И еще есть все остальное. Когда я говорю «все», это означает все-все-все. Все может произойти. В том числе и потому, что одна из статисток – ходячее несчастье. Это синопсис последнего фильма Алекса де ла Иглесиа Mi gran noche, в котором среди прочих играет Рафаэль. Его премьера пройдет 23 октября в лучших кинотеатрах Испании.

Звучит отрывок из трейлера Mi gran noche:

- Вы знаете Энрике Иглесиаса? Сына Хулио Иглесиаса?
- Я не знаю никакого Хулио Иглесиаса. 

Ведущий: Я представляю вам Алекса де ла Иглесиа. Как поживаешь, Алекс? Добрый день!

Алекс де ла Иглесиа: Добрый день.

Ведущий: И представляю Рафаэля. Привет, Рафаэль, добрый день!

Рафаэль: Добрый день! Как дела?

Ведущий: У нас - невозможно.

Рафаэль: Почему?

Ведущий: Потому. Я помню одну нашу беседу. Я был в Барселоне, а ты – в той самой студии, где находишься сейчас.

Рафаэль: С моей пеcней Somos. «Somos, un sueño imposible que busca la noche» (мы – невозможная мечта…)

Ведущий: Я очень хотел оказаться рядом с тобой и обнять тебя. И в другой день мне повезло.

Рафаэль: Так что это наша третья встреча.

Ведущий: Алекс, как вы познакомились с Рафаэлем? Вы были знакомы до этого проекта?

Алекс де ла Иглесиа: Мы познакомились с Рафаэлем на съемках фильма Balada triste de trompeta. Я использовал фрагмент одного из его фильмов – Sin un adios, и тогда мы наладили контакт, мы говорили об этом проекте, и подружились.

Ведущий: И как тебе удалось завербовать Рафаэля в Mi gran noche?

Алекс де ла Иглесиа: Ну, заполучить Рафаэля было трудно. Меня, разумеется, привлекала возможность поработать с человеком уровня Рафаэля.

Ведущий: А если бы он сказал тебе «нет»?

Алекс де ла Иглесиа: Этот вопрос кажется мне очень интересным, потому что если бы он сказал «нет», я бы не сделал этого фильма. Когда сценарий был написан, мы еще почти год работали над этим проектом. Рафаэль – нормальный человек, и он должен был сказать «нет». Нормальный человек сказал бы на эту роль «нет», Но ведь Рафаэль – это не нормальный человек. Это субъект с большим чувством юмора, очень щедрый человек. Без него ничего бы не вышло. Если бы нашелся кто-то, кто смог бы заменить Рафаэля…

Ведущий: Хулио Иглесиас?

Алекс де ла Иглесиа: Нет, потому что у него нет чувства юмора. И к тому же он не актер. А Рафаэль – актер.

Ведущий: Приятно вернуться в кинематограф?

Алекс де ла Иглесиа: Да, но он говорит, что никогда не оставлял его. Как-то мы были на симфоническом концерте Рафаэля, и стало понятно, что он играет чуть ли не каждый день. Когда он поет, он также играет роль.

Ведущий: Рафаэль, ты в какой-нибудь момент обдумывал возможность сказать «нет, я не буду играл такого персонажа»?

Рафаэль: Нет. Когда я прочитал сценарий – нет.

Ведущий: А когда прочитал сценарий? Тогда ты сказал «да».

Рафаэль: Я не заключаю контракт на фильм. Пусть мне сначала покажут сценарий. Вот тогда поговорим. И он мне показал сценарий. Это единственный сценарий за много лет, который мне показали.

Ведущий: Кстати, о сценарии: ты предлагал какие-нибудь идеи?

Рафаэль: Ничего. Единственное, когда я узнал, что героя зовут Рафаэль, я сказал: Нет. Это не я. Я играю другого человека.

Ведущий: Альфонсо. С "ph" из Philips.

Рафаэль: Это маленький трюк, чтобы мы оказались почти одинаковыми. Но понятно, что это не я.

Ведущий: Ты часто говорил о Philips…

Рафаэль: В Philips началось все. Я тогда спросил своего брата: почему они пишут «Пилипс», хотя люди говорят «Филипс». И он объяснил мне про "ph". Я, несчастный четырнадцатилетний юнец, напряг мозги и сказал: если я вставлю в имя ph, его смогут прочитать на всех языках мира? Он сказал «Да. Но это будет проблема, в твоей любимой Андалузии тебя будут называть Рапаэль». Но меня никто так не называл.

Ведущий: А Philips никогда не пытались использовать это для рекламы?

Рафаэль: Нет. Хотя я в самом деле могла, я столько лет делал им такой промоушен.

Алекс де ла ИглесиаВ фильме это "ph" превратилось почти в корпоративный логотип, "ph" – это знак Альфонсо.

Ведущий: Это не "ph" из косметики.

Алекс де ла Иглесиа: Это не гель!

Ведущий: Алекс, когда Рафаэль сказал тебе: нет, я не хочу это имя…

Рафаэль: Нет, я этого тоже не говорил.

Алекс де ла Иглесиа: Он был очень милым. На втором этапе, когда он сказал «Да, мы будем делать этот фильм», мы побоялись, что он заставит изменить все, все мизансцены. И что же? Мы работали прямо как в идиллическом мире. Если он говорит «я это сделаю», то он это делает отлично, он дисциплинированный и собранный человек, который делает все своевременно, не жалуется. Он снимает по двадцать-тридцать дублей, и ничего не происходит. Я считаю, что чем больше у человека опыта актера, профессионала, тем меньше проблем он создает.

Ведущий: Он потрясающий.

Алекс де ла Иглесиа: Чем более велик человек, тем меньше с ним проблем.

Рафаэль: То же самое происходит в мире эстрады: самые великие люди, каких ты можешь себе представить, наиболее легки в общении.

Ведущий: Поэтому они и великие. Потому что скромные. Это не следствие, а причина.

Второй ведущий: Рафаэль, как тебе Алекс как режиссер?

Ведущий: Пока он нас не слышит.

Рафаэль: Я в восторге от этого чудесного баска. Он мне очень нравится, потому что он фанат кинематографа, своей работы. Мне это нравится, потому что я – фанат моей работы. Это очень много значит для меня – что человек вкладывает в дело столько души.

Ведущий: Когда я спросил Бланку Суарес, как ей кажется режиссер, он ответила: «Он как ребенок». Это правда? Алекс, ты немного похож на ребенка? Ты получаешь огромное удовольствие и также часто сердишься, ты много смеешься и топаешь ногами.

Алекс де ла Иглесиа: Да. понятно, что это неизбежно. Во-первых, два года работаешь над проектам. И получается девяносто страниц сценария, и в это утро снимаешь пять, а в некоторые дни – даже десять страниц. В студии находится пятьсот человек, и уверяю тебя, что никто не заинтересован в том, чтобы что-то сделать. Режиссер – это не человек диктаторского склада, который приказывает и командует, это самый ответственный человек. Никто ничего не скажет, если он объявит: будем снимать это, за полчаса сделаем пятнадцать планов. Вот тут и проявляется, как хорошо сказала Бланка, этот пунктик «ребенка»: если все удается, ты сходишь с ума, тебе не хватает малости, чтобы пуститься в пляс, а если получается плохо, никто не понимает, каково тебе, ты начинаешь кричать… это очень личное.

Ведущий: Это должно выйти так, потому что я задумал это так! И это должно быть так!

Алекс де ла Иглесиа: Да, все именно так, как ты это описал. Это ужасно.

Ведущий: Когда фильм закончен, все уходят. Я не знал, смотрел ли ты «Американскую ночь*» – нет лучшего отражения этого момента, чем фильм Трюффо: ты заканчиваешь фильм и все исчезают, и ты остаешься наедине с фильмом и говоришь: во кошмар? Столько материала… А я – единственный, кто должен приводить это в порядок? Все ушли в другое место, а ты сидишь с отснятым материалом. Ты думаешь о втором фильме и говоришь: такое больше не повторится. Мы будем укладываться в то время, которым я располагаю.

Ведущий: Расскажи о съемочной группе: Кармен Мачи, Пепон Ньето, Бланка Суарес, Тереле Павес, Уго Сильва, Каролина Банг, Сантьяго Сегура и Марио Касас. Роль Марио Касаса кажется мне чудесной. Не только потому у него там роскошная грива, но и потому что мы открыли актера. Ну, мы давно его знаем, но он выступил в амплуа, к которому мы не привыкли.

Алекс де ла Иглесиа: Да, откровенно говоря, Марио – специфический тип. Это большой актер, я считаю, что он может работать в разных амплуа – первый любовник, романтический персонаж… Он остроумный, ему нравится смеяться над самим собой, как и Рафаэлю, и если он предлагает что-то иное, я говорю – пожалуйста, если ты так хочешь надеть белокурый парик - надевай. Я – просто фильтр уровня безумия Марио.

Ведущий: В студии собралось столько актеров и актрис, что если бы что-то случилось, мы бы остались без испанского кинематографа. Включая статистов – их было пятисот человек.

Алекс де ла Иглесиа: График - это одна из самых сложных вещей. Все были очень заняты. У Марио было восемнадцать дней на съемки, и у Рафаэля тоже – восемнадцать дней на его роль, и это была безумная работа – согласовать график съемок. И Рафаэль всегда меня спрашивал: слушай, в этой сцене появится Марио? в этой сцене появится Пепон? Мы должны были размечать планы съемок заранее, за два-три недели. Так что у меня чуть кровь из ушей не шла.

Ведущий: Рафаэль, как ты чувствовал себя, играя плохого персонажа – ведь он очень плохой?

Рафаэль: Дело в том, что у меня об этом другое мнение. Он, конечно, не положительный герой, но он защищает свой статус, свой авторитет, все свою жизнь, то, чем был и чем является, не позволяя любому, кто блистает сейчас, опускать его.

Ведущий: То есть он работает на свою защиту.

Рафаэль: Это то, что я сам делал всю свою жизнь и продолжаю делать.

Ведущий: То есть Альфонсо делает то же самое, что делал бы я и Рафаэль в подобной ситуации: ты пришел на запись передачи, а тебе говорят «ты не будешь петь сразу после боя курантов». А кто будет петь – это ни на что не годная шайка? эта чокнутая девица? И я бы, конечно, сказал: они не будут петь раньше меня.

Ведущий: Рафаэль, перед камерой тебя гримировали? Хотя ты хорошо сохранился.

Рафаэль: Мне этого и не надо, я и так хорошо сохранился. И все это бесполезно. Потому что я очень хорошо себя чувствую.

Ведущий: В фильме есть одержимый тобой персонаж – ты сталкивался с таким явлением? Со звездами такое бывает.

Рафаэль: Такое случается.

Ведущий: Ты переживал что-то подобное?

Рафаэль: Нет-нет. Но иногда тебе показывают татуировки или какие-то вещи, которые тебя приводят в изумление

Ведущий: Алекс, а у тебя было что-то подобное?

Алекс де ла Иглесиа: Я однажды получил фотографию поклонника с татуировкой Dia de la bestia на спине и Balada triste de trompeta – как в фильме Хайме, где у легендарного певца песни Рафаэля нанесены на все тело. И это очень забавно, потому что когда феномен фанатства доходит до пределов, бывают моменты, когда тебя любят или ненавидят. Тебе говорят: Ты самый лучший во все вселенной. И ты отвечаешь: Спасибо. А потом кто-то заявляет: редкостная дрянь!

Ведущий: Ты должен отвечать на их ожидания.

Второй ведущий: Мы должны быть уважительными со всеми, наш долг – останавливаться, разговаривать с ними, вести беседу. Но бывают моменты, когда тебя любят так, что это внушает страх.

Ведущий: Точно. Бывает такая любовь…

Рафаэль: Именно об этом говорит Алекс.

Ведущий: На фестивале в Сан-Себастьяне, больше месяца тому назад, ты сказал, что тебе хотелось бы делать по фильму каждые два года.

Рафаэль: Нет. Я не говорил точно ничего – ни каждый год, ни каждые два. Мне хочется, раз уж я вернулся в кинематограф, как говорит Алекс (я не вернулся, потому что я всегда был там), чтобы у меня был сценарий. Если будет сценарий, Рафаэль снова появится в кино.

Ведущий: Есть другой режиссер, с которым ты хотел бы повторить этот опыт?

Рафаэль: Я готов это сделать это с кем угодно.

Ведущий: Надо еще раз попробовать. Есть очень хорошие режиссеры.

Ведущий: Ты доказал, что можешь защитить свой персонаж от кого угодно, так что тебе понравится.

Рафаэль: Алекс достаточно хорошо понимает меня, и я его тоже. Все зависит от сценария.

Ведущий: Сегодня мы говорили о фильме «Возвращение в будущее», как раз наступила эта дата…

Рафаэль: Я могу раздеваться или не раздеваться – это зависит от сценария.

Ведущий: В следующем фильме мы увидим тебя обнаженным.

Ведущий: Твоя песня сегодня снова вошла в моду.

Рафаэль: Mi gran noche - это чудо. В свое время, в 1966, когда он прозвучала в моем фильме «Digan lo que digan», это был настоящий переворот. Но через восемь-десять лет, естественно, она отошла на второй план. А потом она стала часть моего репертуара, которую я все время пою на концертах, но она всегда была значимой, она всегда использовалась для выхода на сцену и т.п. И она не то чтобы уничтожила, но задвинула на второй план все остальные песни. Даже Escandalo.

Ведущий: Mi gran noche. Большое спасибо, Алекс де ла Иглесиа. Пусть все у тебя будет отлично. Оно и так будет, но я тебе этого желаю.

Алекс де ла Иглесиа: Большое спасибо, друг.

Ведущий: Большое спасибо тебе и Рафаэлю. Пусть тебе повезет и у тебя появится хороший сценарий.

Рафаэль: Обнимаю.

RNE
21.10.2015
 Краткий перевод Р.Марковой
Опубликовано 24.10.2015

Примечания переводчика:

* «Американская ночь» (1973) фильм совместного производства Франции и Италии, снятый известным режиссёром Франсуа Трюффо, который сыграл в фильме одну из главных ролей — режиссёра, занятого съёмками.