Raphael en 'A vivir que son dos días' con Javier del Pino en Cadena Ser. 2016

РАФАЭЛЬ В ПРОГРАММЕ "A VIVIR QUE SON DOS DÍAS" (CADENA SER). 2016

17 декабря 2016 года

Рафаэль: Добрый день!

Хавьер дель Пино: Мы немного боялись, что ты не сможешь приехать. Гран Вия перекрыта...

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Они были так любезны, что разрешили мне проехать.

Хавьер дель Пино: Как ты этого добился?

Рафаэль: Никак. Я снял очки.

Хавьер дель Пино: И они сказали…

Антонио Кастело: …это тот самый.

Рафаэль: Иногда у меня есть преимущество.

Хавьер дель Пино: Да, тебя узнают издалека. Полиция тебе ничего не сказала?

Рафаэль: Нет. Ничего.

Хавьер дель Пино: Пусть проезжает! И такое происходит каждый день – всякий раз, когда ты выходишь из дома, встречаешься с кем-нибудь…

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Это очень приятно – чувствовать, что люди тебя любят.

Антонио Кастело: Приятно, когда все тебя узнают.

Рафаэль: Если смотреть с моей точки зрения, это приятно. Да, тебя не укусят, не причинят тебе никакого зла. Тебя просто узнают, улыбаются, иногда говорят «мне очень нравится такая-то вещь».

Хавьер дель Пино: Бывает слава разного рода, но слава Рафаэля основана только на его работе и искусстве.

Рафаэль: Да, с самого начала моей карьеры я настраивался на то, чтобы люди интересовались моей деятельностью, а не другими вещами. Чтобы говорили о моей работе, а не о романах или там…

Антонио Кастело: Это глупости.

Хавьер дель Пино: Тебя когда-нибудь называли «Рапаэль» и это тебя раздражало? 

Рафаэль: Нет. Знаешь, когда я решил вставить в мое имя «ph», по причинам, о которых слишком долго здесь рассказывать, Пако Гордильо, всю жизнь бывший моим менеджером, спросил «почему ты хочешь назвать себя так?» И я ответил, что есть языки, в которых это имя надо писать так. А он сказал, что в этом есть один плохой момент, потому что в Андалузии меня будут звать «Рапаэль». Но никто никогда не назвал меня «Рапаэль»!

Хорхе Понсе: Когда ты решил называть себя так – в начале твоей карьеры?

Рафаэль: На пробах голоса для первой записи в Philips.

Хорхе Понсе: И ты сказал: я буду известен во всем мире и мне нужно имя, которое будут узнавать во всем мире.

Рафаэль: Все было примерно так, как ты говоришь, но я был еще мальчишкой. Представь, о чем я думал.

Хорхе Понсе: А как поклонникам тебя искать в твиттере или гугле? Надо задавать твое имя с «ph» или без них?

 Рафаэль Мартос Санчес

Антонио Кастело: Пиши «король» - и получишь ответы.

Рафаэль: Я автоматически появляюсь в каких-то новостях – о вчерашнем концерте, о том, что я сделал. А мне нравиться быть в курсе актуальных событий.

Хавьер дель Пино: В сети собрано все, что человек сделал или сказал. В итоге это может иметь и негативные последствия.

Рафаэль: Помню, много веков назад, когда мне было лет четырнадцать, один чудик сказал: «Я приезжаю из Парижа – а ты везде».

Хавьер дель Пино: А как ты попал в Советский Союз…

Рафаэль: На самолете.

Хавьер дель Пино: …когда поездки в эту страну была почти полностью запрещены?

Рафаэль: Дело в том, что у Испании не было дипломатических отношений с этой страной – тогдашним СССР. Поэтому первые три поездки я всегда совершал через Париж. Я прилетал в Париж, там мой паспорт забирали и мне выдавали особый паспорт на сорок дней пребывания, а при возвращении я его сдавал. Дипломатических отношений не было, однако я ездил туда. Это было во всех газетах. 

Хорхе Понсе: А по возвращении тебя допрашивали и пытали.

Антонио Кастело: Представьте себе, что Рафаэль – русский шпион.

Хавьер дель Пино: Невероятно!

Рафаэль: Кто знает…

Хавьер дель Пино: Но ведь там у тебя есть поклонники?

Рафаэль: Да

Хавьер дель Пино: И люди в России учили испанский язык только для того, чтобы понимать твои песни?

Рафаэль: Да. После моего фильма «Пусть говорят» люди начали учить испанский язык. И у меня есть чудесный диплом главного университета в Москве за то, что после моего появления число студентов, изучающих испанских язык, выросло на шестьдесят процентов. Для меня это особая награда.

 Рафаэль Мартос Санчес

Хавьер дель Пино: Заговорив о фильме, ты напомнил мне, что многие певцы, оставив кинематограф, также взялись на вокал – Серрат, Виктор Мануэль… а ты в фильмах был актером. Ты был хорошим актером?

Рафаэль: Я потратил на кино по крайней мере десять лет моей жизни. Я снимался у таких режиссеров, как Марио Камус, Висенте Эскрива.

Хавьер дель Пино: А что ты думаешь о них сейчас?

Рафаэль: Мои фильмы были неплохи. Они хорошо сделаны. Может быть, сюжет бы несколько вялым. Но в творческом аспекте они были тщательно продуманы. Эти фильмы принесли уйму денег. Они были на афише Дворца Музыки месяц за месяцем.

Антонио Кастело: Рафаэль, что ты думаешь о Джастине Бибере? Мы хотим знать.

Рафаэль: Что он очень молод. Я думаю, что все это для него – игра. Я с ним не знаком, но когда-нибудь мы познакомимся.

Антонио Кастело: Конечно.

Рафаэль: Я знаком почти со всем миром, так что познакомлюсь и с ним. Но я думаю, что то, что он делает, надо воспринимать серьезно, потому что он делает это, чтобы заставить говорить о себе. 

Хавьер дель Пино: Мы вспоминаем, как однажды к нам пришел – не Джастин Бибер, но один из великих. Он запросил целую кучу реквизита, и среди прочего было требование, чтобы на столе постоянно находился кокосовый сок. Когда мы попросили в баре у Марио кокосового сока…. он тоже рассмеялся. Оглядываясь назад, вспоминаешь ли ты какой-то момент, когда…

Рафаэль: …я попросил кокосового сока? Нет, я никогда не был занудой. Я всегда понимал, где я нахожусь, о чем я могу попросить и чего не могу и не должен просить. Я упиваюсь водой. Но это легко обеспечить. И еще я очень люблю шоколад, в больших количествах. И больше ничего.

Рафаэль Мартос Санчес

Антонио Кастело: Ты как Меленди.

Хавьер дель Пино: О Вас ходит много легенд, например, что Вы в день концерта не разговариваете, пока не поедите.

Рафаэль: Нет, в день концерта я не разговариваю после двенадцати часов.

Кике Пейнадо: Только жестикулируешь?

Рафаэль: Это хорошая привычка, потому что когда я выхожу на сцену, голос в первых нотах звучит свежо и чисто, и все говорят «как хорошо».

Антонио Кастело: Я твой большой поклонник,

Рафаэль: Продолжай, продолжай!

Антонио Кастело: Я смотрю твои песни на youtube. Мне нравится, как ты выстраиваешь свою карьеру – ты никогда не останавливаешься. Как ты управляешься со временем, ведь у тебя всегда напряженные турне? И ты еще придумываешь новые вещи.

Рафаэль: Конечно, я люблю удивлять публику, и считаю, что это хорошо. И мне не нравится каждый год повторять одно и то же. Каждый год я стараюсь сделать крутой вираж. Я могу взять любые шесть дисков, и…

Антонио Кастело: И они будут очень разными.

Рафаэль: Я только закончил симфоническую программу. 

 Рафаэль Мартос Санчес

Кике Пейнадо: Как ты оказываешь влияние на стольких зрителей? Я как-то был на свадьбе в Мурсии, и видел, как поставили твою песню, и все танцевали без остановки. Как ты ухитряешься находить со всеми общий язык? Однажды я разговаривал с восемнадцатилетним парнем, и не мог понять, о чем он говорит.

Рафаэль: Я очень хорошо понимаю их.

Пере Аснар: Всех - от юных до старых.

Рафаэль: У меня хорошие отношения с людьми.

Антонио Кастело: Рафаэль поет в стиле бит и соул, в симфоническом формате, исполняет баллады – делает очень много разных вещей. 

Рафаэль: Надо делать все. Иначе жить скучно.

Хавьер дель Пино: На youtube есть видео, где сам Рахой танцевал под Mi gran noche. Он записано вертикально – мобильником.

Рафаэль: Вчера вечером я смотрел, как сорок тысяч студентов в Саламанке пели Mi gran noche. Это впечатляет.

Пере Аснар: У моих друзей давно были игра – когда они собирались дома выпить, надо было держаться, пока тебе аплодируют на концерте, и аплодисменты продолжались три минуты, и мы держались три минуты, а ты стоял, смотрел на все это с таким видом … вот он я…

Рафаэль: Но я не пил?

Пере Аснар: Нет.

Хавьер дель Пино: Песни для нового диска написаны новыми авторами. Как ты нашел авторов?

Рафаэль: Я знал их всех, хотя не был знаком лично. Микель Исаль сказал мне слова, которые меня расторгали. Он сказал: «Я знаю тебя всю жизнь, когда я родился, ты был здесь. Я вырос с тобой». Это был приятный опыт для всех, мы подружились.

Антонио Кастело: У тебя есть помощник в мире шоу-бизнеса?

Рафаэль: Для меня самый главный помощник – мой сын.

Хавьер дель Пино: Мы благодарим тебя за приход к нам.

Рафаэль: Эту студию и этих девушек я знаю с детства.

Антонио Кастело: С тех пор они стали немного старше.

Хавьер дель Пино: Спасибо за то, что ты пришел к нам. Рафаэль представил нам диск Infinitos Bailes. Если ты будешь ставить музыкальный комедийный спектакль, то мы четверо к твоим услугам.

Рафаэль: Когда я начну новое турне, в апреле, я тебе позвоню.

Хавьер дель Пино: Спасибо.

17.12.2016
Cadena Ser
Краткий перевод Р.Марковой
Опубликовано 18.12.2016